“Мы входим в горы, словно входим в сад…”

28 сентября в 08:37
2 просмотра

Дом с мезонином
…Утреннее сентябрьское светило еще не позолотило хвойные отроги, а я уже стучалась в калитку дома, где проживает в согласии с собой и царственной природой легенда туризма и альпинизма, известная в свое время скалолазка, действительный член Русского географического общества, представительница третьего поколения русских интеллигентов, посвятившая жизнь Теберде и Домбаю, Ирина Павловна Утякова. Я уже приготовила ей объяснение своему раннему визиту в столь неурочный час: в этот дом часто наведываются и бывалые туристы, и журналисты, и ученые, и многочисленные друзья, разбросанные по свету, а мне хотелось быть единственной собеседницей хозяйки дома и в спокойной обстановке взять интервью…
Дом с мезонином
…Утреннее сентябрьское светило еще не позолотило хвойные отроги, а я уже стучалась в калитку дома, где проживает в согласии с собой и царственной природой легенда туризма и альпинизма, известная в свое время скалолазка, действительный член Русского географического общества, представительница третьего поколения русских интеллигентов, посвятившая жизнь Теберде и Домбаю, Ирина Павловна Утякова. Я уже приготовила ей объяснение своему раннему визиту в столь неурочный час: в этот дом часто наведываются и бывалые туристы, и журналисты, и ученые, и многочисленные друзья, разбросанные по свету, а мне хотелось быть единственной собеседницей хозяйки дома и в спокойной обстановке взять интервью…
На мой зов из внушительного двухэтажного дома с мезонином довольно быстро вышла И. Утякова и, узнав меня (в свое время я в поисках краеведческого материала часами просиживала в Тебердинском музее туризма и альпинизма, который 29 лет назад создала И. Утякова), без обиняков пригласила на утренний чай, не преминув, однако, попенять, что я так и не вернула одну уникальную фотографию… Что ж, таков у нее характер, где обязательность и бескомпромиссность сочетаются со славянской добротой и истинно кавказским гостеприимством.
Гостиная, она же рабочий кабинет с компьютером, библиотека с роскошным книжным фондом, картинами местных художников, бесценной коллекцией минералов со всех уголков мира (часть их в качестве изразцов украшает камин) – все это напоминает музей. И все же, это никак не музей, – здесь живут, встречают гостей, занимаются исследовательской работой, поют под гитару, спорят и ищут истину, читают стихи вместе с единомышленниками Ирина Павловна и ее муж Виталий Иванович Жуган, геолог, в свое время исколесивший в экспедициях почти всю Среднюю Азию и работавший впоследствии в геологоразведке Урупского горно-обогатительного комбината. Минералы, собранные здесь – его стихия и увлечение, и друзья постоянно пополняют его коллекцию -, вот, к примеру, в мензурке песок из Иордании, а это – уникальный минерал с Килиманджаро… К сожалению, Виталия Ивановича дома не оказалось – из-за застарелой болезни ног, последние годы он часто находится на излечении в разных больницах и клиниках. С Ириной Павловной они прожили в добре и согласии свыше 35-ти лет, и этой гармоничной паре может позавидовать каждый – ведь не всем дано, жить, чувствовать, дышать в унисон, когда один – продолжение другого…
Во всю длину верхней части стены растянулась увеличенная иллюстрация Большого Кавказского хребта, где многие вершины покорялись И. Утяковой. Среди картин выделяется портрет юной Ирины. Ее написал художник и альпинист Е. Белецкий. В ту пору ей было 16 лет, и портрет автор озаглавил “Тебердинская Диана”… Среди книг множество истинных раритетов, к примеру, “Первые основания универсальной истории”, изданные в 1763 году и отпечатанные в Московской императорской типографии. Но больше всего поражает книга – альбом, подаренная хозяйке дома ее друзьями из Волгограда. Ее ни за что не отличишь от типографской, и, тем не менее, этот единственный экземпляр выполнен вручную неким искусным умельцем. Здесь собраны стихи – посвящения Ирине Павловне и Виталию Ивановичу, фотоснимки с видами Теберды и Домбая, а также с фрагментами их жизни. Запомнились следующие строки, выражающие благоговение моей героини перед делом, которому она посвятила долгие годы жизни: “Мы входим в горы, словно входим в сад. Его верха – в цветенье белоснежном, его стволы отвесны и безбрежны, и ледники, как лепестки, висят”. А еще: “Задумчивый вечер сгустился в долины, и первая вспыхнула в небе звезда… Надежным дозором седые вершины твой сон охраняют, моя Теберда”…
В этом доме поневоле рождаются чувства, не менее волнующие, чем в детстве, когда открывается театральный занавес при медленно гаснущем свете… И я вхожу в прошлые века, как входят в море, раздвигая волны и предвкушая наслаждение от того, что изведаю…
Отец и сын Утяковы
В 70-х годах 19 века выходец с Урала Александр Утяков служил губернским секретарем в Ставрополе. В то время в Тебердинском ущелье разрабатывались угольные копи. Романтик и предприниматель, тяготеющий к рисковым мероприятиям, Утяков решил приобрести их. Он перебрался в Карачай, где завел дружбу с инженером Эльбрусского серебро-свинцового рудника Анатолием Кондратьевым и князем Исламом Крымшамхаловым. Они – то впоследствии и стали авторами, выражаясь современным языком, проекта создания курортной зоны в Теберде. Первым застолбил участок будущего курорта начальник Баталпашинского уезда А. Кузовлев, построив дачу на озере Кара-Кель. Тремя годами позже застройщиками стали и Крымшамхалов, и А. Кондратьев.
Павел, сын Александра Утякова, родился в Теберде в 1894 году. Он рос с сестрой Ниной в доме, где часто бывали видные люди Карачая. Дети дружили с горскими ровесниками и в совершенстве владели карачаевским языком, с малых лет впитывая особенности быта и традиций местного населения. Павел рос страстным скалолазом. Свое первое восхождение на Клухорский перевал он совершил в 1911 году, а через три года стал экскурсоводом Кавказского горного общества. Впоследствии он увлекся созданием первых горных приютов на кругозоре Эльбруса, Клухорском перевале, был основоположником туристских маршрутов. В 1931-1932 годах возглавлял первую в Теберде турбазу, затем организовал строительства альплагерей в Гоначхире и Домбае. В 1933-1937 годах Павел Утяков являлся начальником турбазы КСУ (комиссии содействия ученым).
Жена Павла Утякова, Наталья Ивановна, урожденная графиня Игнатьева стала ангелом-хранителем курортных учреждений, которыми руководил муж. Она могла быть одновременно и врачом, и сестрой-хозяйкой, и поваром, привнося уют в сервис туристов и гостей здравниц.
Сестра Павла, Нина Утякова, экскурсовод, до последних минут жизни была предана профессии проводника, – она трагически погибла в горной реке, сопровождая отдыхающих детей из Кисловодска…
Павел Утяков состоял членом Географического общества СССР, он имел почетный диплом за выдающие труды по изучению лавин и ледников. Свою трудовую деятельность он закончил научным сотрудником Тебердинского госзаповедника. Его вклад в дело развития туризма и альпинизма в первой половине века неоценим – Теберда и Домбай помнят его имя, символизирующее зачин курортно-туристской зоны в Карачаево-Черкесии. Его прах покоится на Джамагатском кладбище в Теберде.
“Владенья наши царственно богаты”…
Первые свои восхождения в горы Ирина Утякова совершила в… младенчестве. А что было делать с крохой, если отец и мать, одержимые страстью к восхождению, не мыслили жизни без гор?! Словом, и для дочурки находилось место в рюкзаке за спиной у отца, и она из сумки, как кенгуренок, познавала окружающий мир.
Увлечение Ирины скалолазанием удивления не вызывало ни у родных, ни у подруг, ведь тяга к горам у нее была заложена в генах.
Художник А. Белецкий, запечатлевший портрет 16-летней красавицы, предрек ей жизнь, полную романтики и приключений. В 17 лет, окончив школу инструкторов горного туризма, она начала свою трудовую деятельность на Домбайской турбазе. В те годы самым популярным был 43-й маршрут – по Военно-Сухумской дороге. Рюкзак и ледоруб стали ее рабочими инструментами. В походах с проводником И. Утяковой было интересно, у нее всегда находилось, что рассказать своей аудитории на привалах. К примеру, кому обязана своим названием вершина Зекерья-Баши. Или о первом восхождении генерала Эмануэля на Эльбрус. Перед туристами открывались тайны окружающих гор, их . Понимая, что ей не хватает академических знаний, Ирина поступает на геофак Ростовского государственного университета, затем становится действительным членом Русского географического общества, совмещая работу в школе с увлечением горами.
Шли годы, возраст брал свое, и вставал вопрос о дальнейшей самореализации. Как-то в томике стихов Цветаевой она наткнулась на строки: “Владенья наши царственно богаты, их красоты не рассказать стиху”. Ирина давно мечтала о создании музея краеведения Теберды и Домбая, где могла бы раскрывать гостям курорта таинства своей уникальной малой родины. В 1993 году благодаря настойчивости и энтузиазму директора Карачаево-Черкесского государственного музея-заповедника Марии Байчоровой удалось “отвоевать” гостевой дом князя Ислама Крымшамхалова, который использовался в качестве дома отдыха. В нем и открыли музей туризма и альпинизма. Лучшей кандидатуры на должность директора, чем И. Утякова, и не подразумевалось.
В течение 18 лет Ирина Павловна пестовала этот музей, вкладывая в него душу. Многочисленные фотостенды, экспозиции, снаряжение красноречиво свидетельствуют о годах становления и расцвета турбаз Теберды и Домбая. Множество благодарных отзывов посетителей говорит о том, сколько полезной и интересной информации они здесь почерпнули.
…Но и это уже в прошлом – Ирина Павловна давно ушла на заслуженный отдых, но от дел музейных, просветительских не отошла. Да кто ей даст?! Ученому-краеведу необходима консультация или нужная книга, группе туристов – исчерпывающие сведения о том или ином маршруте, студенту-географу – одна из лекций, прочитанных Ириной Павловной на научных конференциях. И все идут к ней, непревзойденному знатоку краеведения, туризма и альпинизма.
Не забывают ее и бывшие ученики. В прошлом году именно они организовали в турцентре “Старый Домбай” празднование 80-летнего юбилея старейшего проводника, учителя, краеведа И. Утяковой. Звучали в тот незабываемый вечер поздравления и здравицы в ее честь, искрилось в бокалах шампанское, а в окна заглядывали горные отроги, словно также пришли на праздник преданной дочери гор. А виновница торжества с одинаковой благодарностью смотрела и на своих бывших питомцев, и на горы – “куда не занесет ни лифт, ни вертолет, и не помогут важные бумаги. Туда, мой друг, пешком и только с рюкзаком, лишь в сопровождении отваги”…
Людмила ОСАДЧАЯ.
На снимке: Ирина УТЯКОВА, конец 40- годов, Теберда.
Поделиться
в соцсетях