Зажечь свечу во мраке дня

19 февраля в 04:22
1 просмотр

О наделенных божьим даром братьях Хубиевых – классике карачаевской литературы, ветеране Великой Отечественной войны Османе Ахияевиче, известном ученом-фольклористе и писателе-сатирике Магомете Ахияевиче и непревзойденном поэте-лирике Назире Ахияевиче – много писали в свое время центральные и региональные средства массовой информации. Их подвижническая, интересная богатыми событиями и свершениями творческая судьба – ярчайший пример недюжинного таланта и поистине фантастической работоспособности, не прекращавшегося ни на один день поиска собственного пути и почерка в родной литературе.
И, бесспорно, камертоном этого солнечного созвездия дарований был старший из братьев – Осман Хубиев, 95 лет со дня рождения которого исполняется завтра, 17 февраля, Карачаево-Черкесия будет отмечать в феврале этого года. Память моя навсегда сохранила первое неизгладимое впечатление от встречи с писателем-классиком, чье творчество, за исключением небольшой по объему повести “Люди”, изданной на русском языке в Москве в издательстве “Современник”, было тогда мне практически незнакомо. О наделенных божьим даром братьях Хубиевых – классике карачаевской литературы, ветеране Великой Отечественной войны Османе Ахияевиче, известном ученом-фольклористе и писателе-сатирике Магомете Ахияевиче и непревзойденном поэте-лирике Назире Ахияевиче – много писали в свое время центральные и региональные средства массовой информации. Их подвижническая, интересная богатыми событиями и свершениями творческая судьба – ярчайший пример недюжинного таланта и поистине фантастической работоспособности, не прекращавшегося ни на один день поиска собственного пути и почерка в родной литературе.
И, бесспорно, камертоном этого солнечного созвездия дарований был старший из братьев – Осман Хубиев, 95 лет со дня рождения которого исполняется завтра, 17 февраля, Карачаево-Черкесия будет отмечать в феврале этого года. Память моя навсегда сохранила первое неизгладимое впечатление от встречи с писателем-классиком, чье творчество, за исключением небольшой по объему повести “Люди”, изданной на русском языке в Москве в издательстве “Современник”, было тогда мне практически незнакомо. Впрочем, это не помешало за теплым и весьма доброжелательным взглядом патриарха почувствовать огромное сердце, бившееся в унисон со временем, в унисон с нелегкой судьбой своего и рядом живущих народов на земле наших общих предков. Каждый раз, встречаясь с Османом Ахияевичем, беседуя с ним на различные темы литературы и общественной жизни невольно вспоминал поразительно точные и верные по своему внутреннему смыслу слова Надежды Мандельштам, верной спутницы жизни великого поэта Серебряного века русской поэзии Осипа Мандельштама: “Настоящему художнику жестокость противопоказана”.
Да, все, кто знал писателя, общался с ним, согласятся со мной – приведенные слова Н. Мандельштам об Османе Хубиеве – ярчайшем представителе редко встречающейся плеяды людей, в том числе и в творческой среде, обладающих необъяснимой манерой предельно тонко и проникновенно, с неподдельной искренностью относиться к миру и людям. И это несмотря даже на те неимоверные, подчас жесточайшие испытания, которые выпали на долю Османа Ахияевича в жизни. А их хватило, что называется, с лихвой: тяжелые фронтовые дороги Великой Отечественной войны, страшные четырнадцать лет жизни в безжизненных районах Средней Азии и Казахстана в период депортации, трудный путь восхождения на литературный Олимп родной и всей советской российской литературы в целом.
Став членом Союза писателей СССР в конце 30-х годов прошлого века, активно участвуя в сопряженном со многими трудностями процессе становления и дальнейшего развития профессиональной карачаевской литературы, Осман Хубиев за свою долгую творческую жизнь написал и издал достаточно много повестей, романов, стихотворных и публицистических сборников. Его не раз переиздававшийся многоплановый роман “Аманат”, по мнению авторитетных специалистов, стал одной из вершин родной литературы, обогатив её не только новыми образами, но и сюжетно-композиционными линиями, оригинальными решениями в разработке под совершенно другим углом зрения проблем человека и общества, человека и его роли в усовершенствовании окружающего мира. Осман Хубиев предложил иное звучание темы войны и мира, опираясь на собственный жизненный опыт, обретенный на полях сражений Великой Отечественной.
Известная поэма О. Хубиева “Блей”, написанная по итогам поездки на Ближний Восток, стала одним из первых на литературном пространстве Советского Союза художественным произведением, в котором было предпринято, и надо заметить, достаточно успешно, осмысление судьбы соплеменников – предков тех, кто оказался за пределами исконной родины в силу различных исторических обстоятельств. Благодаря осуществленному переводу на русский язык поэма известна широкому кругу читателей.
Огромен и бесценен вклад Османа Ахияевича Хубиева в воспитание молодой поросли художников слова Карачаево-Черкесии. Долгие годы он возглавлял Карачаево-Черкесское отделение Союза писателей России и сделал немало, чтобы произведения наших мастеров слова не залеживались в редакционных кабинетах центральных издательств, находили своих переводчиков и становились впоследствии достоянием большой читательской аудитории во всех уголках великой страны. Бесспорно, Осман Ахияевич Хубиев, пользуясь словами великого русского поэта Ф. Тютчева, относился к великому сонму “судьбы не одолевших, но и себя не давших победить”.
Впрочем, всем, кому интересно более подробно узнать о жизненном и творческом пути писателя и поэта Османа Хубиева, советую не спеша прочитать блистательно написанную монографию недавно ушедшей из жизни известного ученого-литературоведа и писателя Назифы Кагиевой “Судьба страны – судьба твоя”, изданную много лет назад в Черкесске. В ней четко определено и навсегда закреплено место писателя в литературе республики, дана оценка внесенному им вкладу в развитие культуры родного народа, показана уникальная специфика творческой лаборатории большого мастера. При этом огромное внимание Назифа Магометовна уделила гражданской позиции писателя, проявлявшейся в его мировоззрении и мировидении, нашедших свое логическое продолжение в написанных О. Хубиевым произведениях разной тематики.
Осман Ахияевич Хубиев имел право на художественную правду. Уже только потому, что и в жизни всегда оставался верен ей.
Однажды в июне 1999 года, в весьма непростой период новейшей истории Карачаево-Черкесии в моем кабинете, едва начался рабочий день, раздался телефонный звонок. Признаюсь, не сразу узнал голос Османа Ахияевича, донельзя грустный, с явно выраженным оттенком печали. Он попросил встретиться у него дома, чтобы записать на пленку его выступление. “Боюсь, мое сердце уже не выдержит”, – объяснил свое настоятельное желание выступить по радио писатель.
И вот я в доме Хубиевых. На пороге гостеприимной квартиры меня встретили сам Осман Ахияевич и приехавший навестить его младший брат – Назир. Когда после традиционных приветствий мы остались в комнате вдвоем, Хубиев, тяжело вздохнув и переведя свой полный тревоги взгляд в сторону бушующей страстями улицы, тихо произнес: “Когда-то давным-давно, в одном из ожесточенных боев с фашистами, я был тяжело ранен. В госпитале врачи, побоявшись за мою жизнь, решили оставить под сердцем осколок вражеского снаряда. С ним я прожил всю свою дальнейшую жизнь. Немало впоследствии пришлось перенести бед и страданий. Но не припомню случая, чтобы осколок так давал о себе знать, как это происходит сегодня. Мое сердце болит и стонет от людского непонимания, от зла и ненависти, пытающихся поселиться в душах людей и народов моей маленькой прекрасной родины – Карачаево-Черкесии. Да неужели есть на свете что-то важнее и значимее человеческой жизни?! Сегодня я не могу молчать. И если болезнь не дает мне возможность выйти на улицу, хочу через средства массовой информации обратиться ко всем с просьбой остановиться, оглядеться и одуматься. Нам нельзя жить друг без друга. Нам судьбой суждено жить вместе”.
Уже утром следующего дня выступление народного писателя Карачаево-Черкесии Османа Хубиева прозвучало по республиканскому радио и вызвало немало добрых откликов слушателей из всех городов и районов Карачаево-Черкесии, а еще через несколько дней оно появилось на первой странице главной газеты республики. Свои горячие, исполненные боли и надежды слова старейший писатель, к сожалению, единственный из творческой интеллигенции, адресовал литераторам, педагогам, врачам, ветеранам войны и труда, руководителям коллективов, всем, кому дороги жизнь и благополучие народов республики. Размышляя о вечных и незыблемых чувствах дружбы и братства, Осман Ахияевич апеллировал к творчеству своих собратьев по перу – представителей разных народов, многие годы активно пропагандировавших в своих произведениях силу и мощь сплоченности и единства народов Карачаево-Черкесии. Писатель, искренне болевший за настоящее и будущее родной республики, призывал всех к возобладанию разума, недопущению дальнейшего нагнетания напряженности, сохранению приверженности вековым традициям куначества и взаимоуважения друг к другу независимо от национальной или конфессиональной принадлежности. Статья была, что называется, на тему дня и, смею думать, подвигла многих иначе взглянуть на складываемуюся тогда ситуацию в республике, а заодно и переосмыслить заново проблемы, затронутые писателем в статье. В условиях возникшего тогда абсолютного молчания со стороны тех, чье слово, возможно, ждали, как никогда, статья Османа Ахияевича обрела значимость народного воззвания, это был своего рода призыв, адресованный всем народам Карачаево-Черкесии, оказавшимся перед возникшей угрозой межнационального конфликта. Воистину тысячу раз был прав Конфуций: “Легче зажечь одну маленькую свечу, чем клясть темноту”.
“Нам нельзя друг без друга, нам суждено быть вместе”, – повторял я слова писателя-гуманиста и патриота Османа Хубиева, возвращаясь в редакцию с нашей, увы, как оказалось, последней встречи. Эти отлитые золотом мудрости и прозорливости слова врезавшиеся навсегда в мою память, как святая клятва вкупе с богатейшим литературным наследием остались всем живущим как завещание классика бережно хранить землю наших отцов, не уставая идти по пути мира и согласия, чтобы в нашем общем доме всем было тепло и уютно. В этом и видел свое предназначение – писателя и гражданина – Осман Ахияевич Хубиев, большой художник, всегда носивший в сердце солнце и умевший ощущать его даже за горизонтом, чтобы талантливо, как, возможно, никто освещать своим незаурядным творчеством повседневную и не всегда легкую жизнь простых людей, являвшихся главным источником его вдохновения.

М. НАКОХОВ
М. НАКОХОВ
Поделиться
в соцсетях