Силач из Ново-Хумаринского

17 января в 08:14
20 просмотров

Об известном силаче из маленького черкесского аула Ново-Хумаринского Азнуре Лиеве в свое время писали многие газеты, журналы, были организованы интересные телевизионные передачи.
Азнур был почти ровесником Октябрьской революции. Он родился в августе 1918 года в ауле Псаучье-Дахе Хабезского района, где проживали его родители – Крым и Нуржан. Когда рядом с этим аулом в 1926 году выходцы из Хумары и Али-Бердуковского организовали новый аул, Крыму понравилось новое место, и он попросил у новопоселенцев разрешить и ему переселиться сюда. Аульчане приняли его в свою новую семью и выделили ему участок земли под горой для постройки дома. Так Лиевы поселились в Ново-Хумаринском.

Об известном силаче из маленького черкесского аула Ново-Хумаринского Азнуре Лиеве в свое время писали многие газеты, журналы, были организованы интересные телевизионные передачи.
Азнур был почти ровесником Октябрьской революции. Он родился в августе 1918 года в ауле Псаучье-Дахе Хабезского района, где проживали его родители – Крым и Нуржан. Когда рядом с этим аулом в 1926 году выходцы из Хумары и Али-Бердуковского организовали новый аул, Крыму понравилось новое место, и он попросил у новопоселенцев разрешить и ему переселиться сюда. Аульчане приняли его в свою новую семью и выделили ему участок земли под горой для постройки дома. Так Лиевы поселились в Ново-Хумаринском.
Благодатной оказалась эта земля для семейства. У Крыма и Нуржан здесь родились еще семеро сыновей: Гагарин, Михаил, Борис, Сафар, Ануар, Карби и Ахмедхан. Удивительно то, что все дети Лиевых отличались от сверстников своей силой. Когда мальчишки боролись, их никто не мог одолеть. Но особой силой славился Азнур.
Откуда у семьи Лиевых эта необычная сила? Многие журналисты часто задавали этот вопрос силачу.
– Мой отец-черкес обладал недюжинной силой, но он никогда не показывал ее людям. Мать-карачаевка тоже из семьи, где мужчины не были слабыми. Вот от них, наверное, мы и унаследовали силу, – объяснял Азнур.
Молва о богатырской силе Азнура пошла с Икон-Халкской МТС. В тридцатые годы двадцатого века только образовавшиеся колхозы начали получать технику, и им срочно понадобились механизаторы. Среди ребят, которых направили на ускоренные курсы, оказался и Азнур. Для быстрейшего освоения техники курсантов закрепляли за ремонтниками. Здесь, на МТС, он помогал ремонтникам без домкрата снимать колёса, ставить их обратно, вынимал моторы, поднимал тяжёлые узлы техники. Люди вокруг только дивились такой силе.
В это время на МТС приехал с концертной программой эстонский силач Эдуард Крон. Выступая на сцене, он показывал изумительные вещи: на огромном брусе поднимал 12 человек, двухпудовыми гирями играл как мячиками, на живот ему ставили наковальню, и два кузнеца с большими молотками выковывали из металла детали…
Посмотрев выступление Крона, друзья Азнура загорелись идеей: «А что если уговорить Азнура побороться с Кроном?»
– Ребята, да вы что! Это равносильно тому, чтобы с ножом пойти на танк, – только и сказал Азнур.
Однако товарищи всё-таки уговорили его и повели к Крону. После выступления Крон, узнав, чего от него хотят местные ребята, и увидев высокого худенького паренька, сразу отказался бороться:
– Нет, ребята, у нас разные весовые категории, да и как я могу бороться с мальчишкой. Нет, нет, об этом не может быть и речи.
Но те не отступали и продолжали настаивать на своем. Тогда Крон встал и подозвал Азнура:
– Сынок, обхвати меня двумя руками и прижми к себе, я узнаю, есть ли у тебя сила.
Азнур попытался обхватить его, но не мог, руки не доставали. Крон немного втянул живот, и Азнур еле-еле сцепил свои пальцы.
– Ну-ка, прижми теперь, – дал команду Крон.
И когда Азнур прижал силача со всей силой, Крон побледнел, ему стало плохо.
– Отпусти его, ты его душишь! – закричали ребята.
Азнур отпустил Крона, и тот сразу повалился.
Наконец пришедшему в себя силачу помогли встать, а растерянный Азнур стоял перед ним, извиняясь.
– Ну и силища у тебя, парень. Тебе не надо учиться на механизатора, иди ко мне в команду, мы сможем людям показать твои возможности, – сказал Крон и дал ребятам деньги, чтобы те не болтали, что сделал этот худенький мальчик с известным силачом.
Но Азнур не согласился: в семье он был старшим, надо было помогать родителям.
Однажды Азнур поехал к брату матери в Нижнюю Теберду. Отправившись в лес по дрова, дядя обратил внимание на то, как легко и быстро управляется Азнур с погрузочной работой.
Вернувшись домой, дядя решил испытать силу племянника. Взял верёвку и повёл Азнура к сельскому совету. Там лежал большой камень, который только он мог поднять при помощи верёвки до уровня колен.
– Попробуй при помощи верёвки поднять этот камень, – предложил дядя Азнуру.
– А так, без верёвки, нельзя? – удивился тот.
– Попробуй…
Азнур, встав поудобней, взял камень и начал поднимать. Когда он поднял его до груди, дядя забеспокоился, стал быстро оглядываться по сторонам и попросил племянника положить камень на место.
– Азнур, в Тебердинском ущелье я один этот камень до колен поднимаю. Если узнают, что племянник поднял до груди, то моя слава самого сильного человека в округе рухнет. Прошу тебя, никому не говори о том, что ты сделал…
Азнур сдержал своё слово, но сам дядя рассказал о силе племянника – сына сестры Нуржан друзьям, и карачаевцы узнали о силе Азнура. А слава самого сильного человека Тебердинской долины дяди Харуна не померкла. Этот камень и сейчас лежит там, и называют его камнем Харуна…
Свой народ прославляли многие силачи – князь Атакшоко Шидов, Хашкул Гогушев из а. Али-Бердуковского, Теркан Ниров, Амин Хапанцев, Умар Шнахов из а. Зеюко, Яхья Дохов и его сестра Фица из а. Адыге-Хабль, Адам Шебзухов из а. Жако и многие другие.
Но Азнур Лиев всегда занимал среди них особое место, поскольку, как никто другой, мог удивить своими потрясающими способностями. Он легко поднимал лошадь с седоком (к слову, однажды в роли седока оказался известный силач Яхья Дохов), на среднем пальце крутил двухпудовую гирю, закручивал, как тесто, 150-200-миллиметровые гвозди, выпрямлял подкову, сгибал пальцами пополам пятикопеечную монету…
А что он вытворял на спор! Как-то я встретил его на кругу села Бавуко с уздечкой. Спрашиваю:
– Куда это ты собрался?
– Еду в Бесленей за лошадью. Взялся я пасти скот аула, и мне нужна лошадь. Вот я и поспорил с директором Бесленеевской заготконторы. Если я вынесу на спине лошадь с его базы, то он мне ее отдаст.
Естественно, Азнур выиграл спор – вынес лошадь с базы. А в Калмыкии, где его брат работал чабаном, Азнур на спор поднял стокилограммовый мешок с комбикормом и перенес под мышкой на определённое расстояние, выиграв мотоцикл с коляской. На спор он поднял и трехгодовалого валуха на одной руке и переставил его с одного места на другое. На спор он лежа на спине поставил на руки здорового мужчину и встал с ним.
У него во дворе до сих пор лежит большой камень как память о нашем силаче. Ехал как-то Азнур с гор на грузовой автомашине. С ним были шесть молодых, здоровых мужчин. Когда они остановились немного отдохнуть, Азнуру понравился один камень, который он предложил ребятам погрузить в машину, чтобы забрать домой, а в знак благодарности пообещал накрыть им хороший стол. Но те не справились с задачей. Азнур сам погрузил и привёз камень домой. Я как-то спросил его:
– После тебя кто-нибудь поднял этот камень?
– Нет, приходят так называемые спортсмены, пробуют, но тщетно…
Азнур нагнулся и поднял неподъёмный для других людей камень. Ему было тогда семьдесят лет!
Те, кто не знал силача Лиева, могут подумать, что речь идёт о человеке мощного телосложения, с рельефной мускулатурой. Но нет, Азнур был худощав, высокого роста, никогда не весил более восьмидесяти килограммов. Не курил, не употреблял спиртные напитки. Ел в меру, предпочтение всегда отдавал молочным, растительным продуктам.
А какой он был трудяга! Сам заготавливал корм для своего скота и птицы. Когда он косил сено огромной косой, укладывая большие валки, люди любовались и восхищались им. Это сено Азнур сам свозил на подворье, где у него всегда были большие скирды. Этим сеном, кукурузой, которую он выращивал старым дедовским способом, он откармливал скот на мясо и, таким образом, помогал детям. А было их у него с женой Галимат семеро – четыре сына и три дочери.
Азнур всегда был примером для окружающих, всегда подтянутый, ходил в национальной одежде. А как он красиво танцевал, танцевал до глубокой старости, был солистом ансамбля Черкесской области.
Великий силач Азнур Лиев тяжело переживал перестроечные годы. Он не понимал, почему уничтожаются колхозы и совхозы, кормильцы страны, почему пахотные земли пустуют, зарастают бурьяном.
– Как можно быть безработным в сельской местности? – искренне удивлялся Азнур и своим примером показывал молодым, как можно найти работу.
Воспитание подрастающего поколения было главным в его жизни. Не только своей силой, но и своим образом жизни он оставил добрый след на земле. И этим гордятся жители аула Ново-Хумаринского.

Д. ДАУРОВ,
земляк Азнура Лиева.

Поделиться
в соцсетях