Рука социального друга…

20 февраля в 05:07
1 просмотр

Кардоникский специальный Дом-интернат для престарелых и инвалидов в прошедшем году отметил свое 50-летие. Возникший в 1962 году на территории пчелобазы зажиточного колхоза “Знамя коммунизма” по инициативе его председателя Данила Травнева, это был первый и единственный в автономной области интернат для обездоленных стариков. И хотя в стране стояла хрущевская “оттепель”, жить и дышать народу стало легче, появились колхозы-миллионеры, не каждый из них мог позволить себе такую роскошь. Как вспоминают станичные старики, Данил Григорьевич Травнев, орденоносец, председатель лучшего колхоза, был из особой породы людей, в которых чувство хозяина родной земли охватывало не только гектары посевов, полевые станы, тракторные бригады – мимо него не проходила ни одна человеческая судьба с ее радостями и печалями. И сегодня сколько угодно можно ерничать над слоганом тех давних лет “все вокруг колхозное – все вокруг мое”, в ту эпоху это воспринималось просто, как хлеб на столе: мое – значит, я за все в ответе.

Кардоникский специальный Дом-интернат для престарелых и инвалидов в прошедшем году отметил свое 50-летие. Возникший в 1962 году на территории пчелобазы зажиточного колхоза “Знамя коммунизма” по инициативе его председателя Данила Травнева, это был первый и единственный в автономной области интернат для обездоленных стариков. И хотя в стране стояла хрущевская “оттепель”, жить и дышать народу стало легче, появились колхозы-миллионеры, не каждый из них мог позволить себе такую роскошь. Как вспоминают станичные старики, Данил Григорьевич Травнев, орденоносец, председатель лучшего колхоза, был из особой породы людей, в которых чувство хозяина родной земли охватывало не только гектары посевов, полевые станы, тракторные бригады – мимо него не проходила ни одна человеческая судьба с ее радостями и печалями. И сегодня сколько угодно можно ерничать над слоганом тех давних лет “все вокруг колхозное – все вокруг мое”, в ту эпоху это воспринималось просто, как хлеб на столе: мое – значит, я за все в ответе.

