«Старший брат»

Вчера в 04:20
15 просмотров

17 февраля народному поэту КЧР Асербию Кирееву исполнилось бы 75 лет. Этот замечательный человек внес весомый вклад в развитие культуры ногайского народа. А для меня он был в первую очередь надежным другом, товарищем, мудрым наставником, старшим братом…
Мы познакомились в июле 1960-го года, когда оба поступали в Карачаевский госпединститут. Оба только вернулись из армии, и это нас сразу сблизило. Мы вместе ходили на консультации, на экзамены, в столовую…
 Помню, приближался экзамен по ногайскому языку и литературе. Мы явились на консультацию, а оказывается, преподавателя по этому предмету еще не приняли на работу. Кто же нам ответит на вопросы, кто поможет подготовиться к предстоящему испытанию? И тут выручил… Аскербий. Он окончил к тому времени Черкесское педучилище, работал учителем. Его багаж знаний был куда весомее нашего. 17 февраля народному поэту КЧР Асербию Кирееву исполнилось бы 75 лет. Этот замечательный человек внес весомый вклад в развитие культуры ногайского народа. А для меня он был в первую очередь надежным другом, товарищем, мудрым наставником, старшим братом…
Мы познакомились в июле 1960-го года, когда оба поступали в Карачаевский госпединститут. Оба только вернулись из армии, и это нас сразу сблизило. Мы вместе ходили на консультации, на экзамены, в столовую…
 Помню, приближался экзамен по ногайскому языку и литературе. Мы явились на консультацию, а оказывается, преподавателя по этому предмету еще не приняли на работу. Кто же нам ответит на вопросы, кто поможет подготовиться к предстоящему испытанию? И тут выручил… Аскербий. Он окончил к тому времени Черкесское педучилище, работал учителем. Его багаж знаний был куда весомее нашего. Немного подумав, он встал и пошел к доске, взял мел в руки и красивым почерком начал писать на ногайском, раскрывать темы одну за другой. В аудитории, где собрались абитуриенты, было тихо-тихо, все внимательно впитывали то, что говорил Аскербий. А когда консультация закончилась, мы удивленно спросили его: «Зачем тебе учиться в институте, если ты и так уже все знаешь по ногайскому языку?». На это Аскербий улыбнулся: «Нет, друзья, я всегда мечтал получить высшее образование».
 В течение нескольких дней он помог нам подготовиться к экзамену по родному языку, и все мы успешно справились с испытанием. И наше спасибо этому замечательному парню было искренним, от всей души.
 К сожалению, сложилось так, что, поступив на очное отделение, Аскербий по семейным обстоятельствам сразу же перевелся на заочное. Но, забегая вперед, скажу, что это не разрушило нашей завязавшейся мужской бескорыстной дружбы, которая продлилась более полувека.
 Аскербий устроился на работу учителем начальных классов в ауле Шобытлы Тарумовского района Дагестанской Республики. Там, в Дагестане, он женился на прекрасной девушке, которая вместе с ним училась в педучилище, Шерифат Боранбаевой. И вместе с Шерифат они создали крепкую, счастливую семью.
В мае 1961-го Киреевы приехали в Черкесск – Аскербия пригласил на работу редактор областной газеты «Ленин йолы» Баубек Асхадович Карасов. Поселились молодые в съемной квартире по ул. Кавказской, так как не имели собственного жилья. Но какая же теплая атмосфера царила в их доме! В студенческие годы, когда я из Карачаевска ехал домой к родителям в Эркин-Халк, выкраивал время, чтобы обязательно навестить Киреевых. И они всегда тепло и сердечно встречали меня, в их окружении ты просто отдыхал душой!
Помню, в связи с этим у нас вышел курьезный случай. В один прекрасный день, когда я гостил у Киреевых, Аскербий предложил: «Пойдемте, я вас всех вместе сфотографирую». Всех – это меня, Шерифат и Киреевых-младших: к тому времени у Аскербия и Шерифат уже было двое детей. Тамара уже ходила, и она встала между мною и матерью, а Адлея я взял на руки… В общем, Аскербий щелкнул фотоаппаратом.
 А спустя какое-то время мне в общежитие в Карачаевске приходит письмо. Раскрываю конверт, а там – фото. Ребята увидели снимок и ахнули: «Смотрите, смотрите, у Ажмагомеда есть семья: жена и двое прекрасных детей. А нам говорил, что не женат! Обманщик!». Честно говоря, у меня даже отношения с однокурсниками несколько натянулись тогда из-за этой истории. Впрочем, все быстро встало на свои места. А когда я рассказал об этом случае с фотографией Аскербию, он рассмеялся: «Хорошо, что тебе так досталось. А то сидишь, как барсук. Когда наконец на свадьбу пригласишь? Давно пора!»
Много позже, когда мы семьями собирались вместе, Аскербий не раз вспоминал этот случай и хохотал. И я смеялся вместе с ним, потому что стыдиться тут нечего – Аскербий и его семья мне всегда были очень близки и дороги.
