Дочь солдата

26 мая в 06:17
4 просмотра

Дети войны… Это особая категория людей, не знавших или почти не знавших детства. Это дети, которые из своего безрадостного детства шагнули сразу во взрослую жизнь. Дети – «взрослые» взвалили на свои хрупкие плечи заботы о матерях, о младших братишках и сестренках, работу в поле, на фермах, на заводах…
Таким взрослым мальчиком был и мой отец Зулкарнай Батдалович Боташев, который во время вынужденного переселения в Казахстан стал в 13 лет чабаном, да каким чабаном! Он по блеянию ягненка мог определить, в какой отаре находится заблудившийся, и возвращал его в родную отару. О нем, как и о многих его сверстниках, писали газеты, им дарили ценные подарки.
Сегодня я хочу рассказать о Зое Ибрагимовне Таукеновой, которая росла в многодетной семье Ибрагима Таукенова, ей тоже пришлось хлебнуть горюшка вместе со своими братьями и сестренками.
Когда началась Великая Отечественная война их отцу, Ибрагиму Асламырзаевичу, был уже 51 год. У него было семеро детей, старшей дочери было 14 лет, а младшей – 2,5 года. Он думал, что война будет недолгой и что своим трудом он обязан помогать приближению конца этой войны. Работая в совхозе, Ибрагим очень внимательно следил за сводками Информбюро, которые были тревожными.

Дети войны… Это особая категория людей, не знавших или почти не знавших детства. Это дети, которые из своего безрадостного детства шагнули сразу во взрослую жизнь. Дети – «взрослые» взвалили на свои хрупкие плечи заботы о матерях, о младших братишках и сестренках, работу в поле, на фермах, на заводах…
Таким взрослым мальчиком был и мой отец Зулкарнай Батдалович Боташев, который во время вынужденного переселения в Казахстан стал в 13 лет чабаном, да каким чабаном! Он по блеянию ягненка мог определить, в какой отаре находится заблудившийся, и возвращал его в родную отару. О нем, как и о многих его сверстниках, писали газеты, им дарили ценные подарки.
Сегодня я хочу рассказать о Зое Ибрагимовне Таукеновой, которая росла в многодетной семье Ибрагима Таукенова, ей тоже пришлось хлебнуть горюшка вместе со своими братьями и сестренками.
Когда началась Великая Отечественная война их отцу, Ибрагиму Асламырзаевичу, был уже 51 год. У него было семеро детей, старшей дочери было 14 лет, а младшей – 2,5 года. Он думал, что война будет недолгой и что своим трудом он обязан помогать приближению конца этой войны. Работая в совхозе, Ибрагим очень внимательно следил за сводками Информбюро, которые были тревожными. Наступил день, когда Таукенов понял, что больше не выдержит. Он решил: «Иду бить фашистов. А дома? Что ж, справятся без него, как и многие другие».
Ох, как тяжело пришлось супруге Ибрагима! Ведь она носила под сердцем еще одного ребенка, сына Оштану, о котором отец узнал уже по возвращении с фронта.

И потянулись долгие дни ожидания вестей с фронта, изнуряющая работа.
Попал Ибрагим Таукенов в Белоруссию, в зенитные войска, под командованием дважды Героя Советского Союза генерала Плиева. В этом полку и провоевал до конца войны. Человек скромный, он в письмах не рассказывал о своих боевых делах. Писал: «Жив – здоров, скоро разобьем врага». Больше расспрашивал о детях, о том, как дома справляются, как дела у соседей, родственников, просил беречься. К сожалению, и эти скупые строчки писем не сохранились, потому что семья фронтовика Таукенова, как и весь карачаевский народ, была депортирована, и на чужбине письма отца затерялись.
Возвращаясь домой, демобилизованный солдат оказался в Талды-Курганской области, где встретил земляка. Тот рассказал, что семья Ибрагима в Казахстане. Поездом добрался до станции Луговой, где теперь жили его близкие.
Радость и горе в семье Таукеновых, как и во всех советских семьях, соединились воедино. Дети и Баллай Локмановна были счастливы, что Ибрагим вернулся живым. Он же с прискорбием узнал, что старшая дочь была в трудовой армии в Сибири, заболела брюшным тифом и умерла в августе 1945 года, не дождавшись отца с фронта.
Мало-помалу Ибрагим привыкал к мирной, хотя и не на родине, жизни. Он устроился на кирпичный завод, семье стало легче. Но глава семьи очень тосковал по родине. Вернувшись с работы, сажал младших детей, Зою и Оштану, на колени, слушал их щебет. Потом он тихонько пел о родном Эльбрусе, о своем ауле Кичи-Балык…
Ибрагим Асламырзаевич умер на чужбине, не дождавшись переезда на родину. И снова Баллай одна взяла на себя заботы о семье. А забот меньше не становилось. Зоя перед самой школой упала и поломала ногу. Восемь лет старшие дочери носили Зою на руках. Потом девочка стала ходить на костылях. Только в 9 классе смогла обходиться без костылей. Какую же любовь к знаниям надо было иметь девочке, чтобы преодолеть столько невзгод и продолжать учиться отлично все годы?!
Зоя Ибрагимовна говорит, что мысленно равнялась на отца, советовалась с ним. Не могла дочь не оправдать надежды отца-фронтовика: ведь он столько раз был под пулями, столько раз подвергался опасности! Дочь солдата не просто училась. К старшим классам она уже знала, кем будет. Через дорогу от их дома была почта. Раз увидев работу телефонисток, Зоя была очарована ею. Как только выдавалась свободная минута, она бежала на почту, следила за работой телефонисток за коммутатором, с интересом наблюдала, как они работают с абонентами.
После школы Таукенова пошла ученицей-телефонисткой городской сети, и уже через 2 месяца сдала экзамен на специалиста III разряда. Спустя год юная телефонистка стала старшей, поступила учиться в Алма-Атинский техникум связи.
В память об отце, который безумно любил Зою, мама и братья разрешили ей работать по избранной профессии. Иногда, когда было особенно тяжело, Зоя задумывалась: а рассчитала ли она свои силы, справится ли? И в эти минуты ей слышался голос отца: «Ты справишься, Зоя. Ты сильная! Я на тебя надеюсь, тебе нужно заботиться о матери, о сестрах, о братьях». И она забывала про свои страхи.
Пока училась, работала электромехаником в отделах связи на телеграфе, радиоузле, АТС, линейно-аппаратном цехе.
С теплотой вспоминает Зоя Ибрагимовна коллективы, где она работала и росла профессионально. Говорит, что к ней всегда относились с пониманием и поддержкой. Она вела большую общественную работу: была комсоргом, секретарем партячейки. 25 лет отдала Таукенова любимому делу. Такая хрупкая, миниатюрная, а исходит от нее сила, уверенность. Ведь даже не любому мужчине доверяется быть начальником цеха электросвязи района. А Зоя Ибрагимовна до возвращения на Кавказ была на этой должности, и ее не хотели отпускать – даже трудовую книжку не отдавали, думали, может, вернется этот ценный работник.
Приехав в Майский, некоторое время работала на птицефабрике «Майская».
Потом Зою Ибрагимовну избрали секретарем вновь созданного Майского сельского совета. Пришлось все начинать с нуля, во все вникать, дело-то было новое. Позже она была назначена заместителем руководителя администрации. В этой должности и проработала 20 лет. Ушла на пенсию. Но не сидится ей спокойно дома: ей все надо – организовать субботник по уборке двора, ремонт дома, устранить неполадки с отоплением. В поселке уже привыкли к тому, что этот человек – в гуще всех дел, событий. Ведь она – дитя войны, дочь фронтовика. А это – особые люди.

Н. ЭДИЕВА.
п. Майский.

Н. ЭДИЕВА
Поделиться
в соцсетях