21 февраля – Международный день родного языка

22 февраля в 04:24
10 просмотров

“Да не угаснет ваших предков речь”…
       О тебе, Коста!
Удивительно, как в наше меркантильное время сохранилась эта порода людей – музейщики, историки, краеведы, знатоки древности… Для них родная земля – как часть собственной души, а краеведение – собственная память. Об этом думается, когда переступаешь порог краеведческого музея Коста Хетагуровской школы. Следуя за его хранительницей, учителем осетинского языка высшей категории Юлией Нартиковой, я со всех стен ощущала пристальный взгляд великого Коста – с портретов на холстах и фотографий в рамках, обложек книг и журналов, наконец, миниатюрного бюста, удачно вписавшегося в экспозицию. Самая главная ценность музея, безусловно, картина кисти Коста Хетагурова в подлиннике “Дети на каменоломне”. “Да не угаснет ваших предков речь”…
      О тебе, Коста!
Удивительно, как в наше меркантильное время сохранилась эта порода людей – музейщики, историки, краеведы, знатоки древности… Для них родная земля – как часть собственной души, а краеведение – собственная память. Об этом думается, когда переступаешь порог краеведческого музея Коста Хетагуровской школы. Следуя за его хранительницей, учителем осетинского языка высшей категории Юлией Нартиковой, я со всех стен ощущала пристальный взгляд великого Коста – с портретов на холстах и фотографий в рамках, обложек книг и журналов, наконец, миниатюрного бюста, удачно вписавшегося в экспозицию. Самая главная ценность музея, безусловно, картина кисти Коста Хетагурова в подлиннике “Дети на каменоломне”. Сюжет ее на первый взгляд суров и беспристрастен, – на ней изображены двое бедно одетых мальчишек, занятых изнурительным тяжелым трудом, который не всегда под силу даже взрослому мужчине, но сколько же печали, безысходности, невыплаканных слез в их выразительных глазах! Коста любил рисовать глаза, их выражение – то едва уловимое, то резкое и яркое в восторге, гневе, радости… В эти глаза можно смотреть, как в озера, как в омуты с таинственным и невидимым дном…
Мы проходим от одной экспозиции к другой, где предметы старинного осетинского быта (деревянная прялка, набор кувшинов, посуды, ведер, в которых носили воду из Кубани) создают фон запечатленной здесь эпохи. Одинокое селение переселенцев-осетин среди карачаевских аулов приютилось у горы Шоана с древним монастырем, а с противоположной стороны близко от жилищ бурлила Кубань. Тебя, Коста, часто видели на крутом берегу, – чем влекла тебя непокорная Кубань, собравшая все свои потоки и ручьи воедино и превратившая каждую свою каплю в бойца? А ты уходил дальше, то вниз, в сумраках ущелья, то вверх к снегам – новые вершины влекли тебе к себе. Где-то здесь ты увидел сказочного джук-тура, и родились стихи:
            Бестрепетно, гордо стоит на откосе
           Джук-тур круторогий в застывших снегах,
           И весь, индевея в трескучем морозе,
           Как жемчуг горит он в багровых лучах…

По вечерам в старой сакле отца Левана Елизбаровича он брал в руки фандыр (двенадцатиструнный музыкальный инструмент), и тонкие нервные пальцы перебирали струны, натягивая их покрепче, чтобы звенели они чисто в лад одна другой… Откуда же у маленького фандыра такая мощная сила? Сколько звуков здесь сразу рождается, рвется вон, заполняя все вокруг! Тесна для них сакля, не удерживают их каменные стены – ветер несет хетагуровскую песню по ущелью от скалы к скале, от жилища к жилищу: “То дум моих бремя, то вещий фандыр, несу я, как семя, поэзию в мир. А сердце народа – как нива оно, где светлые всходы взрастить мне дано”…
Музей этот уникален тем, что экспонаты здесь собирались жителями и краеведами селения Коста Хетагурова и Северной Осетии-Алании, многие ценные издания подарены писателями Южной Осетии. Коста живет в сердцах всех осетин, поэтому отсвет этой народной любви ложится на село в Карачаево-Черкесии, где он провел последние годы своей жизни и его проводили с почестями в последний путь. Открытие величественного памятника Коста Хетагурову в 1962 году стало большим праздником не только для жителей села, но и для всех северо кавказских республик и автономных областей, чьи лучшие поэты и писатели съехались на это мероприятие.
