«Мира хочу я земной всей планете…»

14 августа в 06:17
4 просмотра

Все-таки как странно устроена жизнь: мы постоянно спешим, откладываем на завтра, на послезавтра, а иногда и просто «на потом» самые важные, самые теплые и самые необходимые, давно выношенные, нет, выстраданные сердцем слова, донельзя точно выражающие нашу безграничную признательность человеку, без которого трудно, невозможно представить этот мир. Бесконечно переносим встречи, наивно полагая, что они, несомненно, состоятся, при этом совсем забывая о быстротечности жизни. Но неминуемо наступает прозрение, порой слишком поздно, когда уже ничего невозможно изменить и вернуть, когда возникший вдруг вакуум безжалостно давит своей безысходностью, только усиливая ощущение абсолютной безвозвратности времени и человека.

Тамара Батчаева… Душа и сердце яростно сопротивляются думать и говорить о ней в прошедшем времени. И, наверное, не скоро придет осознание того, что она ушла навсегда.

Все-таки как странно устроена жизнь: мы постоянно спешим, откладываем на завтра, на послезавтра, а иногда и просто «на потом» самые важные, самые теплые и самые необходимые, давно выношенные, нет, выстраданные сердцем слова, донельзя точно выражающие нашу безграничную признательность человеку, без которого трудно, невозможно представить этот мир. Бесконечно переносим встречи, наивно полагая, что они, несомненно, состоятся, при этом совсем забывая о быстротечности жизни. Но неминуемо наступает прозрение, порой слишком поздно, когда уже ничего невозможно изменить и вернуть, когда возникший вдруг вакуум безжалостно давит своей безысходностью, только усиливая ощущение абсолютной безвозвратности времени и человека.

Тамара Батчаева… Душа и сердце яростно сопротивляются думать и говорить о ней в прошедшем времени. И, наверное, не скоро придет осознание того, что она ушла навсегда. Леденящим холодом веет от всегда тяжело произносимого слова «навсегда». Ушла, вопреки нашим надеждам, что она непременно сможет победить коварную болезнь, из месяца в месяц лишавшую её силы и уверенности в благополучном выздоровлении. Ушла навсегда….
Отныне, вернее с 26 июля 2015 года, Тамара Хусеиновна Батчаева, чье сердце, не уставая, трепетно билось в унисон нелегкой, полной трагизма судьбе родного народа, принадлежит Вечности.    
Не хочется верить потому, что, кажется, только вчера заходил в её скромную уютную квартиру в Черкесске поздравить с очередным днем рождения и долго сидел рядом, рассказывая последние новости в мире современной литературы и настоятельно требуя (именно так – требуя!) побыстрее поправиться, потому как ждут её новые творческие дела.
Она верила, что так оно и будет. И вновь потянется её рука к клавишам ноутбука, и родятся стихи, которые, несомненно, обрадуют своей новизной и масштабностью мысли. Она жила надеждой, как и мы, беспредельно любившие и уважавшие Тамару Хусеиновну за её совсем непростую и в то же время счастливую судьбу. За беспредельную человечность и жизнелюбие, способность всегда оставаться обаятельной, внимательной и щедрой. Щедрой на сердце, которое умело любить и страдать за каждого человека в отдельности и весь мир в целом..
Тамара Хусеиновна прожила нелегкую жизнь, сполна познав горечь невосполнимых потерь. Их выпало на её судьбу не счесть. Но как стоически и достойно она выдержала посланные ей Всевышним испытания! Вот откуда в ней было неистребимое желание сделать этот мир лучше и чище, обогреть каждого человека, вселить в него веру и надежду.
Ведущая актриса Карачаевского драматического театра имени Ш.Алиева, народная артистка Карачаево-Черкесии, член Союза театральных деятелей России Тамара Батчаева всегда являла пример высокого служения идеалам красоты и безграничного добра, что и лежит, собственно, в основе природы нелегкой профессии актера.
Она долго и настойчиво шла к главному делу всей своей не очень долгой, но светлой, как яркий луч солнца, жизни. Как-то она поделилась сокровенным, что всегда жило вместе с ней неотрывно: «Я из поколения людей, чьи уста и сердца еще в раннем детстве выжгла ненавистная селитра».
Селитра, которой обрабатывали хлопок в далеком Казахстане, обожгла не только уста, но и души сотен и сотен вынужденных переселенцев в далеком Баяуте, куда попала часть карачаевского народа в период жестокой депортации в 1943 году. Для Тамары Батчаевой, родившейся уже на чужбине, этот ядохимикат стал понятием нарицательным и ассоциировался, однако, не только с беспросветностью, безысходностью, неимоверными муками и горем родного народа, но и одновременно с не прекращавшейся ни на один час борьбой за справедливость и возращение к родным очагам.
Не сразу вернувшись на Кавказ, прожив далеко от отеческих хребтов двадцать с лишним лет, она каждый день формировала в себе самое святое и дорогое чувство – чувство Родины, постоянно готовя себя к встрече с ней, заповедной землей предков, где все дышит любовью к тем, кто жил до неё и ушел, завещая во что бы то ни стало жить, жить во имя самой жизни.
Встреча с родиной – одна из главных тем её поэтического творчества. Но это уже произойдет позже, когда придет опыт и глубокое осмысление собственной судьбы и судьбы народа в контексте общих процессов, происходивших на разных исторических этапах.
Окончив французское отделение Пятигорского института иностранных языков, Тамара Батчаева проработала в средней школе села Даусуз более 20 лет, воспитав не одно поколение благодарных учеников. А затем… Затем круто, на все 180 градусов, меняет свою устоявшуюся жизнь. И более четверти века блистает на сцене родного Карачаевского драматического театра, воплотив десятки образов, каждый из которых становился вехой не только в личной биографии талантливой актрисы, но и театра в целом.
Она, конечно, могла не уходить из школы. Впереди её ждала хорошая руководящая работа, новые горизонты педагогического мастерства, а главное – с ней всегда были любовь и уважение коллег и учеников, которые просто боготворили Тамару Хусеиновну. Умную, энергичную, инициативную, предприимчивую, всегда в приподнятом настроении, всегда остававшуюся горянкой в самом высоком смысле этого слова.
День её в школе был расписан по минутам, а вечером, если в карачаевском театре ожидалась очередная премьера, она, набрав полную корзину только что сорванных полевых цветов, на попутных добиралась до Черкесска. И занимала неизменно первое место в зрительном зале в ожидании чуда. И оно происходило на сцене. Но едва закрывался занавес, Тамара Хусеиновна бросалась за кулисы и благодарно раздавала еще пряно пахнущие цветы любимым актерам, совсем не догадываясь, что совсем скоро и она станет частью труппы театра и внесет свой неоценимый вклад в искусство родного народа.
Театр манил её неотступно. Он стал её вожделенной мечтой. Она грезила им, хотя в ту пору ей было уже 36 лет.
В этом возрасте на такое решится не каждый – бросить престижную работу, признание, почет, уважение, отказаться от карьерного роста. Наконец, налаженную в бытовом отношении жизнь, рядом с дорогими сердцу родителями. Но, видно, так было предначертано судьбой. Её ждали театральные подмостки, долгие, напряженные годы учебы у корифеев сцены, раскрывших в ней уникальный талант, который позволил Тамаре Батчаевой сыграть целую галерею ролей разных по характеру и мироощущению.
Тамара Батчаева переступила порог театра в надежде остаться здесь навсегда. И осталась навечно… История карачаевского театра неотрывно связана теперь с именем замечательной актрисы, доказавшей, что только истово любящий свое дело человек способен достичь самых больших высот.
Поистине классическими шедеврами навсегда остались в истории театра безукоризненно исполненные Тамарой Батчаевой роли Мыстыхан в пьесе Шахарби Алиева «Соседки», Белисы в «Хитроумной влюбленной» Лопе де Вега, Деяниры в «Трактирщице» Гольдони, Дугуш в «Мордамбаловых» Альберта Узденова, Джанусурат в «Мурат и Зумрат» Дины Мамчуевой и многие, многие другие.
По большому счету, Тамара Батчаева создала театр одного актера, синтезировав в нем богатые традиции и инновации с особой, характерной только ей стилистикой и риторикой разговора со временем и своим зрителем. На спектакли с участием Тамары Батчаевой шли как на встречу с ярким феерическим праздником высокого и подлинного искусства, не терпящего фальши и надуманности. Каждый выход любимицы публики всегда сопровождался шквалом аплодисментов, в которых были и знаки признания, восхищения, преклонения, и искренняя благодарность за недюжинный талант и огромную работоспособность актрисы.
Осмысливая свое место в загадочном и непредсказуемом мире театра, Тамара Хусеиновна чуть позже так выразит свое творческое кредо в одном из своих стихотворений:
     «Благодарю судьбу за то,
     Что обвенчалась я с искусством,
     Что зло повсюду им гоню
     И открываю двери чувствам.
     И что с двуличьем не дружу,
     Хотя играю в лицедейство,
     И мести в сердце не держу
     За все обиды злого детства».

Театр для Тамары Батчаевой стал судьбой и смыслом жизни. Она осталась преданной ему до последних дней своей жизни.
В 1994 году Тамаре Хусеиновне Батчаевой за огромный вклад в развитие театрального искусства республики было присвоено звание заслуженной артистки Карачаево-Черкесии. А в 2002 году она стала народной артисткой Карачаево-Черкесской Республики.
«Талант,- писал гений русской поэзии 20 столетия Борис Пастернак, – единственная новость, которая всегда нова».
Эти слова – и о Тамаре Батчаевой, чей многогранный дар действительно был поразительным и отличался непоколебимой, я бы сказал, стойкостью и незыблемостью. В полной мере это проявилось в поэзии, к которой она обратилась в последние годы своей жизни. И успела достаточно много. Прежде всего, четко и безукоризненно определить и сфокусировать философию своего поэтического «я». Это была философия мудрого, много пережившего и перевидевшего человека, философия триумфального утверждения добра как первоосновы продолжения жизни. И вот как выразила эту глубокую мысль Тамара Батчаева – Женщина, Поэт, Гражданин:
     «Не выношу я безнадежность,
     Невыносима душе грусть.
     Люблю во всем, везде надежность,
     Чего б ни стоило мне – пусть..
     Люблю уверенность в победе
     Среди сомнений и тревог,
     Хранить добро в душе, как кредо,
     И помнить, что на всё – есть Бог».

Итогом долгих поэтических раздумий и размышлений стал первый сборник стихов Тамары Батчаевой на русском языке «Лунная слеза», вышедший в Ставрополе в 2007 году. Затем последовали и другие «Где эдельвейсы цветут», «Глазами сердца моего» и книга стихотворений на родном карачаевском языке.
Многие стихотворения Тамары Батчаевой стали песнями и вошли в репертуар известных исполнителей Карачаево-Черкесии и Северного Кавказа.
Тамара Хусеиновна всегда была общественно активной, несмотря на напряженную творческую деятельность. Являлась членом Общественной палаты республики и национально-культурной автономии карачаевского народа.
А главное – эта замечательная женщина, всегда умевшая оставаться неповторимой и красивой, которую нельзя было не заметить даже в большом людском потоке столичной жизни, притягивала своей особой аурой, пропитанной планетарной любовью к людям, неиссякаемым оптимизмом, верой в силу человеческого разума.
Двумя-тремя словами она умела и была способна возвращать человеку радость жизни, вселять в него уверенность в неминуемом избавлении от тягостных дум и мыслей, обретении им силы и вдохновения на нелегком пути достижения поставленных целей.
Вокруг Тамары Хусеиновны всегда собирались люди творческие, мыслящие, движимые идеей созидания и непрерывного развития. Она умела слушать и слышать, внимательно изучать метафизику вещей и явлений, вызывавших наибольший интерес и внимание современников.
Тамара Хусеиновна, как никто, умела дружить и с распахнутой душой отвечать на дружбу. С огромной благодарностью она неизменно отзывалась о своей верной подруге Назифат Хасановне Батдыевой, своем нежном и заботливом ангеле-хранителе, по жизни оберегавшей её от всякого рода неприятностей, поддерживавшей её в творчестве, помогавшей в последние годы переносить страдания и постоянно вселявшей в Тамару Хусеиновну спасительную надежду. Именно Назифат Хасановна дала возможность Тамаре Хусеиновне поверить в себя как в поэта, помогла ей в издании сборников стихотворений, продлив, по большому счету, годы её жизни.
Добрые чувства связывали Тамару Хусеиновну Батчаеву с ушедшей несколько лет назад доктором химических наук, профессором Светланой Магомедовной Тлисовой. Надо было только наблюдать и одновременно восхищаться, с каким пиететом две, без ложной скромности, выдающиеся женщины Карачаево-Черкесии относились друг к другу, живо обмениваясь мнениями о вышедших новинках литературы и обсуждая очередные постановки театров республики. Светлана Магомедовна всегда тепло и искренно относилась к поэтическому творчеству Тамары Хусеиновны, поддерживала её в разработке тех или иных тем…
Особую признательность и восхищение хочу выразить сегодня в адрес родной сестры Тамары Хусеиновны – Фатимы Батчаевой. Нет слов, чтобы утешить её, эту удивительно сильную и мужественную женщину, поразившую меня своей огромной любовью и преданностью знаменитой сестре. Трогательно оберегая её от бытовых неурядиц и проблем, далеких от искусства, Фатима Хусеиновна превратилась в добрую, заботливую подругу Тамары, хорошо понимавшую, какими абсолютно незащищёнными перед напором зависти, хамства, злословия и неизбежных в творческих коллективах интриг бывают порой сверхталантливые люди.
Все последние два года, предшествовавшие уходу Тамары Хусеиновны, Фатима не знала сна и отдыха, не отходила от любимой сестры ни на шаг, испробовала не одно лекарство, дабы увидеть на лице дорого человека долгожданную улыбку и как всегда ясные, удивительно живые глаза, наполненные недюжинным умом и мудростью.
Мы общались, нет, неправильно, все- таки скажу – дружили с Тамарой Хусеиновной без малого 12 лет. И не помню, чтобы хотя бы раз она обратилась ко мне на «ты». Таков был высокий уровень её внутренней культуры. Относительно небольшая разница в возрасте, как она не раз говорила, не давала ей право на фамильярность, снижение градуса отношений, базировавшихся на тесном взаимопонимании и родстве наших душ. Из памяти уже никогда не сотрутся теплые, светлые вечера в гостеприимной квартире Тамары Хусеиновны, когда за хлебосольным столом собирались её друзья, близкие по духу люди, чтобы под тихую музыку послушать её новые, только что родившиеся стихи. И вновь ощутить радость соприкосновения с жизнеутверждающей поэзией, глубоко проникающим в сердце словом Тамары Батчаевой, с которым шла она по жизненной дороге, как со спасительным посохом, защищая людей от скверны и безумия, утверждая идеи мира и дружбы, межнационального и межконфессионального согласия.    
В одном из своих ранних стихотворений Тамара Батчаева, верная своей высоконравственной позиции неутомимого творца и созидателя, емко выразила свою программную стратегию поэта и человека:
     «Если б спросили меня на рассвете,
     Чего б мне хотелось на всем белом свете.
     Ответила б сразу, душою не медля,
     Что мира хочу я земной всей планете».

Эти слова остались нам как завещание, как призыв быть острожными и внимательными, дабы не повторялись ошибки прошлого, жестокие трагедии, круто менявшие судьбы людей и целых народов. Это выстраданные годами мук и тревог, проникнутые мудростью слова нашей замечательной землячки, так горячо и искренне любившей нашу общую маленькую родину – Карачаево-Черкесию, мать наших отцов.        
Больно, как больно сознавать, что ушел из жизни неординарный человек, человек- эпоха, умевший несколько по-другому видеть и осмысливать окружающее нас пространство во всеобъемлющем ракурсе. Печально, что уже никогда не состоится встреча с талантливейшей актрисой и одаренным поэтом Тамарой Батчаевой и не возникнет вновь ощущение необыкновенной теплоты и сердечности, которых так не хватает ежедневно и ежечасно всем нам в этом, порой до беспросветности, суетном и неспокойном мире.

М. НАКОХОВ,
заслуженный журналист КЧР.

Поделиться
в соцсетях