Зоркое сердце незрячего поэта…

Вчера в 08:26
3 просмотра
Исполнилось 105 лет со дня рождения выдающегося карачаевского поэта, автора 11 книг, кавалера многих боевых наград, Абул-Керима Байкулова, чье творческое наследие изучается на уроках родного языка и не меркнет по сей день. Слово поэта не забыто в форме отзвучавшего и уже покрытого “музейной пылью” экспоната литературной истории, оставаясь живым воплощением энергии и силы народного духа. Он принадлежал к той замечательной плеяде поэтов-фронтовиков, чей душевный опыт насыщен до предела. Годы войны они жили, не переводя дыхания и, казалось, концентрация деталей, эпизодов, потерь, образов однополчан, ненависти и любви была настолько густа и сильна после возвращения с фронта, что невозможно было обозначить главную мысль…Недавнее было слишком близко – детали вырастали до гигантских размеров, затмевая все остальное. Потом все отстоялось – время сделало отбор, и само потребовало сказать о войне то, что еще не было обнародовано другими. Как писал Л. Толстой А. Фету: “Добывайте золото просеиванием”. Но самые искренние, яростные и лишенные продуманного образного флера тихи писались именно во время войны в окопах землянках, и именно они являлись подлинными документами эпохи, где исчезает всякая условность – и вот мы, замерев у радиоточек, слушаем первые сводки Информбюро из уст Левитана, стиснув зубы, до последнего патрона, деремся с врагом в глубоком окружении, оставляем за собой сожженные дотла деревни и разбомбленные города… Стихи, написанные Абдул-Керимом Байкуловым в годы Великой Отечественной войны на родном и русском языках “Брату”, “Раздавим врага, раздавим”, “Зулифа в партизанах” и другие вдохновляли его однополчан и земляков на военные и трудовые подвиги в тылу, наполняли горячим стремлением отстоять Родину. В 1941 году в Микоян-Шахаре (ныне Карачаевск) был издан его поэтический сборник “Вперед, за Родину!”
Исполнилось 105 лет со дня рождения выдающегося карачаевского поэта, автора 11 книг, кавалера многих боевых наград, Абул-Керима Байкулова, чье творческое наследие изучается на уроках родного языка и не меркнет по сей день. Слово поэта не забыто в форме отзвучавшего и уже покрытого “музейной пылью” экспоната литературной истории, оставаясь живым воплощением энергии и силы народного духа. Он принадлежал к той замечательной плеяде поэтов-фронтовиков, чей душевный опыт насыщен до предела. Годы войны они жили, не переводя дыхания и, казалось, концентрация деталей, эпизодов, потерь, образов однополчан, ненависти и любви была настолько густа и сильна после возвращения с фронта, что невозможно было обозначить главную мысль…Недавнее было слишком близко – детали вырастали до гигантских размеров, затмевая все остальное. Потом все отстоялось – время сделало отбор, и само потребовало сказать о войне то, что еще не было обнародовано другими. Как писал Л. Толстой А. Фету: “Добывайте золото просеиванием”. Но самые искренние, яростные и лишенные продуманного образного флера тихи писались именно во время войны в окопах землянках, и именно они являлись подлинными документами эпохи, где исчезает всякая условность – и вот мы, замерев у радиоточек, слушаем первые сводки Информбюро из уст Левитана, стиснув зубы, до последнего патрона, деремся с врагом в глубоком окружении, оставляем за собой сожженные дотла деревни и разбомбленные города… Стихи, написанные Абдул-Керимом Байкуловым в годы Великой Отечественной войны на родном и русском языках “Брату”, “Раздавим врага, раздавим”, “Зулифа в партизанах” и другие вдохновляли его однополчан и земляков на военные и трудовые подвиги в тылу, наполняли горячим стремлением отстоять Родину. В 1941 году в Микоян-Шахаре (ныне Карачаевск) был издан его поэтический сборник “Вперед, за Родину!”
…Глубокой апрельской ночью 1944 года военный корреспондент армейской газеты, старший лейтенант разыскивал батальонного комиссара. Потом они вели до рассвета в землянке беседу, читали друг другу свои стихи и делились творческими замыслами. Военным корреспондентом “с лейкой и блокнотом, был балкарский поэт Кайсын Кулиев, комиссаром-политруком батальона 257-й дивизии 24 бригады 51-й армии Абул-Керим Байкулов. До войны они хорошо знали друг друга, общались накоротке, и поэтому Кайсын начал с расспросов о семье карачаевского друга, жене Хаулат, которая в это время трудилась не покладая рук в местах ссылки, где именно Абул-Керим не знал. К этому времени был выслан и балкарский народ. И, наверное, в такие минуты доверительной беседы с лучшим другом вдруг высвечиваются самые значительные вехи жизни.
…Абул-Керим Пагоевич Байкулов родился в высокогорном ауле Верхняя Мара в крестьянской семье. Горы и поэзия стояли у колыбели будущего поэта. Горы и красавец Эльбрус в окружении их были и первой гордостью юного Абул-Керима. Они, казалось, свято хранили предания о былых подвигах отцов и дедов, о мужестве и достоинстве народа, преданного законам предков.
После окончания аульской школы он был направлен в совпартшколу в Баталпашинске, затем учился в Москве в Коммунистическом университете трудящихся Востока. Свою литературную деятельность начал в 1937 году и уже на следующий год стал членом Союза писателей СССР, выпустив две книги “Песни счастливой жизни” и “Двадцать лет Карачаю”. Довелось Абул-Кериму учительствовать в селе Маруха. Здесь он квартировал у жителя села Ахмата Батчаева. Дочь хозяина Хаулат была редкая красавица и, конечно же, не могла не пленить сердце поэта. И поскольку девушка была не в ладах с грамотой, новый учитель взялся за ее образование. Хаулат потом стала не только его привилегированной и способной ученицей, но и первой слушательницей, ценителем и критиком его стихов. Вскоре они поженились. Спустя год Абул-Керима отзывали в Микоян Шахар на работу в редакцию газеты “Кызыл Карачай”, куда отправилась вместе с мужем Хаулат. Это была крепкая семья, основанная на взаимной любви. К тому времени она работал редактором газеты, и на стихотворное творчество времени не хватало, но выручала Хаулат, которая была его личным секретарем и помощницей. А тут началась война, и Абдул-Керим добровольно ушел на фронт.
“Такие, брат, дела – о семье своей ничего не знаю, – рассказывал Абул-Керим Кайсыну Кулиеву в землянке. – Но я написал стихи Хаулат и повторяю как заклинание: “Если тебе скажут, что погиб, не верь. Кто умирает за Отечество, он вечно жив”.
А наутро оба поэта в разных местах брали озеро Сиваш. В день наступления в полках, батальонах и на батареях было зачитано обращение военного совета 4-го Украинского фронта: “Мы бьемся на земле, политой кровью наших отцов и братьев в 1920 году. Тогда великий полководец Фрунзе вел красные войска на штурм Перекопа, форсировал Сиваш и очистил Крым от банд черного барона Врангеля. Пусть же наш героизм нарастит мировую славу воинов Фрунзе, славу нашего оружия”. Это обращение перед своим батальоном зачитал и политрук Байкулов. Случилось так, что в этот же день принимал участие в форсировании Сиваша и молодой поэт Эдуард Асадов, на чьих лирических стихах потом будет воспитано поколение 60-80 годов. Но тогда, в далеком 44-м, ни Асадов, ни Байкулов не знали о существовании друг друга, как и того, что судьба их сложится одинаково: после тяжелого ранения Эдуард навсегда потерял зрение, такая же участь постигла и Абул-Керима. Спустя годы у незрячего поэта Байкулова побывали болгарские собратья по перу Дора и Вилко Лалевы (это было время, когда городами-побратимами стали Черкесск и Пештера, Карачаевск и Брацигово), которые были поражены его оптимизмом и жизнеутверждающими, пронизанными любовью к людям стихами. Впоследствии эти стихи были переведены на болгарский язык. В своем письме ответственному секретарю областной писательской организации Осману Хубиеву Лалевы выразили свое восхищение тем, что в горах Карачая живет поэт, повторивший жизненный подвиг Николая Островского: “Болгария далеко от Кавказа, но теперь он стал близок, когда мы познакомились с его мужественными и богатыми силой духа людьми. Среди них особое место занимает замечательный поэт Абу-Керим Байкулов. Берегите его и не забывайте о нем”. В 1970 году в газете “Правда” появился очерк, где А.-К. Байкулова также сравнивают с Островским и его героем Павлом Корчагиным.
…В 1944 году после тяжелого ранения и лечения в госпитале увешанный боевыми наградами (он получил свыше десяти орденов и медалей) с трудом нашел свою семью в хлопководческом совхозе “Пахта-Арал”, что в Южном Казахстане. Поведанное женой заставило сжаться сердце. Со слезами на глазах Хаулат вспоминала пережитое.
Летом 1942 года, когда фашисты оккупировали Карачаево-Черкесию, в черные списки новых “хозяев”, сразу же попала и она, супруга коммуниста, редактора областной газеты. Хаулат, долгое время прятали родственники. Ее спасли, но дом отца подвергли обыску и неслыханному грабежу. А когда для карачаевского народа наступил черный вторник 43-го и было дано лишь 3 часа на сборы в места выселения, Хаулат долго не раздумывая, в первую очередь кинулась не за продуктами и одежонкой, а решительно направилась к этажерке с рукописями и книгами мужа… “Спасибо, родная, – дрогнувшим голосом произнес Абул-Керим верной спутнице жизни.
С 1945 по 1948 год он работал в Сайрамском райисполкоме Казахской ССР. А потом для него в прямом смысле померк белый свет, – сказались былые фронтовые ранения и контузии, и Абул-Керим навсегда потерял зрение. Этого невозможно было понять, – вокруг струилась, билась, наполняя собой каждую травинку, жизнь, а он был лишен возможности это видеть! Сколько дней, не веря случившемуся, он пытался найти на черном небе солнце, но безуспешно… И когда потерял всякую надежду, ухватился за другую мысль: “Я должен оставить этот мир”. Но рядом была верная Хаулат, подрастали дети. Юсуф, Люба, Светлана. Не сразу, но жена вернула Абул-Керима к жизни. И он вновь сел за письменный стол, только теперь незрячий поэт диктовал, а Хаулат, разделяя творческий путь мужа, старательно записывала стихотворные строки, – а это – находки и сомнения, вечная “охота” за неуловимой рифмой, вкладывание души – до опустошения, так, как в последний раз…
Главным информатором и окном в большой мир для Абул-Керима стало радио. Как-то он заслушался радиоочерком о Герое Социалистического Труда, доярке совхоза “Учкекенский” Зухре Байрамкуловой. Текст, как всегда мастерски и проникновенно, читала диктор областного радио Вера Топчиева. Поэт, загоревшись желанием посвятить стихи прославленной труженице, посылает жену к З. Байрамкуловой в Учкекен, чтобы та побеседовала с ней и описала потом для него ее образ и впечатление от встречи. Так родилась его поэма “На зеленой поляне”. Творчество Абул-Керима стало известно не только в нашей республике, но и далеко за ее пределами, 8 книг он издал уже будучи незрячим. Это был подлинный интернационалист, хотя это понятие нынче облачено в другую “упаковку” – толерантность, но, как мне кажется, оно какое-то обтекамое, ведь по большому счету в нем нет конкретики, а лишь призыв “терпеть друг друга”. И сколько же искренности, человеческого тепла в стихотворных строках А.-К. Байкулова:
Спасибо, друг!
Спасибо, русский брат.
Я счастлив, –
Не напрасно прожил век,
Я жил со всеми,
Другом был для всех.
Мое на свете –
Вот оно – богатство:
Мир, дружба, счастье,
Равенство и братство.
Он издал поэтические сборники “Дорога младшего”, “Второе рождение”, “На светлой дороге” и другие.
К теме войны он возвращался не раз, вновь прокручивая в памяти пережитое на фронтовых дорогах…В горниле войны все сплавилось, спеклось воедино. Люди оказались способны на большее, чем знали о себе. И потому победили. Не об этом ли его стихотворные строки, хотя здесь нет ключевого слова “война”: “Что окрыляло меня? Только чувство семьи единой больших и малых народов страны моей”.
О своей биографии поэт пишет в разных стихотворениях и смотрит на нее как на частицу жизни большой страны. Об этом его поэтический сборник “Мое второе рождение”. Для кого-то, особенно для молодого поколения, выросшего в эпоху демократизации общества и обесценивания многих человеческих ценностей, стихи А.-К. Байкулова могут показаться архаичными и не соответствующие духу времени. Об этом можно спорить сколько угодно, но разве можно отречься от прошлого, от других национальных поэтов: Халимат Байрамуковой, Фазиля Абдулжалилова, Хусина Гашокова, Миры Тлябичевой и других, ставших достоянием и гордостью своего народа, его трибуном и духовным стержнем? Ведь есть мораль стержневая, и есть мораль кастовая, убаюкивающая амбиции современников. Перечисленные выше поэты искали именно стержневую мораль века, раздираемого противоречиями. В их числе был и А.-К. Байкулов, чье имя не меркнет по сей день… Председатель правления Союза писателей КЧР Лейла Бекизова вышла с ходатайством к мэру Карачаевска С. Семенову об открытии мемориальной доски поэту по месту жительства. И есть надежда, что совсем скоро его имя будет увековечено…
Людмила ОСАДЧАЯ.
Поделиться
в соцсетях