Неоценим его вклад в развитие литературного осетинского языка, берущего свое начало от древних скифов, – он обогатил его лексику, благодаря его правильной речи избежала потрясений и фонетика. И сегодня духовное завещание Костахранить и беречь родной язык, несмотря на пережитые общественные катаклизмы и потрясения, смену эпох, идеологических установок, а то и их отсутствие, неустанно и преданно чтят в единственной школе Карачаево-Черкесии с момента ее образования в 1882 году, где учительствовала, как гласят исторические источники, “девица Ольга Хетагурова”, сестра поэта, продолжившая педагогическую деятельность до конца жизни.
Как писал известный поэт Николай Доризо, часто бывший в наших краях: “Да не угаснет ваших предков речь, и я прошу вас, малые народы, не просто в книге речь свою беречь, а в “Красной книге” матери-природы”…
      Уроки Зинаиды Харитоновны
Наверное, было бы несправедливо сейчас обойти вниманием зачинательницу этого музея, подлинного энтузиаста, прекрасного преподавателя осетинского языка Зинаиду Харитоновну Баскаеву (Псхациеву). Приехав в далеком 1954 году из селения Зильги Провобережного района Северной Осетии на вторую родину Коста, она сразу заявила о себе как профессиональный лингвист, истинный носитель литературного осетинского языка, хотя окончила русское отделение историко-филологического Северо-Осетинского госпединститута. Как считает З. Баскаева, этим она обязана прежде всего своему преподавателю, выдающемуся ученому-филологу, автору десятков словарей, лауреату Государственной премии СССР за 1981 год, сотруднику Института языкознания АН СССР Василию Абаеву. Ученый не только с широчайшей эрудицией, но и редким лингвистическим даром, он в числе многих научных исследований являлся разработчиком бесценного “Историко-этимологического словаря осетинского языка”. Благодаря Василию Ивановичу (в народе его называли просто Васо, потому как он был доступен и простому табунщику, когда ездил в филологические экспедиции, и рядовому учителю, и почетному старцу, который был знаком с великим Коста) институт, где училась Зинаида Баскаева, внес весомый вклад в становление и развитие истории, языкознания, культуры, этнографии, народного образования.
“Уроки Зинаиды Харитоновны были наполнены высоким смыслом, от них веяло любовью к родной речи, – вспоминает бывшая ее ученица, заведующая библиотекой Зарифа Чехова. – И это трепетное отношение к родному слову мы пронесли через всю жизнь. В советскую эпоху в школе изучение народных обычаев, традиций, обрядов если не поощрялось, то и не приветствовалось, а Зинаида Харитоновна уже с младших классов раскрывала перед нами всю их мудрость, своеобразие и красоту”.
Силу влияния родного слова на души односельчан З. Баскаева использовала и во время бесед с родителями на темы воспитания в семье, работе сельского женсовета, она же являлась инициатором вещания на осетинском языке районного радио. И когда несколько раз в месяц на родном языке звучал голос Зинаиды Харитоновны, все костахетагуровцы, от мала до велика, льнули к своим радиоточкам. Ее эмоциональные эссе, звучащие в эфире, не оставляли равнодушным никого: в них шла речь о почитании предков и побратимстве, горском кодексе чести и уважении к женщине, героическом начале своего народа. Она взывала к тому, что судьба родного языка решается в семьях, быту, и национальное самосознание неотделимо от родной речи. Народы можно делить на большие и малые, но к языкам это неприменимо. Каждый язык велик для осетинского народа…
И слова ее ложились на благодатную почву, тем более, земляки видели, как она по крупицам собирает экспонаты для будущего школьного музея, как буквально на “своем горбу” возит из Осетии учебники по родному языку… После 40 лет преподавания в школе, уйдя на заслуженный отдых, в детской районной библиотеке З. Баскаева организовала читательский клуб для малышей “Шаби” (“Дитя”), где продолжала сеять “разумное, вечное, доброе”… Несмотря на преклонный возраст, Зинаида Харитоновна полна интересных идей, ее по-прежнему волнует судьба родных языков. Мы с ней в течение многих лет поддерживаем самые теплые дружеские отношения. Недавно, к примеру, зазвав меня на традиционные осетинские три пирога, с горечью задала риторический вопрос: “Почему канули в Лету традиционные декады братских литератур, которые проводились раньше регулярно в республиках, автономиях и облостях? Почему в стране нет продуманной национальной политики как существовать национальным писателям в условиях культурной изоляции, когда взаимные переводы практически не осуществляются и нет живого общения?..”
Мне оставалось ее только успокоить, заверив, что все когда-нибудь возвращается на круги своя, и процитировать магические умиротворяющие строки Коста, его заветный томик стихов у меня всегда под рукой: “Весь мир – мой храм, любовь моя – святыня, Вселенная – Отечество мое”…
       Эстафета – в надежный руках!
Как отзываются о Юлии Георгиевне Нартиковой ее коллеги, глубокое знание предмета, трудолюбие, хорошая профессиональная подготовка дают учителю родного языка возможность разнообразить методы и приемы проведения уроков и внеклассных мероприятий. В 1996 году она возглавила школьный музей и во многом его преобразовала, дополнила экспозиции, вложив в оформление художественный вкус и фантазию, заинтересовав в своих творческих поисках учащихся и их родителей. Практически все уроки, связанные с изучением наследия Коста Хетагурова, она проводит в музее, где особая аура и “присутствие” ушедшей эпохи заставляют более проникновенно и трепетно звучать отрывки из его произведений… В «одной связке» с Ю. Нартиковой работает и ее младшая коллега Людмила Баракова.
Самое ценное то, что интерес к изучению языка великого Коста проявляют и карачаевские дети, причем не на бытовом уровне (обиходные слова и выражения здесь знают почти все учащиеся других национальностей – как же их не знать, если ребята вместе ходили в детский сад, учатся в одном классе и живут по соседству!). То же самое и с осетинским детьми, к примеру, одиннадцатиклассник Егор Абаев в совершенстве владеет карачаевским, что и не удивительно, ведь многие его прадеды свободно общались с соседями из поселка Новый Карачай.
Сама Юлия Георгиевна тесно сотрудничает с известной детской карачаевской поэтессой Байдымат Кечеруковой. Благодаря их творческому тандему в 1999 году в свет вышла книга на осетинском языке “Цъиуцъиу” (“Птичка”) – это перевод карачаевских стихотворений Б. Кечеруковой, который осуществила Ю. Нартикова.
– Юлия Георгиевна, так вы у нас, оказывается, еще и поэтесса?! Как возникла эта идея?
– Вы знаете, есть такое, как бы пафосно ни звучало сегодня, бессмертное стихотворение “Не смейте забывать учителей!” Я бы его посвятила бывшему директору нашей школы Нине Николаевне Брегуле, которая почти пятьдесят лет своей жизни отдала образованию. Она для нашего села – легенда, если хотите, его мать и совесть нации, ведь сколько учеников и начинающих педагогов прошли через ее руки… Я рано лишилась мамы и в Нине Николаевне видела прежде всего родного человека, духовного наставника – она могла и пожурить, и объявить выговор, и одновременно посочувствовать, поддержать, подать интересную идею. Много сил она вложила и в организацию нашего музея. Человек очень демократичный, самых широких взглядов, она постоянно воспитывала и педагогический коллектив, и учащихся в духе веротерпимости, сплоченности, прививала чувство единства с окружающими народами. И именно она свела меня с Байдымат Кечеруковой, за что я ей премного благодарна. Детская книга, переведенная мною с русского подстрочника, предназначена для детей младшего школьного возраста и, замечу, пользуется  большим успехом. Я ее использую на уроках внеклассного чтения. В планах – перевести на мой родной язык и другие детские произведения Кечеруковой.
– Юлия Георгиевна, я знаю, что вы занимаетесь большой исследовательской деятельностью и ваша проектная работа “Обычаи и традиции осетинского народа” имела большой успех на научно-практической конференции “Толерантность – основа мирной жизни”, которая проходила в Пятигорском институте экономики и права… Но сейчас вопрос чисто прагматический: испытываете ли трудности с приобретением учебников осетинского языка?
– Что ж, их приходится привозить из Осетии на собственном транспорте, но на эти мелкие издержки не обращаю внимания. Самое главное, там знают, что наше село – их неразрывная частица, освященная именем Коста, поэтому Министерство образования науки РСО-Алания всегда идет нам навстречу, как и массовые и школьные библиотеки. Учебники отвечают всем современным требованиям и красочно иллюстрированы. Но я бы хотела сказать, что никакие продвинутые учебники не спасут родные языки, и осетинский  в том числе, если ими не будут пользоваться в семье и быту. Дерево рушится, если подсечь его корни в земле. Язык погибает, если подсечь его корни в семье. Вот почему мы должны хранить и беречь родной язык,прежде всего у себя дома…

На снимке: учитель осетинского языка высшей категории Юлия НАРТИКОВА с учащимися в школьном музее.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях