«Написать об отце я считал своим долгом…»

22 апреля в 07:43
5 просмотров

Недавно вышел в свет роман «Товарищ лейтенант» Владимира Романенко, посвященный его отцу, ветерану ВОВ Петру Даниловичу Романенко. Петр Данилович родился 5 июля 1922 года в селе Парафиевка Черниговской области УССР. В 1939 году призван в ряды Красной Армии. Служил в Забайкалье, Амурской области и в Приморском крае, участвовал в боевых действиях по разгрому японской армии в 1945 году. В послевоенное время находился в составе ракетных войск стратегического назначения. Уволен в запас в 1969 году. После демобилизации преподавал в Донецком политехническом институте. Пётр Данилович награжден двумя орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Японией». Умер 13 марта 2005 года в городе Донецке. Наш корреспондент Ольга МИХАЙЛОВА встретилась с Владимиром РОМАНЕНКО и попросила рассказать об истории создания его романа об отце.

Строки из романа:
«Судьба Петра Романенко из украинского села Парафиевка могла сложиться совсем иначе. В далёком 40-м его вместе с несколькими одноклассниками впервые вызвали в Ичнянский райвоенкомат.

Недавно вышел в свет роман «Товарищ лейтенант» Владимира Романенко, посвященный его отцу, ветерану ВОВ Петру Даниловичу Романенко. Петр Данилович родился 5 июля 1922 года в селе Парафиевка Черниговской области УССР. В 1939 году призван в ряды Красной Армии. Служил в Забайкалье, Амурской области и в Приморском крае, участвовал в боевых действиях по разгрому японской армии в 1945 году. В послевоенное время находился в составе ракетных войск стратегического назначения. Уволен в запас в 1969 году. После демобилизации преподавал в Донецком политехническом институте. Пётр Данилович награжден двумя орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Японией». Умер 13 марта 2005 года в городе Донецке. Наш корреспондент Ольга МИХАЙЛОВА встретилась с Владимиром РОМАНЕНКО и попросила рассказать об истории создания его романа об отце.

Строки из романа:
«Судьба Петра Романенко из украинского села Парафиевка могла сложиться совсем иначе. В далёком 40-м его вместе с несколькими одноклассниками впервые вызвали в Ичнянский райвоенкомат. Медицинская комиссия внимательно осматривала всех призывников, делала отметки в своих объёмистых бумагах, а когда осмотр закончился, почти всех ребят отпустили по домам, но Петра и ещё двоих парней попросили задержаться до следующего вечера. На другой день с ними занимались офицеры, форму которых украшали голубые петлицы. Мальчишек заставляли поднимать гири, крутиться на перекладине, отжиматься от пола. К полудню Петра пригласили в кабинет начальника призывной комиссии. Высокий майор внимательно посмотрел на него через круглые стёкла очков и спросил:
– Как у вас с физкультурой в школе? С математикой?
 – Гарно. И на ГТО здав, – ответил Петро.
 – Вот и хорошо, что гарно, – сказал майор и усмехнулся. – А в какие хотите войска? Думали?
 – Ни, поки нэ думав… – от волнения он перешёл на родной язык.
 – У комиссии есть мнение, что вы можете служить в авиации.
У Петра перехватило дыхание. Он мог ожидать чего угодно, но только не такого предложения. Летать! Мечта всех сверстников, мечта, о которой он старался даже не думать. Он молча смотрел на майора и не знал, что ответить.
 – Ну, так что, направим тебя в лётное училище? Согласен?
 – Согласен, товарищ майор.
 – Ну… гарно, так у вас, кажется, говорят? Оканчивай школу и жди. Пришлём направление, сразу приходи сюда, оформим проездные документы, и на взлёт! Желаю успехов, Петро Данилович!
От районного центра Ични до Парафиевки – пятнадцать километров напрямик по лесной тропке, и эти километры Петро пролетел на едином дыхании. Он будет лётчиком, пройдёт ещё совсем немного времени, и ему покорится это огромное небо, просторы над Арктикой, над сибирской тайгой… Слава, поднявшая Чкалова и Водопьянова, как будто уже и над ним распростёрла свои золотые лучи. Но вдруг он вспомнил о том, что говорил вчера военком – время грозное, в Европе фашизм, война… Нет, не придётся ему, Петру Романенко, летать над полюсом и над Тихим океаном. Скорее всего, уже через два года он сядет за штурвал боевого самолёта – бомбардировщика или истребителя – и будет защищать свою страну! И, конечно, одержит немало побед в небе…»

– Владимир Петрович, что значил отец в вашей жизни, почему именно его вы сделали героем своего романа?
– Мой отец Пётр Данилович Романенко служил в Красной, а потом в Советской армии 30 лет – с 1939 по 1969 год, и прошёл все ступени воинской службы, начиная от рядового красноармейца до подполковника. Судьба нашей семьи была неразрывно связана с его службой – мы вместе с ним переезжали из гарнизона в гарнизон, и чаще всего, эти гарнизоны находились в местах, совсем далёких не только от столиц, но и от крупных городов. Я, например, родился на самом краешке России – в пос. Краскино Приморского края, на южной её оконечности, за которой в одну сторону – Тихий океан, в другую – граница с Северной Кореей. Именно здесь после окончания войны на Востоке осталась воинская часть отца – пулемётно-артиллерийский батальон, и здесь началась история нашей семьи. Место рождения, к сожалению, я совершенно не помню, т. к. мы покинули его, когда я был ещё совсем маленьким. Переездов было много – корректировались планы Минобороны, менялась дислокация воинских подразделений, и всё это приводило к тому, что ни один офицер того времени не засиживался долго на одном месте. Достаточно сказать, что в течение школьных лет я сменил 9 школ. Словом, семья служила вместе с отцом.
В послевоенные годы, как, впрочем, и позже, Петр Данилович был довольно скуп на воспоминания. О прошедшей войне он рассказывал отрывочно, неохотно, говорил, что вся его служба в военный период проходила на Дальнем Востоке и что ничего интересного, серьезного и, тем более, героического он не совершал. Для меня это было странно. Я с раннего детства видел, как в праздничные дни отец надевал китель, на котором блестели боевые ордена и медали. Я по-мальчишески гордился ими не меньше, чем отец, и был уверен, что такие награды не вручаются без серьёзных на то оснований.
Уже в 2000 г. мне всё-таки удалось уговорить его записать свои воспоминания о войне на магнитофон, и оказалось, что период с 1939 по 1945 гг. и на дальневосточных рубежах был временем тяжелейших испытаний, упорного труда и боевых подвигов.
Строки из романа:
«В июне 40-го Петро окончил школу, но когда наступила осень, вместо направления в лётное училище он получил вместе с другими одноклассниками обычную повестку в военкомат, где им снова предстояли медкомиссия и оформление призывных документов. В полутёмном коридоре Петро увидел того самого майора, который предлагал ему поступить в летное училище, и быстро подошёл к нему. Майор обернулся и узнал его сразу.
 – Романенко? Петро, если не ошибаюсь? Давай-ка зайдем ко мне.
Он взял Петра за плечо, завёл в знакомый кабинет и усадил на стул.
 – То, о чём ты меня спросишь, я знаю. Поверь, мы посылали запрос по тебе дважды, но так и не дождались ответа. В лётные училища отбирают не только самых лучших, но и самых проверенных. Во-первых, ты пока не комсомолец. Во-вторых, насколько я знаю, твой отец отказался не только стать председателем колхоза, но и вообще в него вступать, потом был даже осужден… возможно, причина в этом.

– О том, что происходило в эти годы на дальневосточных границах, написано и рассказано немного, а потому и известно очень мало…
– Да, одна-две книги, пара кинофильмов, и это практически всё. Но ведь мощная группировка советских войск стояла там не просто так, она обеспечивала защиту тыла страны от исключительно опасного хищника – милитаристской Японии, которая, между прочим, активно и вполне успешно вела войну с нашими союзниками. Это было полное драматизма противостояние с бесконечными и непрерывными провокациями врага, которые стоили жизни многим воинам – дальневосточникам. Ко всему этому пришлось выдержать испытания голодом и морозами, особенно в первую военную зиму, когда красноармейцы были вынуждены постоянно находиться возле заряженных орудий около трёх месяцев. И к тому же всегда следует помнить, что именно победа нашей армии над японской Квантунской армией в 1945 году, а совсем не американская атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки поставила точку во 2-й Мировой войне.
Строки из романа:
«Петра направили на службу в 68-й инженерный батальон, в Забайкалье. Станция Оловянная, где находилась эта часть, располагалась на пересечении Транссибирской магистрали с полноводным и широким Ононом. Насколько хватало глаз, расстилалась холмистая степь, покрытая выгоревшей за лето травой. Склоны холмов и низменности были изрыты множеством ям и бугров, в которых, как Петро узнал позже, обитали тарбаганы – местные сурки, внешне похожие на крупных крыс.
Батальон занимался охраной, осмотром и ремонтом рельсовой колеи, а также моста через Онон. Служба оказалась делом весьма однообразным, скучным и, как скоро выяснилось, вовсе не предполагала изучение техники – главным образом, она состояла из работ на железнодорожной насыпи, караулов, нарядов и редких часов отдыха.
Вслед за сухой и жаркой осенью наступила суровая забайкальская зима с сорокаградусными морозами, обжигающими ветрами и снегопадами. К караульной службе добавилась расчистка станционных путей, стрелочных переходов, и всё это, казалось, слилось в бесконечную тяжёлую вереницу дней и недель…
 Когда до Нового, 1941, года оставалось всего полтора месяца…»

