Судья – это звучит гордо!

18 февраля в 07:13
6 просмотров

На своих двоих, на электричке, на автобусе, на фуникулере, в гору пешком и снова на канатке (в общей сложности – три часа) – так я добиралась до места работы олимпийских судей из Карачаево-Черкесии. Экстрим-парк «Роза-хутор» расположен на высоте 1100-1200 метров над уровнем моря. Спортсмены живут на той же высоте в горной деревне для лучшей адаптации к погодным и высотным условиям. А вот судьи живут на равнине: в Адлере и в селе Эсто-Садок – и тем же путем добираются до места работы каждый день. Поэтому, испытав на себе тяготы изнурительного пути, смотрела на них с неподдельным восхищением.
На месте нашла троих: руководителя нашей судейской команды – Уруслана Джараштиева, Тенгиза Джараштиева и Вячеслава Грекова. Последний был занят на соревнованиях по могулу – подготавливал трассу. Поэтому, спрятавшись от гула и шума толпы болельщиков в кафе, продолжили разговор с Урусланом Магомедовичем и его сыном.

На своих двоих, на электричке, на автобусе, на фуникулере, в гору пешком и снова на канатке (в общей сложности – три часа) – так я добиралась до места работы олимпийских судей из Карачаево-Черкесии. Экстрим-парк «Роза-хутор» расположен на высоте 1100-1200 метров над уровнем моря. Спортсмены живут на той же высоте в горной деревне для лучшей адаптации к погодным и высотным условиям. А вот судьи живут на равнине: в Адлере и в селе Эсто-Садок – и тем же путем добираются до места работы каждый день. Поэтому, испытав на себе тяготы изнурительного пути, смотрела на них с неподдельным восхищением.
На месте нашла троих: руководителя нашей судейской команды – Уруслана Джараштиева, Тенгиза Джараштиева и Вячеслава Грекова. Последний был занят на соревнованиях по могулу – подготавливал трассу. Поэтому, спрятавшись от гула и шума толпы болельщиков в кафе, продолжили разговор с Урусланом Магомедовичем и его сыном.

Именно благодаря стараниям президента Федерации горнолыжного спорта и сноуборда, а также Федерации фристайла Карачаево-Черкесии У. Джараштиева, получившего квоту на обучение десяти специалистов из КЧР, в республике появилась своя коллегия судей по фристайлу. Два года молодые люди ездили на семинары, получали соответствующие знания, а потом практиковались, участвуя в качестве судей во всех тестовых соревнованиях в Сочи, на Кубке мира по фристайлу. В итоге – девять человек получили уникальную возможность работать и повышать свою квалификацию на XXII зимних Олимпийских играх.
Уже упомянутый Вячеслав Греков, Виолета Бергина, Дарья Чотчаева, Марина Бублик, Таулан Хубиев, Отар Джараштиев и Айтек Гаджаев работают на Олимпиаде в качестве судей по фристайлу. Уруслан и Тенгиз Джараштиевы заняты на трех видах: горнолыжный спорт, сноуборд и фристайл.
– Судейскую работу многие представляют как бумажную: сидит там за столом – результаты смотрит и решения принимает. Но это совсем не так. Судьи делают все. Та же подготовка трасс – наша работа. Во время самих соревнований многие работают в качестве контролеров или в группе быстрого реагирования, – рассказывает Уруслан Магомедович.
Сам У. Джараштиев – заместитель руководителя хронометража горнолыжных дисциплин. На Олимпийских играх используется мощнейшая электронная аппаратура, но ручной хронометраж тоже необходим. В обязанностях Джараштиева – контролировать и обобщать результаты работы судей, которые стоят на всех участках трассы вплоть до табло. А на горнолыжной трассе во время соревнований одновременно стоят до 50-60 судей!
– Физические нагрузки у вас немалые. Тяжко приходится? – вспоминая о дорожных злоключениях и скользя взглядом по ленточке горнолыжной трассы, которая убегает далеко вверх, интересуюсь у Уруслана Магомедовича.
– Вовсе нет. Тяжело только, когда после летнего перерыва снова поднимаешься в горы. А сейчас я чувствую себя прекрасно. Тем более – я на лыжах. Для меня это в удовольствие.
Уруслан Джараштиев уже сорок лет как неразлучен с горнолыжным спортом. В свое время он работал инструктором в Приэльбрусье, Домбае, Архызе. В 1998 году вошел в Федерацию горнолыжного спорта страны как представитель Юга России. Несколько лет являлся членом Олимпийского комитета России. Работает старшим тренером сборной России среди глухих. Он создал и возглавил не только Федерации горнолыжного спорта и сноуборда, а также фристайла Карачаево-Черкесии, но и Ассоциацию зимних видов спорта СКФО, куда входят четырнадцать северокавказских спортивных федераций. И всех своих троих сыновей Уруслан Магомедович поставил на лыжи, едва они научились твердо стоять на ногах. «Я единственный поздно научился – в пять лет», – смеется Тенгиз.
К концу беседы приберегла нелегкий вопрос, которым задается, наверное, каждый житель КЧР: «Почему от Карачаево-Черкесии – республики, известной своими горнолыжными курортами, нет ни одного участника на зимних Олимпийских играх в Сочи? Даже больше, почему у нас нет ни одного именитого спортсмена? Почему мы не слышим о победах наших горнолыжников?»
– Причин много, – немного помолчав, отвечает У. Джараштиев. – Чтобы изменить, переломить создавшуюся ситуацию, мы должны в корне поменять свое отношение к спорту.
Он приводит в пример швейцарскую деревушку, где был во время международных соревнований. Встретив большой парад с музыкой и песнями, поинтересовался, что за праздник отмечают жители. Оказалось, они с таким размахом празднуют начало соревнований по горным лыжам, причем не какого-то регионального масштаба, а всего лишь – внутри своей деревушки. «А поселение-то меньше, чем твой родной а. Сары-Тюз! Вот это отношение к спорту!» – восклицает мужчина.
По мнению Джараштиева, нужно прилагать все усилия, чтобы сделать зимние горнолыжные дисциплины массовым спортом: «Только из массового спорта произрастают чемпионы». Идей у него много. К примеру, Уруслан Магомедович предлагает ставить школьников на лыжи в рамках уроков физкультуры и даже готов лично этим заниматься, поэтому ищет поддержку своей идеи в министерствах образования и спорта республики.
«Надо создавать фристайл- и сноуборд-парки с различными препятствиями – это сейчас очень модно и привлечет молодежь, туристов, – продолжает Джараштиев. – Надо создавать детские площадки, чтобы дети не катались со взрослыми, и ставить для них не бугеля, а современные трапы. Очень важно, чтобы у нас появилось искусственное оснежение (вперемешку с натуральным снегом он создает хороший твердый наст, чтобы лыжи не проваливались). Был в Архызе в январе – яблоку негде упасть. Люди едут со всей России. Главное – не упустить этот момент всеобщего интереса и внимания и поработать над имиджем курорта. Карачаево-Черкесия по своим природным условиям должна быть лидером по проведению всевозможных соревнований по горнолыжным дисциплинам, создавать молодежные лагеря и т. д. У нас теперь есть коллегия судей, которые могут судить соревнования федерального и международного уровней. Их знания, их опыт очень пригодятся Карачаево-Черкесии и при строительстве горнолыжных трасс. Мы должны объединить усилия. Только так, все вместе, мы сможем что-то сделать!»

Фатима БИДЖИЕВА,
корреспондент «ДР» на XXII зимних Олимпийских играх.
НА СНИМКЕ: судьи по горнолыжному спорту, сноуборду и фристайлу

на Олимпийских играх в Сочи – Уруслан и Тенгиз ДЖАРАШТИЕВЫ.

Фото автора.

Фатима БИДЖИЕВА
Поделиться
в соцсетях