Заглянув в метрическую книгу…

1 апреля в 06:19
3 просмотра

Интерес к истории своей семьи, своего рода и фамилии всегда был характерен для людей. Но в годы Советской власти, как известно, подобные изыскания не приветствовались. Лишь с началом демократических перемен в нашей стране увлечение генеалогией стало массовым. В числе главных источников для воссоздания родословных российских фамилий являются архивные документы и, в частности, метрические книги. В этой статье мы попытаемся дать обзор метрических книг, находящихся на хранении в республиканском архиве.
В генеалогической науке метрические книги определяются как «совокупность актов культовой регистрации, удостоверяющих события крещения (рождения), венчания (брака), погребения (смерти) конкретных лиц, в виде хронологических записей в книжной форме». Таким образом, метрические книги являлись аналогом (хотя и неполным) нынешних книг записи актов гражданского состояния (ЗАГС).

Интерес к истории своей семьи, своего рода и фамилии всегда был характерен для людей. Но в годы Советской власти, как известно, подобные изыскания не приветствовались. Лишь с началом демократических перемен в нашей стране увлечение генеалогией стало массовым. В числе главных источников для воссоздания родословных российских фамилий являются архивные документы и, в частности, метрические книги. В этой статье мы попытаемся дать обзор метрических книг, находящихся на хранении в республиканском архиве.
В генеалогической науке метрические книги определяются как «совокупность актов культовой регистрации, удостоверяющих события крещения (рождения), венчания (брака), погребения (смерти) конкретных лиц, в виде хронологических записей в книжной форме». Таким образом, метрические книги являлись аналогом (хотя и неполным) нынешних книг записи актов гражданского состояния (ЗАГС).
Впервые метрические книги в России были введены решением Московского церковного собора 1666­-1667 гг. Указом Петра I от 1702 г. «О подаче в Патриарший духовный приказ приходским священникам недельных ведомостей о родившихся и умерших» было оформлено светское регламентирование метрических книг. В мае 1722 г. в Российской империи было установлено обязательное повсеместное ведение метрических книг.