 – Легко ли было писать? Какие встретились трудности в работе?    
 – Именно после записи отцовских воспоминаний и созрел замысел создать на их основе книгу. Но через пять лет, в марте 2005 года, отец ушёл из жизни, и воплощение этого замысла оказалось весьма непростым. Дело в том, что многие подробности, события и имена отец уже не помнил, поэтому воспоминания оказались не настолько подробными, чтобы сделать роман строго документальным. Многое пришлось восстанавливать по оставшимся от отца документам, картам, историческим хроникам военачальников. Отец отчётливо помнил лишь некоторых сослуживцев, их имена и фамилии, многие образы пришлось домысливать в контексте описываемых событий для того, чтобы создать цельное, наполненное жизнью произведение.
Немало трудностей в написании романа было связано и с чисто техническими вопросами. Поскольку служба его героев проходила в артиллерии, описывая разные стороны этой службы, необходимо было изучить немалое количество литературы по артиллерийским наукам, знать устройство орудий и миномётов, способы их транспортировки и наведения на цель, уставы, команды, многое другое, без чего невозможно было обеспечить достоверность повествования.
Действие третьей и четвёртой частей романа происходит на линии обороны, проходящей по границе юго-западнее Владивостока, в полосе 1-го Дальневосточного фронта. Здесь после известных событий на озере Хасан 1938 года была построена цепь бетонных дотов, долговременных огневых точек.. По существу это были небольшие крепости, рассчитанные на длительную оборону. Они задумывались как абсолютно автономные сооружения со своими складами, казармой, кухней и другими помещениями. В верхней части находился каземат с пушками и пулемётами, а команда дота называлась обычно экипажем. Именно таким подразделением командовал во время войны мой отец. Мне очень повезло – в десятилетнем возрасте нас возили на экскурсию в один из таких дотов. Всё увиденное настолько врезалось в память, что воспоминание это живёт по сей день, и это, разумеется, очень помогло при написании романа.
Главной задачей дота была оборона границы. Когда же период обороны закончился, экипаж дота был преобразован в миномётный взвод и принял участие в прорыве укреплений Квантунской Императорской армии Японии. Затем части 1-го Дальневосточного фронта двинулись освобождать Корею. Бои в этих местах были упорные и кровопролитные. Сражения за освобождение Кореи – это ещё одна страница боевой биографии моего отца Петра Романенко.
– Сегодня некоторые «историки» нередко пытаются трактовать советско-японскую войну 1945 г. как второстепенное событие, а порой как совершенно ненужную акцию, считая, что американцы прекрасно справились бы без СССР.
– Об участии нашей страны в разгроме Японии просили прежде всего именно американцы на Ялтинской конференции 1944 г. И никак нельзя забывать, что именно победа нашей армии над японской группировкой в Маньчжурии и Северном Китае завершила войну. При этом главное в моем произведении – не технические, не географические и даже не исторические подробности. Главное – характеры и нравственные качества людей поколения 40-х годов. Именно это я старался передать в романе о моём отце и его боевых друзьях.
Я не уверен, что мне это удалось в полной мере. Всё-таки своего отца я знал уже другим – не юным лейтенантом, а многоопытным офицером, уверенным, человеком больших заслуг и высокого авторитета. Для меня несомненны те его качества, которые он пронёс через всю жизнь, – кристальная честность, строгость к себе, требовательность, редкая самодисциплина и доброта. В нём был какой-то удивительный внутренний лиризм, он очень любил литературу, особенно поэзию, и эти качества передал мне по наследству. Для меня он навсегда остался нравственным ориентиром, по которому я сверял и сверяю свою жизнь.
Строки из романа:
«Пехотинцы несколько раз поднимались в атаку, но всякий раз отходили. После каждого удара артиллерии пулемёты снова оживали и не давали поднять головы штурмующим их позиции ротам. К полудню рядом со взводом Петра появились машины, на которых вместо кузовов были установлены рамы из лёгких рельсов. Таких машин Пётр ещё не видел и с любопытством смотрел со стороны, как на них подвешиваются снаряды с хвостовым оперением. «Наверно, это и есть те самые “катюши”», – подумал он. Командир батареи «катюш», заметив нескрываемый интерес артиллеристов к его установкам, подошёл к ним и настоятельно посоветовал отойти подальше:
 – Сейчас здесь будет море огня и много грома, – шутливо сказал он, – лучше где-нибудь укройтесь.
Миномётчики послушались и прилегли в окопчиках, где стояли их «самовары». Через минуту-другую батарея «катюш» открыла огонь. Реактивные снаряды с воем срывались с рам и, оставляя огненные хвосты, проносились в сторону города. Вскоре Пётр увидел, что там, откуда били японские пулемёты, полыхает сплошное поле пламени. Пехота, не дожидаясь, когда противник опомнится, пошла в атаку, и через короткое время бой закончился. К двум часам дня город был полностью занят, а к вечеру по дороге, ведущей на север, потянулась длинная колонна пленных под охраной солдат НКВД. Очень многие японцы носили очки, потому в лучах заходящего солнца эта колонна поблёскивала и казалась медленно ползущей раненой змеёй.
Больше воевать Петру не довелось. Части и десантные группы, ушедшие вглубь территории Китая, добивали и разоружали отдельные очаги сопротивления японских войск, Первый Дальневосточный фронт дошёл до Пхеньяна, и боевые действия на этом направлении практически прекратились. Третьего сентября Вторая мировая война окончательно завершилась…»

Фото из архива семьи Романенко.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях