Связист, пулеметчик, разведчик

12 мая в 13:26
7 просмотров

Кем только не довелось служить Григорию Мартыновичу Беляеву – доблестному участнику Великой Отечественной войны, уроженцу ст. Зеленчукской, ныне жителю г. Черкесска, отметившему в апреле свой 90-летний юбилей.
Видавшая виды калитка гостеприимно распахнута, за ней тропка, ведущая через узенький дворик к крыльцу дома, в котором с 1946 года на третьей его части проживает ветеран. В доме гости: друг юбиляра, племянница, еще три человека – поздравляющие. Вновь прибывшим лучше подождать – иначе в доме не развернуться. А хлебосольный юбиляр, немного смущенный вниманием и теснотой, все же еще пытается и за стол усадить.
70 лет назад он 20-летним парнем в Будапеште встретил Великую Победу, но до этого пришлось хлебнуть из общей горькой фронтовой чаши сполна. 17-летним мальчишкой попал на 4-й Украинский фронт. Стремлениям бить врага не сразу суждено было сбыться – до 18 лет присягу не принимали, а до присяги определили Григория в так называемую трофейную бригаду по сбору трупов и вооружения.
«Это было очень тяжело и морально, и физически, – вспоминает Григорий Мартынович, – я сбежал на фронт и присягу все же за месяц до совершеннолетия принял», – признался, открыто улыбаясь, вспоминая те свои уловки, ветеран.

Кем только не довелось служить Григорию Мартыновичу Беляеву – доблестному участнику Великой Отечественной войны, уроженцу ст. Зеленчукской, ныне жителю г. Черкесска, отметившему в апреле свой 90-летний юбилей.
Видавшая виды калитка гостеприимно распахнута, за ней тропка, ведущая через узенький дворик к крыльцу дома, в котором с 1946 года на третьей его части проживает ветеран. В доме гости: друг юбиляра, племянница, еще три человека – поздравляющие. Вновь прибывшим лучше подождать – иначе в доме не развернуться. А хлебосольный юбиляр, немного смущенный вниманием и теснотой, все же еще пытается и за стол усадить.
70 лет назад он 20-летним парнем в Будапеште встретил Великую Победу, но до этого пришлось хлебнуть из общей горькой фронтовой чаши сполна. 17-летним мальчишкой попал на 4-й Украинский фронт. Стремлениям бить врага не сразу суждено было сбыться – до 18 лет присягу не принимали, а до присяги определили Григория в так называемую трофейную бригаду по сбору трупов и вооружения.
«Это было очень тяжело и морально, и физически, – вспоминает Григорий Мартынович, – я сбежал на фронт и присягу все же за месяц до совершеннолетия принял», – признался, открыто улыбаясь, вспоминая те свои уловки, ветеран.
Стал связистом. Но связистом ему недолго довелось служить. «Получил ранение… шальное… по глупости… Почувствовал боль, прощупал ногу – кость цела, пуля прошла навылет. Забинтовал и дальше воевать где-то под Славянском… Думал, обойдется. А на следующий день командир заметил, что хромаю. Велел показать рану и сразу же направил в санчасть», – с досадой рассказал фронтовик.

После госпиталя Григория направили на Южный фронт, стал стрелком-пулеметчиком станкового пулемета «Максим». Серьезное ранение на полгода вновь выбило его из строя. По возвращении из госпиталя определили в разведку.
«Помню, приказали добыть языка во что бы то ни стало. Мы ночью вчетвером добрались до нейтральной полосы. Там траншеи, в них по колено воды. Спрятались в них, затаились, лежим. Темно. Мокро. Слышим: шлеп-шлеп-шлеп. Дождались, схватили. Оказалось, это немецкий почтальон со всеми письмами и донесениями», – радуется, вспоминая ловкую операцию, Беляев.
Годы войны принесли много испытаний для юного бойца. Много военных специальностей пришлось освоить ему – кроме связиста и разведчика был стрелком, минометчиком, пулеметчиком. Трижды был ранен. После тяжелого ранения в грудь стал инвалидом 2-ой группы. До сих пор в легком Григория Мартыновича находится осколок, не дающий забыть о тех сраженьях. Военное командование отметило заслуги юного бойца орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией», медалью Жукова, многочисленными юбилейными медалями. В день 90-летия ему была вручена медаль к 70-летию Победы.
В 1945 году Григорий Беляев сменил военную форму на гражданскую, женился, прожил в браке c Аллой Ефимовной 68 лет, год назад овдовел. Еще свежи воспоминания и боль. «Была бы Аллочка жива», – как бы оправдывается он. Так сложилось, что детей они не нажили, оттого и одиночество острей.
37 лет Григорий Беляев посвятил развитию энергетики в республике, заслужил уважение среди коллег. Его друзья говорят, что и сегодня Григорий Мартынович подает им пример жизни на благо людей, учит быть стойкими, ответственными, смотреть на жизнь с оптимизмом. В свои 90 он бодр, доброжелателен и никогда не теряет присутствия духа.
В разговоре выяснилось, что за все эти годы ветеран войны особо не обращался никуда за помощью. А если и обращался, ничего от этого не менялось. Автомобиля ему не досталось ни разу. С ремонтом жилья не помогали. Любую проблему решает как все, несмотря на возраст и звание. Вспомнил Григорий Мартынович, как долго и тяжко решался вопрос с канализацией. Как из-за старости труб из крана шла такая ржавая вода, что даже о купании и помыслить было страшно. Что от расчетов за воду и общения с операторами еле пришел в себя – видите ли, счетчик просрочен, а вместо напоминания и разъяснения пожилому человеку им легче за 4 месяца без счетчика посчитать. И сегодня продолжается эта канитель. Что и сегодня отопление в доме еще прошлого века, а полы и окна требуют ремонта.
«Внимание стали уделять ветеранам. Недавно из нашей мэрии (г. Черкесск) приходили, посмотрели, зафиксировали, что отопление, окна нужно менять – на все про все 50 тысяч рублей выделили», – рассказывает ветеран. Понятно, что ни на одни окна, ни на одно отопление этих денег не хватит. Как они считают? Кому-то жилье полностью, а кому-то и частичного ремонта не положено? А если не на кого ветерану рассчитывать?…
Как-то вдруг вновь вернулись на 70 лет назад. «Гитлер бросил на Будапешт все, что было, чтобы Венгрию сохранить. Потерять Венгрию означало потерять пол-Германии. Не передать словами этот ад. Выстояли. Не хватало снарядов – стреляли болванками. Мы победили!», – вспоминает участник событий.
А потом была долгая трудная дорога домой – от озера Балатон, что под Будапештом, шли пешком. «Кожа со ступней ног стиралась полностью раза три. Сапоги выдерживали, а ноги – нет. И пешком, и ползком – лишь бы скорее добраться»,- признался Григорий Мартынович, посетовав, что сейчас ему и ходить трудно, и лежать тяжко. И все же твердо и назидательно продолжил убеждать себя и всех, что только движение дает силы и здоровье, чего он всем и пожелал.

Валентина ПОЛОНСКАЯ.

От редакции: Пока этот материал готовился к печати, выяснилось, что окна в доме ветерана установили пластиковые, но вопросы остались.

Валентина ПОЛОНСКАЯ
Поделиться
в соцсетях