 Помню, как он приезжал в Карачаевск на сессии и как мы радовались встречам друг с другом, как беседовали допоздна, вспоминали армейскую юность, строили планы на будущее. Я делился с ним конспектами, учебниками, необходимой литературой. А он… Он делился со мной своими знаниями, своим литературным вкусом. В наши студенческие годы редакция «Ленин йолы» регулярно проводила совещания-семинары с молодыми селькорами, где перед собравшимися выступали Фазиль Абдулжалилов, Баубек Карасов, Суюн Капаев. Выступал и Аскербий, и его советы о том, как писать в газету, мне всегда были очень интересны. И свои статьи, заметки, очерки, рассказы я показывал только ему. Человеку, которому я доверял, который излучал удивительное тепло и благожелательность. Он никогда не показывал своего превосходства, был очень внимателен, тактично учил находить для своих материалов нужные слова. «Подумай, как лучше сказать, – говорил он, – еще подумай, не спеши». И когда я «придумывал», он искренне радовался за меня: «Вот теперь – другое дело!». Это была замечательная школа, которую мне никогда не забыть.
 Летели годы. Но наша дружба становилась только крепче. Вот в семье Киреевых появился на свет и третий ребенок – Тимур. Вместе с Аскербием мы забирали Шерифат с сынишкой из роддома, и Аскербий в знак нашей дружбы, которой он тоже дорожил, доверил мне внести мальчика в отчий дом. Это был очень волнующий момент…
Удивительно ли, что к Аскербию я часто обращался за советом в разных жизненных ситуациях? Этот человек умел дружить, умел подставить свое плечо в трудную минуту. Помню, когда у меня тяжело заболел отец, только благодаря его поддержке, его советам я не поломал своей карьеры. А мой дом… Он ведь у меня такой, каким посоветовал его сделать Аскербий.
Как-то я поделился с ним планами о строительстве дома в родном ауле. Он с радостью поддержал мою идею. Когда решили заготовить булыжники для фундамента, Аскербий первым пришел на помощь. Он работал, не зная усталости, шутил, поднимал всем настроение. Мы и не заметили, как вывезли восемь машин речных камней. И с легкой его руки началось строительство, в котором он принимал непосредственное участие, привлекая к работе порой и своих сыновей. Когда завершили строительство фундамента, Аскербий заметил: «Фундамент получился высокий, крепкий. Пусть стоит вечно. Но я думаю, что засыпать его землей не стоит. Посмотри, почти первый этаж дома готов, надо только положить несколько рядов кирпича. И сколько ты сэкономишь стройматериала – на одном фундаменте, считай, два дома построишь!»
 Я не собирался строить двухэтажный дом, но Аскербий настоятельно посоветовал сначала взвесить все “за” и “против”. В итоге дом построили по его проекту. Прошло много лет, а мы до сих пор говорим про первый этаж нашего дома, что это этаж Аскербия Киреева.
 Он был удивительно прост в общении, хотя уже работал заместителем главного редактора «Ленин йолы». Его имя было известно далеко за пределами Карачаево-Черкесии. Стихи Аскербия с любовью читали в Ставропольском крае, Астраханской области, Дагестане, Чечне. Многие его произведения были переведены на русский, каракалпакский, казахский и другие языки. Он издал несколько сборников книг «Качели», «Голубь», «Ласточка», «Телеграмма», «Бабочка», «Зеркало» и другие. Его произведения были включены в школьные программы и учебники, изучались в школах и вузах. Но Аскербий не останавливался на достигнутом. Он загорелся новой идеей.
 – Знаешь, – поделился со мной однажды, – эта проблема меня мучает уже несколько лет. На встречах ногайских писателей и поэтов с жителями республики часто задаются вопросы, особенно родителями, почему не выходит в свет журнал для ногайской детворы. К нам в редакцию приходят письма от учителей с миниатюрами на тему детства и юношества, которые тоже можно было бы использовать, будь у нас журнал. По-моему, настала пора взяться за это дело.
И он взялся. И при поддержке руководства республики стал выходить первый в Карачаево-Черкесии детский государственный журнал «Маъметекей». Сколько сил, сколько души вложил в этот журнал Аскербий Киреев. По сути, «Маъметекей» стал четвертым ребенком Аскербия Суюновича.
Помню, как он радовался, когда редакции журнала выделили кабинет. Вместе с женой Аскербий все привел в порядок, помыл, вычистил. Из дома принес оконные занавески, книжные полки, телевизор. Здесь же был поставлен сейф для отчетов, печати, штампов, документов. Сын Тимур, зная, в каком положении находилась редакция журнала, подарил новый компьютер с принтером, а редакции газеты «Ногай давысы», являвшейся соучредителем журнала и помогавшей выпускать «Маъметекей», – цифровой фотоаппарат.
Аскербий мужественно преодолевал все трудности, связанные с изданием журнала, трудился, не покладая рук, чтобы вовремя сдать в печать очередной номер, в котором были и творчество самих ребят, и сказки, стихи, рассказы взрослых авторов, полезные советы учителей, материалы об уважаемых людях республики, составляющих гордость Карачаево-Черкесии, отрывки из ногайского эпоса, устное народное творчество, кроссворды, загадки и многое другое. Он вечно решал какие-то вопросы, связанные с журналом: искал спонсоров, когда не хватало средств, бился над проблемой доставки издания читателям и т. д. И так семь лет, пока он был главным редактором – директором этого литературно-художественного журнала для детей…
При этом Аскербий Киреев еще и руководил секцией молодых ногайских писателей. Он старался помочь каждому начинающему автору стать «на ноги», найти себя, раскрыть свои таланты. Студенты, учащиеся после встреч с Аскербием Суюновичем становились более активными, инициативными. Он радовался, когда к нему шла молодежь посоветоваться, поговорить и показать только что написанные стихи, рассказы. Кроме того, Аскербий Киреев и по почте получал много писем от подрастающего поколения. Он ничего не пропускал мимо себя, все читал, аккуратно помечал хорошо, удачно написанные места и слабые моменты, давал полезные советы. Он постоянно напоминал молодой поросли, что успех – в труде, надо кропотливо трудиться…
Сам Аскербий был настоящим трудягой. Он не только писал свои произведения, но и был был прекрасным переводчиком. Благодаря ему ногайские читатели познакомились с произведениями известных российских и зарубежных поэтов, а также многих писателей и поэтов Карачаево-Черкесии и Северного Кавказа. Аскербий Суюнович перевел на ногайский язык произведения Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Самуила Маршака, Корнея Чуковского, абазина Кали Джегутанова, абхаза Алексея Джонуа, адыгейца Исхака Машбаша, армянина Аршалуйса Сарояна, балкарца Кайсына Кулиева, башкира Шалима Давлетова, болгара Георги Гривнева, даргина Омарла Батырая, казаха Туманбая Молдагалиева, каракалпака Матибая Бердиева, карачаевки Халимат Байрамуковой, кыргыза Токтосуна Самуданова, латыша Яна Судрабкална, осетина Коста Хетагурова, татарина Муссы Джалиля, украинца Леонида Кумиша, черкеса Хусина Гашокова, якута Николая Босикова. Я специально перечислил поэтов, указывая их национальную принадлежность, – Киреев был настоящим интернационалистом, патриотом великой Родины.
Он впервые перевел на ногайский язык Коран в помощь верующему населению и издал брошюру, как надо делать намаз, читать молитвы.
Аскербий Киреев был известен и как автор замечательных ногайских песен. На его стихи музыку написали композиторы М. Ногайлиев, З. Зинеев и другие. Всего создано около двадцати песен, которые звучат до сих пор не только в Карачаево-Черкесии, но и далеко за ее пределами.
На протяжении 50 лет он плодотворно работал на ниве ногайской литературы и журналистики, принимал участие во всех мероприятиях, посвященных пропаганде лучших традиций и обычаев народов многонациональной Карачаево-Черкесской Республики, в работе научно-практических конференций, выступал на страницах газет и журналов, по телевидению и радио.
Аскербий Киреев регулярно выезжал во многие населенные пункты, учебные заведения на встречи ногайских писателей и поэтов с жителями республики, студентами, учащимися. После таких мероприятий он возвращался радостным, счастливым, бодрым, окрыленным. Он видел наяву, что его произведения читают многие, им нравятся его стихи, сказки, его переводы известных писателей и поэтов, и вновь с воодушевлением брался за перо, из-под которого вышло около двух десятков сборников стихов, рассказов и очерков. С именем Аскербия Киреева связано становление и дальнейшее развитие детской поэзии. Он впервые в ногайской литературе начал писать для детей сказки в стихах. Своим творчеством этот человек приносил людям радость, вселял в их сердца оптимизм и веру в прекрасное будущее.
Правительство Российской Федерации и Карачаево-Черкесской Республики высоко оценили его неутомимый труд, весомый вклад в развитие ногайской литературы и культуры.
За многолетний и добросовестный труд и заслуги в области литературы и культуры, активное участие в общественной жизни Аскербий Киреев был награжден орденом «Знак Почета», медалью «Ветеран труда», удостоен почетных званий «Заслуженный работник культуры Российской Федерации», «Народный поэт Карачаево-Черкесской Республики», «Заслуженный журналист Карачаево-Черкесской Республики», памятного знака «300 лет Российской печати», награжден многими почетными грамотами…
Его не стало в декабре 2011 года. А мне все не верится, что друг ушел. Он будет жить в наших воспоминаниях, его голос будет звучать в его светлых произведениях. А еще у него осталось прекрасное продолжение – дети, Тамара, Адлей и Тимур, получив высшее образование, заняли достойное место в жизни. Растут семеро красивых внуков и внучек Аскербия. Как бы радовалось его сердце в юбилей…

А. КАТАГАНОВ,
заслуженный работник государственной службы
Карачаево-Черкесской Республики.

Поделиться
в соцсетях