…Александр Воронин родился в Кардоникской в 1959 году, и рассказы о Травневе и его славных делах слышал еще с детства от отца, Георгия Ивановича, заведующего колхозными мастерскими. Как и о первом руководителе колхозного стардома Петре Штукине, человеке уважаемом и инициативном, который всегда был на подхвате в правлении колхоза. И тогда Саша даже предположить не мог, что годы спустя сам возглавит это социальное учреждение.
Вернувшись домой после окончания сельхозинститута в Полтаве, сразу же влился в ряды перспективных специалистов родного колхоза, довелось ему и мастерскими заведовать, как отцу  в свое время, впоследствии ему было оказано доверие исполнять обязанности главы станичной администрации. Потом сложилось так, что в 2000 году А. Воронину предложили взять бразды правления Домом-интернатом для престарелых и инвалидов, уповая на его хозяйственную жилку и личные качества: доброту, неравнодушное сердце. Разумеется, вначале Александр Георгиевич сильно колебался – сможет ли он, инженер-механик вписаться в совершенно иную среду, опекая стариков с их нелегкими судьбами и разными характерами, стать их “социальным другом”, заботясь об их питании, здоровье, наконец, душевном комфорте в “казенном доме”, ставшем для них последним причалом, кровом и приютом? Предстояло немало хозяйственных хлопот: нужно было расширяться, приобрести необходимую мебель, постельное белье, одежду, наконец, обновлять транспортные средства. И потом, содержать этот интернат на деньги станичной администрации было нелегко.
Послабление пришло, когда в 2003 году учреждение было переведено на баланс Министерства труда и социального развития КЧР. За последние 10 лет в интернате произошло немало перемен: он прирос дополнительным зданием, которое было выкуплено у частного лица – здесь теперь располагаются администрация, физиотерапевтический кабинет, библиотека. Благодаря Министерству труда и социального развития КЧР было приобретено четыре автомобиля, в том числе машина “Скорой помощи”, полностью обновлены сантехника, оборудование пищеблока. Помогают и многочисленные спонсоры. После капитального ремонта преобразился и основной корпус, где сегодня проживают 25 обездоленных людей с медицинским патронажем, трехразовым питанием, заботой персонала. Кстати, сегодня в России более 4 тысяч домов престарелых, очень разные по качеству, и при этом очереди в стационары не уменьшаются. По словам главы Правительства РФ Дмитрия Медведева, “есть среди них и передовые заведения, куда обычно начальство водят, чтобы продемонстрировать, как нужно работать, но есть и такие, куда страшно заходить”…
Увиденное в Кардоникском интернате приятно удивило, – здесь царит уютная домашняя обстановка, вкусно кормят, кроме душевой кабины и ванной, имеется русская баня на дровах, и каждую субботу – святое дело! – все, кто может самостоятельно передвигаться, идут на помывку с паром и вениками. Между тем как, отмечалось на прошедшей в октябре Всероссийской конференции “Пожилой больной”, в Программе развития здравоохранения содержатся в основном громкие обещания, а вот конкретных мер, способных кардинально улучшить ситуацию, практически нет. В результате до сих пор далеко не все старики обеспечены даже такой простой, но при этом необходимой услугой, как “помывка”. В России несколько миллионов пожилых людей нуждаются в постоянной медико-социальной помощи, а в интернатах живут только 220 тысяч человек…
В Кардоникском специнтернате с самого начала действует трудотерапия: пациенты (или все же жильцы?) с удовольствием обрабатывают грядки с овощами, сажают цветы, имеется здесь и своя небольшая кроликоферма – опять же деликатесный приварок к общему столу, а повара уже давно усвоили блюда из этого нежного мяса без грамма холестерина, – как раз то, что полезно людям преклонных лет… Желанными и частыми гостями здесь являются участницы фольклорного ансамбля “Маричка” Кардоникского СДК. Народные казачьи песни и задорные переплясы не только согревают души стариков, но и вселяют оптимизм, которые они черпают у жизнерадостных самодеятельных артисток, чей возраст у многих перевалил за седьмой десяток лет. Поэтому есть о чем поговорить, что вспомнить после концерта за чашкой чая и зрителям, и голосистым певуньям, ведь не зря говорят: “Память о былом – отрада стариков”. За такими разговорами первые словно нанизывают на стержень своих лет все более светлые бусины воспоминаний, ведь в жизни были не только переживания и безысходность, но и любовь, созидание, стремление к светлому будущему… В культурную программу входят также концерты местных музыкальных школ, хора общества слепых, учащихся церковной воскресной школы.
Кажется, древнегреческий философ Эпикур изрек: “Не юношу надо считать счастливым, а старца, прожившего жизнь хорошо”. Но не нам судить тех, кто в старости оказался без крова, семьи и заботы близких. И хотя считается, что всякий человек – творец судьбы, и желающего она ведет, нежелающего волочит, но разве не прав Сервантес: “Колесо судьбы вертится быстрее, чем крылья мельницы, и те, кто еще вчера были наверху, сегодня повержены в прах”…
…За прошедшие 13 лет через руки А. Вронина прошли уже многие обездоленные старики, и, к сожалению, случаи, когда их забирали досматривать родные и близкие, единичны. В последний путь их провожают в интернате со всеми подобающими ритуалами, по-христиански и по мусульмански, в зависимости от вероисповедания, с участием настоятеля Кардоникского храма отца Григория и Муратби-хаджи Лайпанова, заместителя муфтия КЧР.
 Условно пребывающих в интернате можно разделить на три категории: это совсем одинокие старики, те, которые являются обузой домочадцев и просто бомжи.
– Для нашей республики люди без определенного места жительства – явление не типичное, – считает Воронин. – Сильны родственные связи, горские и казачьи традиции. Это в больших городах такие границы размываются. Хотя элементы бродяжничества есть везде. Под эту категорию в основном попадают мужчины 45-60 лет, и основными причинами их опускания “на дно” стали либо алкоголизм и потеря трудоспособности, либо разрушение семьи, обман с недвижимостью, как правило, своими же родными. Средний срок проживания бомжей на улице 2-3 года, потом они просто умирают. Чаще причиной их смерти становятся чахотка, гепатиты, токсичная плесень на продуктах с помойки, паленая дешевая водка, зимой – переохлаждение, летом – перегревание. Сомневаюсь, что они гибнут от СПИДа… Проблему с бомжами все таки власти, общество стараются решить. Так, в Свистухе, что в Кочубеевском районе есть для них Центр временного пребывания, и находятся волонтеры, представители религиозных организаций, привозящие бродяжкам горячую еду и одежду. Не бросают на произвол судьбы этот “контингент” и у нас в республике. По крайней мере, и в нашем интернате таких несколько человек.
– Как вы с ними управляетесь? К таким людям трудно найти подход, ведь речь идет не о трудных подростках, а о людях, уже поживших и испивших всю горечь самого дна жизни… И потом, как правило, это люди пьющие, неуправляемые, вышедшие из мест заключения. Знаете, лично я не верю в мгновенные прозрения. Если они и бывают, то только тогда, когда перед человеком разверзается бездна, и он, отчаявшийся, потрясенный, ищет новую опору…
– Вначале социальную адаптацию эти люди проходят трудно. Например,  у нас сухой закон. Но у нас,  лечит даже сама остановка – внимание медиков, санитарок. У нас работает прекрасный врач-терапевт Евгения Панская, которая предельно внимательна к пациентам, она делает назначения, отличный диагност и умеющая врачевать, что называется и тело, и душу. Но, как говорится, слов из песни не выкинешь, приходится тесно сотрудничать с наркологами республиканской больницы. Бывает, отправляем на время тех, кто не может самостоятельно справиться с алкогольной зависимостью. Людям старшего поколения зачастую нужна не только бытовая, но и консультативная помощь. С 2011 года у нас работает мобильная бригада, для которой в рамках республиканской программы приобретена автомашина “Газель”. Кому-то нужно решить проблему с пенсионным начислением, кому-то привезти лекарство и продукты, – никому из наших подопечных не возбраняется покупать на их деньги то, что им хочется. Со всем этим и справляется наша мобильная бригада…
– Александр Георгиевич, в старости люди бывают и капризными, и сварливыми, у них портится характер. Порой, и домочадцам с ними трудно уживаться…
– Была у нас одна старушка, возомнившая себя особой чуть ли не голубых кровей, – ко всему относилась с презрением и большими претензиями, постоянно фыркала: “Подумаешь, вареники, подумаешь, банный день!” Мы созвонились с ее сыном, который ее к нам и устроил. Тот незамедлительно приехал и, забирая свою родительницу, произнес: “А теперь, мама, я тебе покупаю отдельную квартиру, ты ни с кем никогда не уживешься!”
Как считает Александр Воронин самая главная ценность в жизни – это семья, родственные узы. Это он усвоил в детстве и прочно закрепил, создав собственную семью. С женой Натальей Георгиевной в добре и согласии они прожили более 30 лет, у них двое детей, двое внуков, рядом с ними счастливая бабушка, мать и свекровь Нина Александровна. У супругов Ворониных почти схожие сферы деятельности – если муж опекает старых, то жена – малых, она работает воспитателем в Кардоникском детском садике и на хорошем счету у коллег и родителей, а малыши ее просто обожают…
Мы проходим по уютным палатам специнтерната. Только что закончился обед, и старики предпочли устроить себе “тихий час”. А те, кто помоложе,  присели у телевизора в холле или за стол сразиться в шахматы, другие отправились к кроликам. Все – как в большой и дружной семье, “под крышей дома твоего”, как поется в популярной песне. Поэтому в Кардоникский специнтернат всегда очередь. И, дай-то Бог, чтобы освободившиеся места все чаще были по радостному случаю, когда кто-то вдруг вспомнит, что его ждет – не дождется старенькая мама или немощный отец и заберет в родной дом, который ничем не заменишь. Потому что он единственный…

На снимке: Директор РГБУ “Специальный дом-интернат для престарелых и инвалидов” ст. Кардоникской Александр ВОРОНИН.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях