Жизнь в танце

6 февраля в 10:11
31 просмотр
Людмила ОСАДЧАЯ
То, что он делает на сцене, – подлинное торжество танцевального мастерства, поэтическая элегия, радостная игра жизни. Говорят, при самой блестящей школе “физика” определяет пределы возможностей профессионального танцора или артиста балета – впрочем, это одно и то же: у одних – больше шаг, у других – выше и дальше прыжок, тот лучше делает пируэты, этот обладает изумительной гибкостью. Но когда танцует солист государственного ансамбля “Эльбрус” Рашид Узденов, даже маститые знатоки законов Терпсихоры забывают обо всех этих нюансах, потому что сразу попадают под обаяние его харизмы, фонтанирующей энергии, экспрессии и огненного темперамента. И когда он делает свой сольный выход на сцену, выпорхнув на кончиках пальцев, и молниеносно опускается на колени, чтобы лихо проскользнуть на них, как на санях (кстати, этот трюк так и называется), к рампе, а потом, словно подброшенный невидимой пружиной, пускается в такой пляс-прыжок, что зрительный зал замирает. Невероятная легкость, воздушность, филигранная отточенность движений, изумительная техника – за всем этим стоят годы поиска и вдохновения, каждодневная каторжная работа у танцевального станка. И как вознаграждение – народная любовь, признание зрителей, когда десять, двадцать раз виденный номер твоей программы каждый раз воспринимается по-новому, восторженно и удивленно, под гром аплодисментов, и имя солиста рождает волны эмоций и добрых чувств. Как истинный горец, он знает, что, стоя на вершине, всегда надо помнить: есть вершины выше и нужно стремиться к ним, совершенствовать мастерство, хореографические представления, где современное содержание и мышление укладывались бы в яркую и вечную национальную форму. Это сдержанность и достоинство, стихия и вызов соперника на поединок, плавность и величавость, разгул веселья и скорбь по ушедшим. Так же, как народная песня, народный танец утверждает свой нрав и характер, любовь к земле отцов и присягание ей на верность…
Рашид Узденов родился в 1965 году в ауле Сары-Тюз в многодетной семье. После окончания десятилетки, отслужив в армии, поступил в КЧГПИ. В те годы в Карачаевске в полную мощь работали три сильных хореографических коллектива “Домбай”, “Алания”, “Шохлукъ”. С детства тяготевший к танцам, он мечтал попасть в руки талантливого балетмейстера, а тут перед ним встал выбор – кому из троих отдать предпочтение: Николаю Шульге, Борису Карданову, Солтану Хасимикову, тем более все они уже были известны в Карачаево-Черкесии, каждый со своей школой, накопленным опытом. Побывав на репетиции у Николая Феофановича, где отрабатывались одновременно молдавский “Жок”, украинский “Гопак” и карачаевский “Абизек”, он был поражен многоплановостью репертуара ансамбля “Домбай”, и вскоре влился в его состав. Это была хорошая школа, работавшая на широту диапазона танцора. Как полезно было пробовать себя в разных манерах и стилях исполнения, вместе с рисунком танца как бы впитывая в себя национальное начало того или иного народа, его фольклор, этнографию, музыку! На концертной площадке танцы разных народов придавали полифоническое звучание действу, напоминая, что все люди – дети земли, живущие под одним солнцем и призванные беречь этот хрупкий и прекрасный мир. Это же Рашид чувствовал, облачаясь то в украинские атласные шаровары, то в молдавский кафтан, то в горскую черкеску. Он научился синтезировать далекие друг от друга традиции в глубоко индивидуальный собственный стиль. Это понятие включает в себя широкий спектр приемов – от ажурного плетения линий танца, от тончайшей игры эмоций, написанных на лице, до создания целостного образа своего героя… Поскольку Узденов был студентом пединститута, то и студенческий ансамбль “Шохлукъ” обойти стороной Рашид Узденов сначала не мог. Сначала – из чувства такта, но потом, оценив по достоинству мастер-класс талантливого чеченского балетмейстера Султана Хасимикова, прикипел к этому творческому коллективу, который уже проторил гастрольный путь в зарубежные страны, правда, только в те, что входили в “соцлагерь”, на дворе стояли еще 80-е годы. Так Рашид и разрывался между двумя ансамблями, и если бы хватило времени и сил, наверное бы, записался и в третий…
Шли годы, росло его мастерство, и вот он уже в качестве солиста блистает на подмостках концертных площадок, студенческих и международных фестивалей, дипломы и почетные грамоты сыплются как из рога изобилия, но самое главное – Рашида заметили в высших эшелонах власти Карачаево-Черкесии, и сюрприз был впереди.
В 1989 году, когда он, дипломированный специалист, как и все выпускники, смиренно ждал распределения в школу учителем физвоспитания, из обкома партии пришло распоряжение: “Рашида Руслановича Узденова направить на работу в качестве артиста балета созданного государственного ансамбля “Эльбрус”. В стенах тогдашнего пединститута (ныне КЧГУ им. У. Алиева) это стало сенсацией – таких распределений еще никто не получал. И жизнь, сделав неожиданный пируэт, завертела Рашида в вихре танца.
– Начинал я работать под руководством известного в то время балетмейстера Магомеда Бабоева. “Эльбрус” состоял из взятых из гущи участников художественной самодеятельности, – вспоминает Р. Узденов. – И вот уже свыше двадцати лет наш госансамбль – гордость республики, визитная карточка ее искусства. В нем душа многонациональной республики, память о прошлом и надежда на будущее. Как “Лезгинка” для Дагестана, как “Вайнах” для Чечни, как “Алан” для Северной Осетии. “Робкий школьник, но отличник, в котором угадывалось будущая сила при, Магомеде Бабоеве; уверенный в себе и красивый юноша при Валерии Тания; зрелый мужчина при Борисе Дзанаеве и Хусее Хубиеве и, наконец, при новом художественном руководителе Исмаиле Байрамкулове на которого мы возлагаем надежду, будто заново рожденный, вот что такое сейчас госансамбль танца Карачаево-Черкесии “Эльбрус”! – Кстати, нынешний руководитель Исмаил Пилялович Байрамкулов, заслуженный деятель искусств КЧР, несколько лет работал хореографом в государственном академическом Кубанском казачьем хоре, – с гордостью продолжает Рашид Узденов. – Последние десять лет возглавлял детскую хореографическую школу в Учкекене. У него есть задумка приложить все силы, чтобы “Эльбрус” обрел статус академического ансамбля, в планах – ввести в репертуар казачьи и ногайские танцы и переплясы. Наш коллектив готов работать с еще большей самоотдачей, чтобы осуществить эту идею.
Как отзывается о Рашиде заслуженный артист КЧР старший балетмейстер “Эльбруса” Чора Узденов, его целеустремленности, огромной работоспособности можно по-хорошему позавидовать: каждое утро он бегает на длинные дистанции, а вечерами часами работает у хореографического станка – все это позволяет ему в свои 46 лет быть в отличной форме и не снижать планку. Кстати, Рашид Узденов одним из первых в Карачаево-Черкесии был удостоен звания заслуженного артиста КЧР.
Если зритель хоть однажды видел трюки, которые совершают чередуясь Чора и Рашид во время сольных выходов при исполнении карачаевского “Абизека”, абазинского “Шаратына”, черкесской “Кафы”, осетинского “Симда”, хореографической сюиты “Эльбрус”, он уже их не забудет. Однажды в Москве на правительственном концерте фестиваля “Русская зима” в зале имени Чайковского Рашид и Чара не уронили марку, хотя танцевать пришлось на… розах, которыми засыпали сцену восторженные зрители. С розами они блестяще справились и на гастролях во Франции, на международном фольклорном фестивале. И в то мгновение, когда Рашид и Чора в головокружительном синхронном прыжке, изогнувшись дугой, словно тетива лука на секунду воспарили над сценой, им из зала кинули розы. На лету схватив по одному цветку, оба танцора продолжили танец, галантно поклонились залу и… розы, описав дугу, вернулись к зрителям. Несомненно, публика неистовствовала – французы были в “отпаде”. Солисту “Эльбруса” Рашиду Узденову рукоплескали также в Турции и Испании, больших и малых городах России, сельских клубах родной республики, куда ансамбль выезжал малым составом, чтобы вписаться на сцену.
Сегодня Рашид Узденов в расцвете сил и уникального таланта, продолжающего радовать зрителей, восхищать молодых коллег, с которыми он щедро делится секретами мастерства. Хотя особых-то секретов и нет. Главное – не изменять призванию и не дать погаснуть той искре, которой одарил тебя Всевышний.
Людмила ОСАДЧАЯ.
На снимке: заслуженный артист КЧР, солист госансамбля “Эльбрус” Рашид Узденов.
Поделиться
в соцсетях