Указ Синода от 1724 г. впервые ввел графические формы метрических книг и уточнил особенности их ведения. А после Указа Синода от 1779г. «Об исправном содержании метрических книг во всех приходских церквах» наличие книг в приходах и консисториях стало обязательным.
В 1838 г. был утвержден формуляр метрических книг, просуществовавший всю дальнейшую их историю.
Состояла каждая книга из трёх частей, содержащих сведения: о рождении -­ дата рождения и крещения, имя и фамилия, место жительства и вероисповедание родителей и крёстных родителей, законность и незаконность рождения; о браке -­ имя, фамилия, место жительства, национальность, вероисповедание жениха и невесты, в каком возрасте вступают в брак, дата венчания, фамилии и имена свидетелей; о смерти -­ имя, фамилия, место жительства, возраст умершего, дата и причина смерти, место захоронения.
Метрические книги велись в двух экземплярах: один направлялся на хранение в архив консистории (учреждение с церковно­-административными и судебными функциями, которое подчинялось епархиальному архиерею), второй оставался в церкви. Объем приходской метрической книги чаще всего был около 200­-250 листов. Полную юридическую силу имели документы, выданные на основе консисторского экземпляра. Записи в метрические книги производились сразу после совершения акта, а записи о браке сверялись с обыскными книгами. Участники таинства (родители и восприемники при крещении, жених или поручители при венчании) могли ознакомиться с внесенной в метрику записью и подтвердить ее верность в соответствующей графе.Регистрация в метрических книгах велась священниками со слов, поэтому в записях находило отражение большое количество бытовых (просторечных) наименований населенных мест (а возможно, и их частей).
В метрических книгах регистрировались церковные обряды, а не сами факты рождения, брака или смерти. Не получали крещения мертворожденные, а также умершие вскоре после рождения, они могли не попасть в метрики о родившихся. С другой стороны, в христианские метрики кроме родившихся заносили случаи крещения взрослых. В метрические книги об умерших у православных также могли не попасть младенцы, умершие до крещения, над которыми не совершен обряд погребения, а также самоубийцы.
Согласно современному законодательству Российской Федерации срок хранения метрик и записей актов гражданского состояния в органах ЗАГС составляет 100 лет, по прошествии которых все документы передаются на постоянное хранение в государственные архивы. Именно в начале XXI в. поступили в РГБУ «Государственный архив КЧР» метрические книги Михайло­-Архангельской церкви станицы Усть­-Джегутинской и Николаевской церкви станицы Верхне­-Николаевской (ныне Красногорской).
Обратимся же к самим метрическим книгам. Вот сведения за 1884 г. В январе этого года в Усть­-Джегутинской станице родилось 17 человек – 10 мальчиков и 7 девочек. Были среди них как представители местных казачьих семей, так и переселившиеся в станицу крестьяне из других губерний. Так, 21 числа родился и был крещен на следующий день под именем Тимофей младенец, родителями которого были «отставной рядовой Григорий Алексеевич Морозов и законная жена его Мария Лукинична». Восприемниками ребенка стали «государственный крестьянин Богородицкого уезда Александр Сидорович Шелухин и крестьянка София Семеновна Хомякова». Последним в январе 1884 г. был внесен в метрическую книгу родившийся еще 15 числа, но крещенный 26­-го сын урядника Григория Антоновича Бочарова и его жены Марии Илларионовны. Восприемниками младенца стали его родной дядя – сотник 2­-го Хоперского полка Иван Антонович Бочаров и жена урядника ст. Баталпашинской Улита Дъяченкова. Отметим, что старший сын Григория – Павел, боевой офицер, участник Первой мировой и гражданской войн, в чине полковника был последним атаманом Баталпашинского отдела (в период восстания генерала М. Фостикова летом 1920 г.).
Метрические книги являются источником не только сугубо генеалогических сведений, но и информации различного рода. Так, из них можно почерпнуть сведения и о духовных пастырях станичников, которые вели записи. Например, в январе 1884 г. в графе «Кто совершал таинство крещения» указаны священник Михаил Альшинский и исправляющий должность псаломщика Иван Акимов. А уже в феврале 1885 г. место священника занял Василий Ястребцев.
Обратимся к «Записям о бракосочетании» за 1882 г. Одной из первых в том году, 25 января, сочеталась браком юная пара местных жителей: «малолетний казак» Петр Евграфович Ропота (19 лет) и его избранница – 17­-летняя «казачья дочь» Параскева Никитична Пасечникова. Поручителями по брачующимся были также местные казаки: со стороны жениха – Артемий Петрович Карунников и Гордий Григорьевич Болгарев, а со стороны невесты – Даниил Федорович Бородин и урядник Сергей Матвеевич Михайлов. К сожалению, мы не можем сказать, как сложилась их дальнейшая судьба, но хочется верить, что, создав свой брак в молодости, они смогли сохранить его на долгие годы, положив начало большой и дружной семье…
Отражались в метрических книгах и печальные страницы жизни станичников. Так, за 1882 г. число умерших составило 56 человек (28 – мужского пола и 28 -­ женского). Наиболее тяжелым стал для усть­-джегутинцев декабрь того года, когда беда постучала в дома 12 жителей. Символично, что последним ушел из жизни 77-­летний урядник Григорий Иванович Мешечкин, умерший, как отмечено, «от старости», а последней представительницей женского пола стала крошечная Параскева, дочь местного казака Григория Ильича Шаповалова, которая в возрасте двух с половиной месяцев умерла от дизентерии.
Отметим, что на хранении в архиве имеются и мусульманские метрические книги (по карачаевскому селению Учкулан), датируемые началом ХХ в. Они составлены на арабском языке имамом селения (на тот момент Хаджи­-Умар Биджиев), который вносил данные, предоставляемые квартальными эфенди. Владея арабским языком, любой желающий может узнать много нового о своих предках и родственниках.
Подводя итог, хочется надеяться, что интерес к своим корням, всегда присущий народам нашей республики, найдет свое продолжение и в новых поколениях. Обращаясь к архивным документам, метрическим книгам, собирая информацию у родственников, они не только узнают больше об истории своей семьи, но, несомненно, станут настоящими патриотами своего народа, малой и большой Родины.

Ш. БАТЧАЕВ,
начальник отдела республиканского госархива.

Поделиться
в соцсетях