«Словно свет погас…»

29 мая в 06:06
1 просмотр

На минувшей неделе в Черкесске на здании Кавказского управления Ростехнадзора была открыта мемориальная доска почетному энергетику России, почетному работнику Ростехнадзора, руководителю Кавказского управления Ростехнадзора Нурби Акбузоуовичу Темирджанову.
Почтить память Темирджанова, который трагически погиб в расцвете сил 30 апреля 2013 года, приехали – и это не преувеличение – почти со всех концов страны – Москвы и Чечни, Дагестана и Владивостока, Ростова и Санкт-Петербурга…
В этот день на территории управления находились люди, которые могли сказать и сказали очень много существенного о жизни и деятельности Нурби, но практически каждый – а это министр сельского хозяйства КЧР Ахмат Семенов, заместитель министра строительства и ЖКХ Анатолий Шхаев, генеральный директор ОАО «Распределительная сетевая компания» Владимир Халюзин, генеральный директор ЗАО «Урупский ГОК» Юрий Калифатиди, заместитель руководителя Кавказского управления по Чеченской Республике Шейхи Хазуев и другие – начинал свое выступление со слов: «Тяжело вспоминать, говорить об этом удивительно светлом человеке, талантливом руководителе и верном друге в прошедшем времени. Он был одним из самых умных людей нашего времени».

На минувшей неделе в Черкесске на здании Кавказского управления Ростехнадзора была открыта мемориальная доска почетному энергетику России, почетному работнику Ростехнадзора, руководителю Кавказского управления Ростехнадзора Нурби Акбузоуовичу Темирджанову.
Почтить память Темирджанова, который трагически погиб в расцвете сил 30 апреля 2013 года, приехали – и это не преувеличение – почти со всех концов страны – Москвы и Чечни, Дагестана и Владивостока, Ростова и Санкт-Петербурга…
В этот день на территории управления находились люди, которые могли сказать и сказали очень много существенного о жизни и деятельности Нурби, но практически каждый – а это министр сельского хозяйства КЧР Ахмат Семенов, заместитель министра строительства и ЖКХ Анатолий Шхаев, генеральный директор ОАО «Распределительная сетевая компания» Владимир Халюзин, генеральный директор ЗАО «Урупский ГОК» Юрий Калифатиди, заместитель руководителя Кавказского управления по Чеченской Республике Шейхи Хазуев и другие – начинал свое выступление со слов: «Тяжело вспоминать, говорить об этом удивительно светлом человеке, талантливом руководителе и верном друге в прошедшем времени. Он был одним из самых умных людей нашего времени».
Он был не только умен, он вышел ростом и лицом, за что спасибо его матери с отцом, как говорят в народе. А еще в его мужественном облике воплощалась подлинная интеллигентность, а иначе и быть не могло, потому что таковыми были его родители – отец Акбузоу и мама Захи (в девичестве Джаубаева), которые не жалели ни сил, ни средств, чтобы дать детям хорошее воспитание и хорошее образование. И те сделали все, чтобы оправдать их ожидания, особенно материнские. Наверное, никто из тех, кто знал маму Нурби, не забудет ее тихий, ровный голос, умные, ласковые, все понимающие глаза…

Захи умерла на руках сына – внезапно, если не сказать молниеносно… Рано потеряв маму, Нурби всю жизнь сохранял о ней благоговейную память. И об этом, как и о многом другом, скажет на митинге заместитель руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Дмитрий Фролов: «Мы с Нурби дружили более десяти лет, по работе в составе различных комиссий объездили всю страну, потому как он без труда вникал в доступные, казалось бы, только избранным специалистам проблемы, поражая всех эрудицией, глубиной познания и масштабностью мышления. И везде он готов был рассказать коллегам все, о чем знал сам. Но самое главное, у Нурби в груди было трепетное сердце, улавливающее и вбирающее в себя любую человеческую боль. Будучи чрезвычайно занятым в составе той или иной комиссии в том или ином месте, он сломя голову бежал к телефону, заслышав звонок, а потом, смущенно улыбаясь, говорил: «Это мои девчонки, они должны знать каждый мой шаг, как я спал, что я ел, тепло ли одет, не закусали ли меня сибирские комары». «Мои дорогие сердцу инспекторши» – так называл он своих дочерей Альбину и Альмиру, а в ответ на все их дотошные расспросы просил девчонок заботиться о своей маме и каждый день навещать дедушку Акбузоу… В этих словах был весь Нурби…»
Известно, родителей не выбирают, но ему в этой лотерее природы повезло. Его родители – простые, добрые люди, они прожили вместе красивую, честную жизнь, не предъявляя к ней особых претензий, но и не теряя достоинства. Повезло Нурби и с супругой. Про Светлану Юсуфовну Суюнчеву в Карачаевске, где она работает, говорят: «Врач от Бога». Кандидат медицинских наук, заслуженный врач КЧР, она из тех женщин, которые никогда не сольются с толпой, потому что воспитанна, образованна, потому что вещи, которые надевает, не просто одежда из магазина – она умудряется найти и облюбовать свою единственную блузку, юбку, туфельки, потому что хороший эстет, кулинар, меломан. Но самое главное – потрясающая мать, такая же, какой в свое время была Захи. Дочери Нурби экстерном окончили среднюю школу с золотыми медалями, с красными дипломами Ставропольский мединститут.
Испытывая отцовский страх за дочерей, трепетно и нежно любя их, Нурби никогда не готовил их к легкой жизни, не оберегал от взрослых проблем и трудностей. «Сами, своим умом, своим терпением и настойчивостью» – только так, по-другому у Нурби быть не могло. Зато, когда они сами легко и просто поступили в аспирантуру в Москве, места себе не находил, ждал с нетерпением с ними встреч и теперь уже все больше сам им звонил: как прошел день, как они, что они?
Темирджанов – отец. Об этом знают многие и много. А вот о Нурби – деде… Об этом не расскажет никто, потому как не увидел Нурби внука, которого родила дочь Альбина.
Пока Эмиль лишь ручки тянет к портрету деда, но когда он подрастет, ему обязательно покажут видеозапись открытия мемориальной доски Нурби Темирджанову.
А тем временем у микрофона каждый из знавших его, общавшихся с ним, рисовал свой образ Нурби, выделяя черты его характера, наиболее для себя дорогие.
Характеристики, которые Темирджанову дает руководитель Кавказского управления Ростехнадзора Мурат Кисиев, сплошь имена существительные – ум, порядочность, гордость, целеустремленность.
– Мы многому научились у него, – сказал Мурат Шаликоевич, – к примеру, выявлять в каждом человеке суть, душу, а не чин сановный. Не было такой стороны жизни, которую он не понимал бы, не смог объяснить тем, кто пожелал бы его выслушать.
– Вот таким всепонимающим, всегда готовым прийти на помощь, именно на помощь, а не жаждущим «крови» за любой проступок, за любой просчет, руководителем он был и останется в нашей памяти, – вторит Кисиеву Анатолий Шхаев. – Более того, он не отказывал в помощи людям, которые обращались к нему с проблемами вообще не производственного толка, даже если вопросы приходилось решать самые разные – от трудоустройства до лечения ребенка.
Нурби Темирджанов настолько бережно относился к людям, что редко кому отказывал. Он настолько близко к сердцу принимал все проблемы и радости аула Каменномост, в котором родился и вырос, что земляки не только поставили ему памятник, но и вписали его имя в Книгу памяти аула наряду с именами председателя исполкома облсовета КАО Курман-Али Курджиева, Героя России Дугерби Узденова, писательницы Назифы Кагиевой…
Увековечивание памяти Темирджанова этими майскими днями показало не только масштабы его личности, но и перемены, которые произошли в его бытность руководителем Кавказского управления Ростехнадзора.
О том, как он практически с нуля создал эту службу с ясным видением цели и четким пониманием механизмов ее достижения, о том, что он приложил руки к решению многих вопросов, которые на тот момент прорабатывались и получили свое развитие на федеральном уровне, в тот день говорили и Шейхи Хазуев, и заместитель мэра г. Черкесска Руслан Урусов…
– Его слово всегда оказывалось самым высоким аргументом на совещаниях в Москве, – вспоминают коллеги.
Государственный советник России Н. Темирджанов. Служащие такого уровня приравниваются к военному – генеральскому чину, но Нурби Акбузоуович к своим солидным наградам относился с олимпийским спокойствием.
– Талантливый, душевный, крепкий, хлебосольный, природа ни в чем не отказала ему, но и не уберегла от смерти, – сокрушаются друзья.
«Смерть Нурби Темирджанова стала для всех нас глубоким и личным потрясением. Вот это новое здание, в котором работает наша служба и которым мы так обязаны ему, словно опустело без его легкой походки и доброй мальчишеской улыбки, словно свет в нем погас», – эти слова у главного бухгалтера Кавказского управления Ростехнадзора Индиры Тебуевой вызывают такую боль, что выговорить их ей с трудом удается.
И вот от бережного прикосновения верных преданных друзей Нурби Мурата Кисиева и Дмитрия Фролова покрывало ниспадает… На мемориальной доске выбиты слова Некрасова: «Какой светильник разума угас! Какое сердце биться перестало!», а у ее подножия – море цветов…

Фото Таулана ХАЧИРОВА.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях