Чужой беды не бывает!

11 июля в 06:32
 просмотров

В воскресенье в Домбае с утра шел проливной дождь, поэтому многих из украинских беженцев, которые размещены в одноименной гостинице, я увидела в просторном холле. Кто-то не отрывался от телеэкрана – ведь вынужденные переселенцы из Донецкой и Луганской областей у себя на родине лишены правдивой информации, кто-то с отрешенным видом сидел в уютных креслах, и как знать, что творилось у них в душе – ведь многие семьи разделились не только на два лагеря, стоящие по разные стороны баррикад, но теперь и разлучились по географическому признаку….
Здесь же бегали малые дети, а молодые мамы баюкали в колясках младенцев, – место, скажем, неподходящее для такого занятия, требующего тишины, но, видимо, люди просто по инерции держатся друг за друга. Так бывает, когда сообща переживаешь большую беду.
В воскресенье в Домбае с утра шел проливной дождь, поэтому многих из украинских беженцев, которые размещены в одноименной гостинице, я увидела в просторном холле. Кто-то не отрывался от телеэкрана – ведь вынужденные переселенцы из Донецкой и Луганской областей у себя на родине лишены правдивой информации, кто-то с отрешенным видом сидел в уютных креслах, и как знать, что творилось у них в душе – ведь многие семьи разделились не только на два лагеря, стоящие по разные стороны баррикад, но теперь и разлучились по географическому признаку….
Здесь же бегали малые дети, а молодые мамы баюкали в колясках младенцев, – место, скажем, неподходящее для такого занятия, требующего тишины, но, видимо, люди просто по инерции держатся друг за друга. Так бывает, когда сообща переживаешь большую беду. Но, безусловно, люди постепенно приходят в себя, окруженные вниманием и искренней заботой принимающей стороны. А ведь по большому счету они вырвались из ада, уже отчаявшись спастись под бомбежками, взрывами и обстрелами, теряя родных и близких…
Как сказал генеральный директор гостиницы «Домбай» Джамболат Аджиев, они приняли 336 человек, из них 137 детей и подростков, 6 малышей до года, есть и инвалиды-колясочники. Джамболат Рамазанович не скрывает: прошедшая неделя была очень напряженной и насыщенной событиями: одно дело – просто принять и разместить людей, а в распоряжении вынужденных переселенцев все 120 номеров высотной гостиницы, – другое – успокоить их, вселить уверенность, что они в безопасности, наконец, одеть, обуть, накормить, обогреть (здесь специально подключили отопление, круглосуточно – горячая вода).
…Их принимали 27-28 июня, когда автобусы доставляли беженцев из аэропорта Минеральные Воды. Измученные, испуганные, в состоянии паники и стресса, со слезами на глазах, многие даже не понимали, в какой части России находятся. Один из автобусов в приграничной зоне рядом с Ростовской областью был обстрелян, и люди в панике бежали, бросив дорожные сумки с самым необходимым и документами.
– Встречать беженцев из Украины у ворот гостиницы, – а первая партия прибыла глубокой ночью, вышли все: администрация Карачаевского городского округа и Домбая, психологи, медики, работники миграционной службы – рассказывает Инесса Бирагова, ведущий специалист управления труда и соцразвития администрации округа. – Первым делом мы набросили на них одеяла и пледы, многие были одеты кто в чем, а один парень и вовсе босой, и сразу же повели в столовую.
Полную информацию я получила у главы администрации поселка Домбай, начальника штаба пункта временного размещения Е. Абайханова:
– Все прибывшие из Украины прошли медицинское обследование, в гостинице работает мобильный пункт по сбору документов на регистрацию иностранных граждан. Глава республики Рашид Бориспиевич Темрезов больше часа общался с беженцами, сказал им много теплых ободряющих слов, дал исчерпывающие ответы на все волнующие их вопросы, касающиеся регистрации, трудоустройства в республике. Рашид Бориспиевич от себя лично оказал им гуманитарную помощь, как и министр МВД КЧР генерал-майор Казимир Боташев, мэр Карачаевского городского округа Руслан Текеев. Многие работники администрации округа работают здесь почти круглосуточно и буквально предупреждают каждое пожелание беженцев.
Немаловажным фактором для адаптации прибывших из Украины явился молебен, который провели в спортивном зале гостиницы «Домбай» протоиерей Евгений Субтельный и иерей Сергей Фоменко. Здесь бы-ла прочитана молитва о мире и прекращении военных действий в Украине, которая сегодня читается во всех православных храмах по благословению святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.
Беженцы выразили желание выделить им помещение для молитв, к тому же многие хотят исповедаться и причаститься. Администрация гостиницы выполнила и эту просьбу.
…Моим гидом и посредником на предмет встреч с украинскими беженцами любезно согласился стать юный волонтер, девятиклассник СОШ № 1 г. Карачаевска Аслан Бирагов, сын той самой Инессы из соцзащиты, которая сейчас занимается распределением гуманитарной помощи, беспрерывно поступающей из городов, сел, станиц и аулов республики. В чем я воочию убедилась за то время, что провела среди беженцев, – на моих глазах прибыло несколько делегаций с гуманитарным грузом.
С пункта сбора гуманитарной помощи мы с Асланом и начали. Он размещен в ресторане с говорящим названием «Кунак», сегодня превращенном в огромный склад. И чего здесь только нет, начиная с самых необходимых медикаментов, а также – широкий ассортимент мужской, женской, детской одежды и обуви, спортивные костюмы, домашние халаты, предметы гигиены, стиральные порошки, памперсы, детское питание, игрушки, много учебников, канцтовары – это для учеников, которые уже записаны в Домбайскую начальную и Тебердинскую вторую общеобразовательные школы.
В очереди за «гуманитаркой» я познакомилась с 28-летней Ольгой Луценко из Горловки Донецкой области, которая поведала свою историю. В Домбай они прибыли с мужем и двумя малолетними детьми:
– Последние месяцы мы постоянно прятались с детьми в подвале – кругом бомбежка, выстрелы, взрывы, пожары, – рассказывает Ольга. – Я работала в супермаркете, и часто машины с товаром до магазина не доезжали, попав под обстрел. Когда решили уехать, моя мама ни в какую: «Вы молодые, вам поднимать детей. А я не хочу быть обузой другому государству». Также рассудили мой свекор и моя престарелая бабушка. Увидим ли мы их теперь?! – со слезами на глазах говорила молодая женщина.
В очереди кто-то из женщин всхлипывал, а где-то в толпе послышались сдавленные рыдания. У каждого из них – своя трагедия, свои невыплаканные слезы:
– Пожилая родственница в Славянске вместе с инициативной группой дозвонилась чудом до Киева с требованием погасить задолженность по выплате пенсий, а там ей чиновники цинично рявкнули: «В Украйне нэма больше такого города!»
– Наш дом разгромлен после артобстрела и у нас больше ничего нет…
– Я приехала к сыну, вступившему в ополчение, а он погиб…
Мы поднялись на лифте в один из номеров, где в двух комнатах проживает многодетная семья Захара Кочишвили из Луганска. У них с женой Ириной 6-летние тройняшки: Вероника, Егор, Катюша и 7-летний Тимур.
Захар – осетин с грузинской фамилией, Ирина – русская, и себя они считают коренными жителями Украины, где, как и в России полно межнациональных браков. Да только там сейчас, похоже, напрочь выветрилось традиционное умиление подобного рода альянсами, когда уже брат идет на брата, и бандеровская рать отличает людей лишь по двум признакам: на «своих», будь ты хоть малайцем, хоть «негром преклонных годов», и «москалей» – всех остальных, независимо от их веры и нацпринадлежности.
Да, чета Кочишвили также пережила немало лишений и горя, но грузить своими проблемами эта оптимистичная пара никого не собирается. Захар уже нашел здесь работу на одной из строек Домбая, Ирина работает горничной в гостинице.
– Мы до глубины души тронуты вниманием и комфортными условиями, которые нам здесь создали. Четкая организация, оперативное решение всех наших нужд и проблем, отличное трехразовое питание – в этом мы видим большую заслугу Главы КЧР Рашида Темрезова и Правительства республики, местных властей. Мы здесь ощутили истинно кавказское гостеприимство, – говорила Ирина Кочишвили. – Могу с уверенностью сказать, что никто из нас не оставлен без внимания и заботы.
А я уверена – это мнение укрепится еще сильнее у украинских вынужденных переселенцев по ходу их дальнейшего пребывания в Карачаево-Черкесии, где живет добросердечный, отзывчивый, бесконфликтный народ, для которого чужого горя не бывает.

НА СНИМКАХ: семья КОЧИШВИЛИ из Луганска;

братья Никита и Назар ЦЫПЛАКОВЫ из Донецка;

в Домбае – обед по расписанию.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях