Дорога жизни

29 января в 06:19
 просмотров

Героиням моего рассказа чуть-чуть за восемьдесят. Они родились в годы первой пятилетки, носившей название сталинской: Валентина – в 1932-м, Эльвира – в 1933-м в большой и дружной семье рабочего одного из заводов города на Неве Петра Раппе. Кроме девочек в семье еще было трое сыновей.
Когда началась война, старший брат девочек семнадцатилетний Альберт ушел добровольцем на фронт, и связь с ним прекратилась. Отца эвакуировали с заводом в город Орск, а мама с остальными детьми из-под Ленинграда переехала в город, на улицу Лиговскую (ныне проспект Лиговский Санкт-Петербурга) к своей матери. В архивах сохранились военные снимки той поры, на которых запечатлена именно эта улица в центре Ленинграда. Мать надеялась, что вместе им будет полегче. Но, как известно, человек предполагает, а время диктует свое – 8 сентября началась блокада города, длившаяся 872 дня. В городе не было света, тепла и продовольствия: ежедневный паек хлеба в первую блокадную зиму составлял: для рабочих – 250 граммов, для служащих, иждивенцев и детей до 12 лет – 125 граммов. И какой это был хлеб! Несъедобные примеси в нем составляли почти пятьдесят процентов, остальные пятьдесят – солод, овес и шелуха. Но и этому люди радовались.

Героиням моего рассказа чуть-чуть за восемьдесят. Они родились в годы первой пятилетки, носившей название сталинской: Валентина – в 1932-м, Эльвира – в 1933-м в большой и дружной семье рабочего одного из заводов города на Неве Петра Раппе. Кроме девочек в семье еще было трое сыновей.
Когда началась война, старший брат девочек семнадцатилетний Альберт ушел добровольцем на фронт, и связь с ним прекратилась. Отца эвакуировали с заводом в город Орск, а мама с остальными детьми из-под Ленинграда переехала в город, на улицу Лиговскую (ныне проспект Лиговский Санкт-Петербурга) к своей матери. В архивах сохранились военные снимки той поры, на которых запечатлена именно эта улица в центре Ленинграда. Мать надеялась, что вместе им будет полегче. Но, как известно, человек предполагает, а время диктует свое – 8 сентября началась блокада города, длившаяся 872 дня. В городе не было света, тепла и продовольствия: ежедневный паек хлеба в первую блокадную зиму составлял: для рабочих – 250 граммов, для служащих, иждивенцев и детей до 12 лет – 125 граммов. И какой это был хлеб! Несъедобные примеси в нем составляли почти пятьдесят процентов, остальные пятьдесят – солод, овес и шелуха. Но и этому люди радовались.

– За водой мы ходили на Неву, – вспоминает блокадница, жительница Черкесска Эльвира Петровна Берекина, – когда выпадал снег, собирали и топили его, обогревались буржуйками, постоянно испытывали чувство голода.
Первой от голода умерла бабушка, потом ушли из жизни братья, в апреле 1942 года скончалась мама. Девочек определили в детский дом, сотрудников и воспитанников которого в июне 1942 года вывезли из блокадного города по «дороге жизни».
В Ульяновске, куда был эвакуирован детский дом, в 1946 году их и нашел родной дядя по линии матери Владислав Шимкун. Отец девочек скончался в июне 1945 года, не успев забрать их из детского дома. Дядя забрал девочек к себе в г. Рыбинск Ярославской области, где они проживали до 1951 года, пока не отыскались следы их брата. Оказалось, что Альберт не погиб на фронтах Великой Отечественной и живет в городе Кутаиси Грузинской ССР.
Его лучший друг Василий Берекин стал вскоре мужем Эльвиры Петровны. Волею судьбы семья оказалась в городе Черкесске, где Василий Семенович устроился на завод холодильного машиностроения, которому был верен до последних дней своей жизни.
Сюда, в Черкесск, переехала со своей семьей и Валентина Петровна Мусина. В 2009 году сестер пригласили в город-герой на Неве, где отмечалось 65-летие снятия блокады. Деньги на поездку выделила городская администрация. В городе-герое на Неве им вручили памятные медали.
Сегодня они помогают детям воспитывать внуков и правнуков. Несмотря на годы, легки на подъем – то Эльвира Петровна спешит к сестре, то Валентина Петровна спешит проведать младшенькую. Память то и дело возвращает их к тем далеким и страшным дням, пережить которые они не желают никому.
– Эльвира Петровна, что больше всего цените в людях? – интересуюсь я.
Она отвечает, не задумываясь:
– Доброту и взаимопонимание. В войну люди помогали друг другу, чем могли. У нас соседка была, учительница. Так она сэкономит кусочек хлеба и несет его нам, детям. Сейчас люди несколько другие, хотя и жизнь другая – все живут в достатке.
Но неужели, чтобы стать добрее, нужно пройти через ад – войну, голод, холод?..

НА СНИМКАХ: Валентина Петровна МУСИНА

и Эльвира Петровна БЕРЕКИНА.
Фото Таулана ХАЧИРОВА.

Полина СЕМЕНЧЕНКО
Поделиться
в соцсетях

Последние новости

На проездных картах Московского метрополитена появятся достопримечательности Карачаево-Черкесии
10:45
Сергей Степашин: У Карачаево-Черкесии есть возможность стать первым регионом в России по досрочной реализации программы переселения граждан из аварийного жилья
10:43
Руководство Фонда содействия реформирования ЖКХ удостоило знака отличия «Дом образцового содержания» многоквартирный дом в Черкесске
08:43
В Центре социального обслуживания населения открылось новое специализированное отделение оздоровительного, социально-медицинского обслуживания на дому в г. Черкесске
15:52
В Пенсионном фонде Карачаево-Черкесии гражданам помогут собрать документы, подтверждающие стаж и заработок
13:23
Альберт Кумуков встретился Уполномоченным от Духовного Управления Мусульман Карачаево-Черкесии по г. Карачаевску и Карачаевскому району
13:21