«И не жалею ничуть, что я патриот…»

31 марта в 06:16
11 просмотров

Имя государственного и общественного деятеля Муссы Шамсудиновича Психомахова хорошо известно жителям Карачаево-Черкесии. Он родился 28 марта 1940 года в большой крестьянской семье в ауле Эрсакон Адыге-Хабльского района. После школы поступил на филологический факультет Карачаево-Черкесского государственного педагогического института, который окончил с красным дипломом. Некоторое время проработав в областной газете «Ленин нур», а затем в родной Эрсаконской школе, с 1975 года и до ухода на пенсию трудился в партийных и государственных органах..    
Но сегодня, когда Мусса Шамсудинович отмечает свой 75-летний юбилей, мы хотим представить его в новом качестве. Мало кто знает, что еще со школьной скамьи Психомахов пробовал себя в литературном творчестве. В 1957 году областная газета «Ленин нур» напечатала первое его стихотворение, посвященное членам ученической производственной бригады. И с тех пор, как признается Мусса Шамсудинович, он не расстается с пером. Пишет на русском и черкесском языках. Правда, раньше удавалось писать только урывками, но с выходом на заслуженный отдых, то есть с двухтысячного года, посвятил себя литературе полностью. Имя государственного и общественного деятеля Муссы Шамсудиновича Психомахова хорошо известно жителям Карачаево-Черкесии. Он родился 28 марта 1940 года в большой крестьянской семье в ауле Эрсакон Адыге-Хабльского района. После школы поступил на филологический факультет Карачаево-Черкесского государственного педагогического института, который окончил с красным дипломом. Некоторое время проработав в областной газете «Ленин нур», а затем в родной Эрсаконской школе, с 1975 года и до ухода на пенсию трудился в партийных и государственных органах..    
Но сегодня, когда Мусса Шамсудинович отмечает свой 75-летний юбилей, мы хотим представить его в новом качестве. Мало кто знает, что еще со школьной скамьи Психомахов пробовал себя в литературном творчестве. В 1957 году областная газета «Ленин нур» напечатала первое его стихотворение, посвященное членам ученической производственной бригады. И с тех пор, как признается Мусса Шамсудинович, он не расстается с пером. Пишет на русском и черкесском языках. Правда, раньше удавалось писать только урывками, но с выходом на заслуженный отдых, то есть с двухтысячного года, посвятил себя литературе полностью.
Сегодня член Союза писателей РФ М. Психомахов – уже автор трех книг. В 2011 году вышел первый его сборник стихов и рассказов на русском и черкесском языках «Исповедь», а в 2014 году увидели свет еще две его книги: первая, «Честь имею!», – на русском языке, вторая, «Лъэпкъ дамыгъэ», – на черкесском языке.
Мы предлагаем вниманию читателей несколько произведений автора, написанных в разное время, а также выдержки из воспоминаний Муссы Шамсудиновича о своих корнях, «А Родина – одна».

Честь имею!
Честь имею! Великие слова
О духе нашего народа.
Сам Бог, определив его природу,
Послал ему на многие века.
Так пусть святое изреченье
Сопровождает нас в пути.
Оно и есть предназначенье
Всех граждан исторической Руси!
Сегодня мир перевернулся,
Забыв волшебные слова,
Но мудрость жизни такова,
Что могут к нам они вернуться.
Тогда мы скажем: «Честь имею!».
О, Русь святая, ты гордись,
Что наступило очищенье –
Сбылось Руси предназначенье!

                      * * *
И на вопрос: «Адыг ли ты, любезный?»
Я отвечаю голосом железным:
«Да, язык мой строен, как девичий стан.
На нем молюсь я, и свят он, как коран.
И с детства русский тоже мне родной.
Его изящество и тонкость несравнимы,
Другие говоры склоняются пред ними,
Ведь русский – межэтнический связной.
На нем познал я Пушкина и Гете,
Открыл Толстого неповторимый мир.
Люблю безумно мысль их в полете,
Властитель дум на русском и Шекспир.
Два языка, две мощные культуры,
Они во мне основа всех основ.
И пред ваятелем моей натуры
Склоняю голову без слов».


Голубка

Лети же, голубка, лети,
Пусть мрак и холодный ветер
Тебя не пугают в пути
И черная туча не встретит.
Лети, поскорее лети.
Найди у подножья Кавказа,
Где бродят в долинах стада,
Подругу мою черноглазую,
Найди и привет передай.
Ее ты узнаешь по косам,
Русым от горного зноя,
О ней задает вопросы
Горному эху лесное.
Ее ты узнаешь по славе,
По звонким переливам песни,
Которая рядом с орлами
Летит над моей Черкесией.
И солнце, и звездный простор
Помогут тебе найти
Подругу мою среди гор –
Лети же, голубка, лети!

Я верю в звезду России
Я верю в звезду России,
Я верю – она взойдет.
 И нет у природы силы,
Способной прервать её взлет.
Я верю в судьбу России,
В могучий её народ.
Страна набирает силу,
Меняет истории ход,
В «движении по спирали»
У нашей Отчизны свой путь.
Я верю в светлые дали
И не жалею ничуть,
Что я такой «несвободный»,
Что я патриот и «раб».
Но я – не сумасбродный,
Я взлету Отечества рад.
Оставьте свое словоблудье
Зовущие нас жить по Западу.
Прошу об одном – не забудьте:
История пишется заново.
В ней место России значимо,
Оно же судьбой предназначено!
Оно, как маяк справедливости,
Укажет путь миллионам
Без вашей фальшивой учтивости,
Без чуждых народу законов.

«А Родина – одна!»
Родился я в большой крестьянской семье, состоящей из девяти человек.
Отец мой, Шамсудин Абубекирович Психомахов, потомственный крестьянин, всю жизнь был связан с животноводством. Прошел Великую Отечественную войну от начала и до конца. Природный ум, высокая требовательность к себе и детям, самоорганизованность и трезвый образ жизни сделали его непререкаемым авторитетом среди односельчан. Хотя он не окончил ни одного класса, самостоятельно научился читать и писать сносно. Помню его небольшую записную книжку, где было аккуратно занесено всё, что считал нужным: от поголовья овец и крупного рогатого скота до затрат на их закупку.
После войны более двадцати лет он работал животноводом в колхозе имени Ленина Адыге-Хабльского района. Был на хорошем счету в районе. Отца помню немногословным и очень трудолюбивым. Не было случая, чтобы он по болезни или по какой-либо другой причине сидел без дела. Тяжелые испытания, выпавшие на долю отца, закалили его характер и волю. К нему приходили за советом по важным жизненным вопросам. И он всегда был готов помочь, не считаясь со временем.
Моя мать, Фатимат Хабуховна Психомахова (девичья фамилия – Мацева) в отличие от отца была очень мягкой, характером – покладистой и отзывчивой. Соседи ласково называли её Дыгъэнэху (свет солнца). Говорят, в старину адыги удостаивали такого имени многодетных матерей.
Абсолютно неграмотная, она сделала все, чтобы выучить всех своих детей.
После гибели старшего сына Хамзета на войне она заболела тяжелым пороком сердца и умерла в 1955 году.
Безутешное горе и тяжелый труд на колхозных полях в военные и послевоенные годы сломили хрупкую женщину. Дети её звали Быбэ. И по сей день передо мной стоит её образ: лицо, остававшееся необыкновенно красивым даже после тяжелых испытаний, постоянно наполненные грустью глаза, длинные косы и мягкие-мягкие руки.
Когда тяжело на душе, так и хочется крикнуть: «Быбэ, как мне тебя не хватает!». Но жизнь есть жизнь. Самый младший из пятерых братьев и двух сестер, я уже дедушка…
После смерти матери я был окружен особым вниманием и теплотой всех членов семьи. И если я чего-то достиг в этой жизни, то обязан этим в первую очередь им, особенно старшей сестре Лёле, заменившей своей преданностью и любовью мне мать…
 Правы, наверное, те, кто утверждает, что двигателем истории является народ, но отдельные личности могут влиять на прогресс общества или наоборот…
В тридцатые годы прошлого столетия весь Психомаховский род, как и род моей матери – Мацевы, был подвергнут раскулачиванию.
Дедушка, Абубекир Пшихофович Психомахов, более двух лет со своим средним внуком Махмудом скрывался от политического преследования в Ингушетии. Отец со своими братьями Меджидом, Рашидом и Амином, лишённые всего имущества, сказали: «Будь что будет» – и остались в колхозе. Они вместе со своими детьми выдержали превратности судьбы и выжили благодаря своему добросовестному труду и высокой духовности, стойкости и вере в торжество справедливости.
Репрессиям подвергся тогда двоюродный брат отца, председатель исполкома Черкесского областного Совета депутатов трудящихся Али Хотович Психомахов. Ему было предъявлено чудовищное обвинение – пропаганда антисоветских настроений среди колхозников. Свидетельствовали этому те, кто видел в нем своего опасного конкурента в борьбе за высокие посты в органах новой власти.
В действительности же Али не могли простить его смелое выступление на одном из совещаний партийно-советского актива области с предложением не забирать у крестьян всё зерно, не оставляя даже на посев, т. е. с осуждением политики продразвёрстки.
В 1957 году он был реабилитирован Указом Верховного Совета СССР.
Справедливости ради следует сказать, что Али Хотович оставил яркий след в истории Черкесской автономной области: был инициатором создания научно-исследовательского института (ныне – институт гуманитарных исследований КЧР), педучилища, музыкальной школы и медучилища, внес огромный вклад в становление колхозного строя, решение сложнейших экономических и социальных задач области. Всё это подробно описано в очерке научного сотрудника ИГИ КЧР Исхака Калабековича Добагова «Борец за счастливую жизнь». (Газета «Ленин нур», № 42 (10110) от 8 апреля 1989г.).
Из рода Психомаховых репрессиям подверглись семнадцать человек. Среди них мой дед Абубекир Пшихофович Психомахов – по ст. 15 «а», как имевший кулацкое хозяйство, и мой отец – Шамсудин Абубекирович Психомахов – по ст.15 «о», как сын кулака.
Мой дед умер в 1953 го-ду, прожив 94 года. Отец прожил 89 лет, умер в 1981 году.
Не припомню ни одного случая, чтобы они жаловались на свою судьбу или в чём-то обвиняли Советскую власть. Как в народе говорят, они с достоинством несли свой крест и воспитали нас в духе высокого уважения к тем, кто живет своим трудом. Хотя оба были неграмотными, они с пониманием говорили о том, что власти приходят и уходят, а Родина – одна…

Публикацию подготовила

Татьяна ИВАНОВА
Поделиться
в соцсетях