Пантеон нашей славы

17 мая в 05:56
1 просмотр

Лето и осень 1942 года овеяны леген­дарной славой Карачаево-Черкесии. Решалась судьба Кавказа. Используя превос­ходство в технике, вооруже­нии, опьяненные своими ус­пехами, гитлеровские полчи­ща рвались к грозненской и бакинской нефти. Их путь лежал через Марухский, Санчарский, Махарский перева­лы. Сюда были брошены части немецкого 49-го гор­нострелкового корпуса, в состав которого входила от­борная дивизия “Эдельвейс”. На пряжках немецких солдат было высечено: ” !” – “С нами Бог!” Навер­ное, предполагалось, что и Бог знает свое место, чтобы послужить самоутверждению захватчиков… Они професси­онально покоряли наши гор­ные вершины, и эхо далеко окрест разносило зловеще-пафосный военный марш, под который уже были зах­вачены страны восточной и западной Европы. Кадры из трофейной кинохроники: в ставке Гитлера торжествен­но разрезают торт – насто­ящее произведение искусст­ва, с географической точностью изображающее перева­лы Кавказа с Эльбрусом, над которым реет фашистский штандарт. Неприятель праз­днует победу – свой флаг над Эльбрусом немцы водрузили в августе 42-го…
Но радость неприятеля была преждевременной -наши войска, на ходу обуча­ясь скалолазанию, в суровых зимних условиях дрались за каждую пядь земли. Обет молчания – гимн мужеству наших солдат-скалолазов. Они не нарушали его, сры­ваясь со скал и падая в без­донные пропасти ледников. Раненые, они молча прини­мали смерть, собственноруч­но обрезая ножом веревку, связывающую их с товарищами. Ни стоном, ни криком они не выдавали врагу свое местонахождение. Во имя Победы, во имя свободы Родины…

Лето и осень 1942 года овеяны леген дарной славой Карачаево-Черкесии. Решалась судьба Кавказа. Используя превос ходство в технике, вооруже нии, опьяненные своими ус пехами, гитлеровские полчи ща рвались к грозненской и бакинской нефти. Их путь лежал через Марухский, Санчарский, Махарский перева лы. Сюда были брошены части немецкого 49-го гор нострелкового корпуса, в состав которого входила от борная дивизия “Эдельвейс”. На пряжках немецких солдат было высечено: ”  !” – “С нами Бог!” Навер ное, предполагалось, что и Бог знает свое место, чтобы послужить самоутверждению захватчиков… Они професси онально покоряли наши гор ные вершины, и эхо далеко окрест разносило зловеще-пафосный военный марш, под который уже были зах вачены страны восточной и западной Европы. Кадры из трофейной кинохроники: в ставке Гитлера торжествен но разрезают торт – насто ящее произведение искусст ва, с географической точностью изображающее перева лы Кавказа с Эльбрусом, над которым реет фашистский штандарт. Неприятель праз днует победу – свой флаг над Эльбрусом немцы водрузили в августе 42-го…
Но радость неприятеля была преждевременной -наши войска, на ходу обуча ясь скалолазанию, в суровых зимних условиях дрались за каждую пядь земли. Обет молчания – гимн мужеству наших солдат-скалолазов. Они не нарушали его, сры ваясь со скал и падая в без донные пропасти ледников. Раненые, они молча прини мали смерть, собственноруч но обрезая ножом веревку, связывающую их с товарищами. Ни стоном, ни криком они не выдавали врагу свое местонахождение. Во имя Победы, во имя свободы Родины…

Особенно упорными и кровопролитными были бои в районе Марухского пере­вала, который защищали 808-й и 810-й полки 394-й стрелковой дивизии. Здесь, на головокружительной вы­соте в ледяной пустыне, солдаты стояли насмерть. Тогда-то и родилась знаме­нитая “Баксанская”, которую по сей день поют скалолазы у костра: “День придет, ре­шительным ударом в бой пойдет народ в последний раз, и тогда мы скажем, что недаром мы стояли насмерть за Кавказ!” Лучшим горным войскам вермахта пройти пе­ревалы не удалось. И снова кадры из кинохроники – наши солдаты на Эльбрусе сбра­сывают фашистский штан­дарт и водружают Красное Знамя великой непобедимой державы. Это было в февра­ле 1943 года…

…Гаснет экран – конец фильма Северо-Кавказкой киностудии “Обелиски сла­вы”. В 20-минутный докумен­тальный фильм вместилась беспристрастная правда: го­речь поражений и потерь, огни пожарищ, беспример­ный героизм, благодарная память потомков, воздвигших около 300 обелисков и па­мятников на перевалах Кав­каза.
– Знаете, несколько лет назад у нас побывали вете­раны Второй мировой вой­ны из Германии. Я наблюда­ла за их реакцией. Когда они смотрели этот фильм (он создан в 1985 году), знако­мились с экспонатами, у многих на глазах стояли сле­зы, – говорит заведующая музеем-памятником защит­никам перевалов Кавказа, старший научный сотрудник Наталья Кущетерова. – На­шему музею они дали самую высокую оценку – у нас ведь все настоящее, никаких му­ляжей, стилизованности, имитации. Все собрано на местах боев поисковыми группами, некоторыми экспо­натами поделились военно-исторические музеи страны.
Наталья Абдуловна рабо­тает хранителем и экскурсо­водом музея свыше 30 лет, и его воз­главляет около 10 лет, поэтому немудре­но: каждую экспозицию, де­таль знает с закрытыми гла­зами, а имена, даты, собы­тия, номера полков, дивизий, рот врезались в память и сердце как нечто очень лич­ное. Музей стал ее основной частью жизни, детищем, ко­торое пестует, сохраняя его достойный и благородный вид.
– Я благодарна бывшему директору музея, полковни­ку запаса Эдуарду Иванови­чу Караваеву, – многое по­черпнула у него. По профес­сии я историк-правовед, по­этому музейному делу при­ходилось учиться на ходу: составлять тексты экскурсий, оформлять экспозиции.
…Наталья Кущетерова относится к редкой в наше время плеяде подвижников-краеведов, готовых продол­жать великие традиции. Сво­им бескорыстным трудом, преданностью идеалам на­стоящей русской интеллиген­ции, она мечтает остановить духовную деградацию. Как-то председатель Союза кра­еведов России, академик С. Шмидт заметил: “Краведение – не только краезнание, но и всегда краелюбие. Мы должны понять, что лю­бовь к малой родине – это источник любви к Отчизне”.
– Я убеждена: спасать музейное дело, краеведение надо с разных туристических инфраструктур, динамичной информационной политики, – продолжает хранительница пантеона Славы, – к сожале­нию, в современном мире выживает то, что конкурен­тоспособно. Но скажу с гордостью: с тех пор, как в 2010 году, к 65-летию Великой Победы, после долгого перерыва был зажжен Вечный огонь у братской могилы мемориала и на горе, в нише символических противотанковых надолбов, наш музей как бы обрел новое дыхание: намного увеличилась посещаемость, экскурсионные автобусы уже не проносятся мимо, как это было в 90-х – начале нынешнего столетия, обязательно остановятся, чтобы обозреть пантеон нашей святыни. Приезжают со всех концов республики классами, коллективами. Мы благодарны учащимся и педколлективу Оджоникидзевской СОШ во главе с ее директором Полиной Караевой, которые уже много лет помогают нам в уборке территории, в музее часто проводятся мероприятия по военно-патриотическому воспитанию.
…Прохожу к экспозиции музея. Здесь, на витри­не, железом рельефно выложены строки Р. Гам­затова: “Все, что мы за­щищали, и вам защи­щать, все, что мы заве­щали, и вам завещать, потому что свобода не знает цены, вы о нас, сыновья, забывать не должны”. В памяти вста­ет далекий 1967 год. Двадцатитысячное пе­шее шествие из Карачаевска в Орджоникидзевский, к месту, где тогда строился мемори­ал защитникам перева­лов Кавказа. Здесь, у будущего пантеона Славы, проходило захоронение ос­танков 150 солдат, погибших на Марухском перевале. Кад­ры кинохроники этого собы­тия облетели весь мир. Как и история о пастухе М. Кочкарове, который в 1962 году, поднявшись со своей отарой к Марухскому перевалу, об­наружил трупы защитников Кавказа, вмерзшие в ледни­ки, усыпанные гильзами бо­евые позиции.
На Марухский и другие перевалы хлынули ветераны боев, ровесники погибших, молодежь, туристы со всей страны. Комсомольцы Кара­чаево-Черкесии и Грузии собрали средства на пост­ройку монументального па­мятника героям обороны Кав­каза, а грузинские архитек­торы В. Давитая и А. Чиковани создали проект нынешне­го мемориального комплек­са. Он был открыт 2 ноября 1968 года. Внутри символи­ческого дота из железобето­на развернута музейная экс­позиция, напротив к горе поднимаются белые противо­танковые надолбы, символи­зирующие неприступность гор для неприятеля. Над надолбами выше по каме­нистому склону, – вертикаль­но друг к другу большие бетонные плиты, щель меж­ду ними символизирует смот­ровую щель дота. Между ними – чаша с Вечным ог­нем, который горел день и ночь долгие годы, вплоть до развала Советского Союза. Потом он потух на долгие годы. Правда, в мае 2004 года он был зажжен на один час в честь приезда высокого гостя – первого Президента России Б. Ельцина. Кстати, в Книге почетных гостей памятника Борис иколаевич аккуратным каллиграфическим почерком написал: “Именно здесь фашисты не ожидали такого профессионального и страстного сопротивления. О боях, героях ходят легенды. Спасибо, что достойно храните память о героях горных перевалов Кавказа. Б. Ельцин, 29.05.2004 г.”
Здесь же отзывы на английском, немецком, итальянском языках, арабская вязь, китайские, корейские, японские иероглифы.
…Мы продолжаем экскурсию по музею. В 1985 году, когда происходило второе крупномасштабное захоронение останков 81 воина-защитника перевалов Кавказа, музей-памятник вновь обрел второе дыхание – обновлены экспозиции – теперь они оформлены в виде ледника, где через вкрапленное в столы стекло проглядываются фотографии, оружие, гильзы, личные вещи воинов. Обновлен документальный фильм – старый прокручивали до этого 17 лет. Был проведен ремонт помещения. В тиши музея Наталья Кущетерова хорошо поставленным голосом ведет экскурсию. И для нее неважно, что “аудиторию” составляет лишь один человек…
– Обратите внимание, этот акт составлен руководителями детского костно-туберкулезного санатория в Теберде. На 54 больных детях фашисты проэкспериментировали новейшую по времени душегубку. Трупы детей были сброшены в ущелье. Были расстреляны 13 врачей, 6 медсестер, 2 провизора, инженер… Этот акт был предъявлен, как обвинение на Нюрнбергском процессе в 1946 году…
– А на этой листовке, где изображен горец, обнимающий воина-освободителя (1942 год), текст написан на карачаевском языке. Листов­ка призывает верить в гряду­щую победу советского на­рода…
Дивизия генерал-майо­ра Федора Васильевича За­харова, командира 2-й стрел­ковой дивизии, участвовала в освобождении Карачаево-Черкесии. Теперь его личные вещи: генеральская папаха, поясной ремень, орденские планки… – хранятся в музее.
– Свыше 100 альпинистов – мастеров спорта СССР, – продолжает Кущетерова, – обу­чали наших солдат ведению войны в горных условиях, и сами участвовали в боевых действиях. Среди них Евге­ний Михайлович Абалаков, капитан, заслуженный мастер спорта СССР, инструктор по подготовке горных стрелков. Здесь его ледоруб и веревка… На этом снимке началь­ник альпинистского отделе­ния штаба Закавказского фронта военный инженер 3-го ранга Александр Михай­лович Гусев. Он докладывает командующему фронтом о том, что советский флаг над Эльбрусом водружен.
Среди экспонатов музея немало трофейных вещей не­приятеля: ранцы из телячьей кожи, дорогие лыжи в хоро­шем состоянии, каски… По­разила чудом сохранившаяся в толще Марухского ледника фаян­совая тарелка с фашистской свастикой на обороте. Да уж, враг точно был вооружен до зу­бов…
Мы подходим с заведую­щей музеем-памятником за­щитникам перевалов Кавка­за Натальей Кущетеровой к братской могиле, где лежит 231 воин-освободитель Кав­каза. Рядом стоит прослав­ленная в боях Великой Отечественной войны 76-мм-метровая противотанковая пушка. Чуть поодаль – бюст генерал-полковнику Солтану Магомедову. И хотя он погиб не на войне, все равно ушел из жизни на боевом посту, когда выступал на митинге перед воинами – “афганцами”.
Поистине нашему панте­ону Славы нет аналогов. И если мы не повысим соци­альную значимость всех музеев и памятников истории – больших и малых – духов­ное завещание будущим по­колениям (“которые не чтут воспоминаний, которым дела нет до тех преданий, что обессмертили дела давно минувших дней”), может не состояться.
Людмила ОСАДЧАЯ.
Фото автора.
На снимке: заведующая музея-памятника защитников перевалов Кавказа Наталья Кущетерова.
 
Поделиться
в соцсетях