Он был боец

23 мая в 04:52
1 просмотр

15 мая 2014 года Абдулу Муссаевичу Кубанову исполнилось бы сто лет. В городе Карачаевске, на здании девятиэтажного дома, где он жил, была установлена памятная доска. Дом находится на окраине города, но на открытие памятной доски собралось так много людей, что невольно задаешься вопросом, каким же должен был быть этот человек, если его даже сто лет спустя помнит не только родной город, но и вся Карачаево-Черкесия…
Митинг, посвященный увековечению памяти Абдула Муссаевича, открыл заместитель главы администрации города С. Панферов. Своеобразным «путеводителем» по жизни А. Кубанова в какой-то мере стало выступление корреспондента газеты «Карачай» М. Кубанова: «Родившись в далеком 1914 году в ауле Гюрюльдеук, Абдул рос и воспитывался в атмосфере калейдоскопически менявшихся политических событий: 1937-й – аресты НКВД, которые «выкосили» грамотных, опытных, интеллигентных людей, 1941-й – война… О том, как он воевал, свидетельствуют ордена и медали, врученные Кубанову за мужество и отвагу, проявленные на фронтах Великой Отечественной…»

15 мая 2014 года Абдулу Муссаевичу Кубанову исполнилось бы сто лет. В городе Карачаевске, на здании девятиэтажного дома, где он жил, была установлена памятная доска. Дом находится на окраине города, но на открытие памятной доски собралось так много людей, что невольно задаешься вопросом, каким же должен был быть этот человек, если его даже сто лет спустя помнит не только родной город, но и вся Карачаево-Черкесия…
Митинг, посвященный увековечению памяти Абдула Муссаевича, открыл заместитель главы администрации города С. Панферов. Своеобразным «путеводителем» по жизни А. Кубанова в какой-то мере стало выступление корреспондента газеты «Карачай» М. Кубанова: «Родившись в далеком 1914 году в ауле Гюрюльдеук, Абдул рос и воспитывался в атмосфере калейдоскопически менявшихся политических событий: 1937-й – аресты НКВД, которые «выкосили» грамотных, опытных, интеллигентных людей, 1941-й – война… О том, как он воевал, свидетельствуют ордена и медали, врученные Кубанову за мужество и отвагу, проявленные на фронтах Великой Отечественной…»

Жизненный путь Кубанова, как в зеркале, отражает все повороты и перипетии послевоенной истории карачаевского народа, ибо с фронта Абдул Муссаевич вернулся не в родной желанный Карачай, а в Среднюю Азию, куда карачаевцев депортировали…
«Мы здесь за то, что не совершали, мы здесь за то, что не говорили…» Словом, клевета и ложные доносы сделали свое черное дело.
В условиях чудовищной депортации, которая длилась долгих четырнадцать лет, любая попытка протеста, будь ты трижды заслуженный фронтовик или видный ученый, могла обернуться мгновенной безжалостной расплатой, но у Кубанова было свое понимание борьбы и рабской покорности, правды и лжи, верности и вероломства, и потому он был преисполнен непреклонной решимости идти куда угодно – выше и дальше, стучаться в любые двери в поисках справедливости. Но, к счастью, наступил приснопамятный 1956 год; состоялся XX партсъезд, который пересмотрел многое: по справедливости оценил Сталина как кровавого преступника, а депортированным народам позволил вернуться в родные края.
О необычной смелости и открытости, остроте постановки Абдулом вопросов знали многие, и потому, когда по решению Президиума Верховного Совета СССР была основана Карачаево-Черкесская автономная область, Кубанова одним из первых вызвали из Средней Азии и направили на работу в органы МВД новоиспеченной области.
Десять лет проработал Абдул Кубанов заместителем начальника Карачаевского райотдела милиции. Все юридические правила, регулирующие его поведение на этом посту, основывались на простых, нравственных категориях: честность, справедливость, гуманизм. При этом он был настолько бесстрашным человеком, что не щадил никого, кто был виновен или замешан в особо тяжком преступлении или коррупции, даже если это касалось его близких. Недаром в МВД по отношению к нему говорили: «Абдула Незапятнанный».
– Самым лучшим судьей и лучшим проводником в его жизни была совесть! Этот мужественный, несгибаемый человек верил в справедливый порядок вещей. Верил вопреки любым обстоятельствам. И доказал это неоднократно, будучи депутатом Карачаевского горрайсовета и облсовета, где как мог помогал людям и… быстро об этом забывал…, – сказал в своем выступлении заслуженный учитель РФ, директор Учкуланского народного музея С. Джанибеков.
И все же путь в большую государственную и общественную деятельность у Кубанова начался значительно позже. Мало кто нынче знает, что после возвращения карачаевцев на родину некоторые общественные деятели делали все для того, чтобы в провокационных целях вновь попытаться опорочить имя карачаевцев и приписать им несуществующие неблаговидные деяния. Более того, при попустительстве и с подачи первых лиц обкома и крайкома КПСС, дабы «…не замалчивать отрицательные исторические события и личности…», велась в полном смысле этого слова антикарачаевская истерия.
Особой остроты эта «деятельность» достигла после III пленума обкома КПСС (1981 г.), на котором карачаевскому народу были предъявлены тяжкие необоснованные обвинения, а возвращение карачаевского народа в родные места было представлено не как исправление преступных действий Сталина, Берии, Суслова, а как «гуманный шаг и великодушие» ЦК КПСС и Советского правительства.
– В народе говорят, нет большего унижения для честного человека, чем доказывать свою честность. И все же это был именно тот момент, когда нужно было либо соглашаться с проводимой политикой, либо опровергнуть лживую хулу. Кубанов остался самим собой: он лично разработал и спланировал кампанию против решений пресловутого пленума. Под его руководством во многих районах, аулах, станицах прошли собрания коммунистов, на которых были приняты постановления, осуждающие политику обкома и крайкома КПСС, которая не только дискредитировала народ, но и вела к разжиганию межнациональной розни… Немногие могли так жестко говорить с властью, как это делал Абдул Муссаевич, – отметил заместитель председателя Народного Собрания КЧР Р. Хабов, – и именно это дало свои результаты: был принят Закон «О реабилитации репрессированных народов», снято клеймо «предателя» с карачаевского народа… Оттого имя Кубанова по праву стоит особняком в истории народа.
Доктор исторических наук, профессор КЧГУ А. Койчуев вспоминает: «После проведения III пленума было «предписано» обсудить его решения во многих партийных организациях области. Я, как второй секретарь Карачаевского горкома партии, курировал этот вопрос. На одном из собраний присутствовавшая зав. общим отделом горкома КПСС Куликова, предварительно ознакомившись с докладом А. Кубанова, пришла в ужас. Прочитал его и я, единственное, что сказал: «Смягчите кое-какие выражения в адрес власть предержащих…»
Абдул Муссаевич ответил: «Ни одно слово, ни одну запятую не поменяю»…
Скажу честно, спустя несколько дней я получил выговор – первый и последний в своей жизни. Но в душе я ликовал, торжествовал, слушая доклад Кубанова».
– Койчуев получил выговор, а Кубанова исключили из рядов КПСС, – продолжил тему заслуженный юрист КЧР полковник К. Халкечев, – что и говорить, нелегкие были времена, но далеко не все молчали…
Официально вокруг имени человека, посмевшего критиковать, осадить партийных бонз, образовался заговор молчания, а он «позволяет» себе не меньше, если не больше – со своим соратником и другом Азретом Гюргокаевичем Урусовым создает инициативный комитет, который впоследствии преобразуется в республиканский комитет «Джамагат», ставящий перед собой одну задачу – официальное признание невиновности карачаевского народа и его полная реабилитация. И добивается исполнения своей мечты…
Дочь Кубанова – Людмила Узденова – она живет и работает в Москве, в Ассамблее народов России, имеет, естественно, богатейший опыт общения как с политиками, так и с общественными деятелями разных народов нашей страны – вспоминает: «Тот день до сих пор стоит у меня перед глазами. К нам домой пришла группа людей, человек 10-12, и, перебивая друг друга, говорят: «Абдул, низкий тебе поклон от всех карачаевцев. Ты поднял с колен наш народ!».
Долго и с большой благодарностью собравшиеся вспоминали о том, сколько Кубанов сделал для того, чтобы увековечить память сынов и дочерей, отличившихся в Великую Отечественную войну. И как результат – указом Президента РФ Б. Ельцина в 1995 году девяти карачаевцам было присвоено звание Героя России…
Не забыли в этот день и об участии Кубанова еще в одной политической битве.
В июле 1991 года Верховный Совет РФ принял Закон «О преобразовании КЧАО в Карачаево-Черкесскую Республику». К сожалению, нашлись «головы», ратующие за создание «Великой Черкесии», «Гордого Карачая» и т. д. За раздел республики были не только мятежные головы, которых пруд пруди при известных обстоятельствах, но и ряд весьма известных и уважаемых карачаевцев, среди которых были даже члены самого общества «Джамагат», что, естественно, привело к расколу внутри организации…
И вот что в связи с этим вспоминает депутат Государственной Думы РФ, председатель совета Ассамблеи народов России Рамазан Абдулатипов: «В сложные для страны девяностые годы – время всплеска националистических и сепаратистских настроений – Абдул Муссаевич, будучи председателем руководства общества «Джамагат», патриотом России, одним из самых уважаемых людей Карачаево-Черкесии, средствами народной дипломатии вел последовательную разъяснительную работу среди карачаевцев, черкесов, ногайцев, казаков, призывая к сохранению единой Карачаево-Черкесии и дружбы между ее народами…»
«Народная дипломатия». Это когда от аула к аулу, от села к селу, от человека к человеку…
– Мы полностью выстрадали нашу свободу, – говорил Абдул Муссаевич, – но сердца наши до сих пор хранят боль тех страданий. Тем не менее, с прошлым покончено, и сейчас все наши помыслы должны быть направлены только в будущее, достойное национальное самочувствие которого возможно лишь при уважении к своему и другим народам, к их культурам, истории, сохранению в памяти этноса событий, которые влияли на судьбу народов, сохранению имен тех лучших их представителей, которые внесли достойный вклад в разрешение сложных для родного народа проблем…
– Абдулу Муссаевичу Кубанову слава никогда не была нужна. Но допустить, чтобы такое свидетельство смелости, порядочности, беззаветного служения своему народу растворилось либо исчезло в памяти народа, никак нельзя, – сказал, завершая митинг, председатель совета старейшин г. Карачаевска Н. Кубанов. – И потому от рода Кубановых благодарю всех, кто сегодня пришел почтить его память. И очень надеюсь, что сбудется еще одна мечта Абдула Муссаевича – памяти должно и нужно жить в каждом поколении и продолжаться из поколения в поколение…
Покрывало тихо, послушно ниспадает, повинуясь прикосновению дочери Людмилы и внучки Мариям. А я слышу за спиной то ли вздох, то ли всхлип его четырех дочерей: «Папа, ты, правда, был боец!».

Аминат ДЖАУБАЕВА.
НА СНИМКАХ: фрагменты митинга.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях