Родовая усадьба Мекеровых

25 сентября в 04:58
3 просмотра

Когда-то по этим тенистым аллеям и живописными зеленым лужайкам бегали ребятишки и их громкий и радостный смех оглашал всю округу. Действительно, от чего им было печалиться, ведь ни один из них не ведал, что рождение в крепко стоящей на ногах семье обернется для большинства из них годами репрессий вдали от родины.
Здесь с абазинской знатью встречался наместник царя на Кавказе. Сюда засвидетельствовать свое почтение приезжали атаман Баталпашинского отдела И. Н. Братков и генерал-майор, Баталпашинский уездный начальник Н.Г. Петрусевич, который снискал огромное уважение у всех горских народов своими добропорядочностью, уважительным отношением к людям, знатным и бедным, мужеством и стойкостью – история свидетельствует, что погиб Николай Григорьевич как герой в 1880 году, в бою под Геок-Тепе во время ахал-текинской экспедиции…

Когда-то по этим тенистым аллеям и живописными зеленым лужайкам бегали ребятишки и их громкий и радостный смех оглашал всю округу. Действительно, от чего им было печалиться, ведь ни один из них не ведал, что рождение в крепко стоящей на ногах семье обернется для большинства из них годами репрессий вдали от родины.
Здесь с абазинской знатью встречался наместник царя на Кавказе. Сюда засвидетельствовать свое почтение приезжали атаман Баталпашинского отдела И. Н. Братков и генерал-майор, Баталпашинский уездный начальник Н.Г. Петрусевич, который снискал огромное уважение у всех горских народов своими добропорядочностью, уважительным отношением к людям, знатным и бедным, мужеством и стойкостью – история свидетельствует, что погиб Николай Григорьевич как герой в 1880 году, в бою под Геок-Тепе во время ахал-текинской экспедиции…

Речь идет о родовой усадьбе, расположенной в ауле Эльбурган, что в переводе с абазинского означает «селение на повороте», которую мы посетили на днях. Сегодня здесь живет семья Заурбека Мекерова. Забегая вперед, скажу, что всякий раз, бывая в том или ином населенном пункте республики в творческой командировке, убеждаюсь, как мало мы знаем о нашей маленькой, но такой родной Карачаево-Черкесии, о ее истории и людях, составлявших ее цвет в не такой уж и далекий от нас период времени. Хотя, как знать: много это или мало – 100 лет с лишком? Если во временном пространстве, то это капля в море, если в исчислении людских судеб, то много – почитай, четыре-пять поколений.
Судьба семьи Мекеровых, к которой принадлежал и родной брат прадеда моего героя Умар Мекеров, вызывает особенный интерес.
Умару посчастливилось родиться в семье достаточно образованного и известного человека. Его отец, Сулейман, был удостоен высших наград Российской империи- ордена святого Станислава и ордена Святой Анны. Как свидетельствовали наградные документы, получил он эти награды за «…обеспечение перехода отряда П.Д.Бабича через Марухский перевал в Сухум». Проще говоря, горец провел отряд генерала Бабича через секретные тропы Главного Кавказского хребта. Поначалу он был произведен в чин прапорщика русской армии, позднее – получил чин подпоручика.
После службы в царской армии Сулейман был избран народным кадием аула Бибердовского (ныне а.Эльбурган). Он старался дать своим детям хорошее образование, в чем и преуспел – его сын Умар открыл в ауле первую школу-интернат, в которой учились не только мальчики, но и девочки, что некоторыми недоброжелателями было воспринято в штыки. Он построил первую электростанцию, первый деревянный мост через реку Малый Зеленчук. Наконец, он, по сути, стал первым просветителем среди абазинского народа – им была составлена первая азбука на арабской графике.
Он смог бы еще сделать очень многое для своих земляков. Но, наверное, так было угодно Богу, что он умер в возрасте 44 лет. Чтобы мы, родившиеся спустя сто лет, оценили его гражданский подвиг во имя будущих поколений, во славу родной страны. Как констатировали тогда медики, умер Умар от воспаления легких, но родные заподозрили, что его отравили.
Спустя сто лет его правнучатый племянник Заурбек выкупил дом прадеда у государства и задался целью создать здесь народный музей.
Усадьбу в Эльбургане мы нашли быстро, по надписи на фронтоне «Старинная абазинская дворянская родовая усадьба Мекерова Заурбека Нануровича».
По роду своей деятельности Заурбек Мекеров – предприниматель, а по духу – просветитель, искатель, историк, гуманист. Потому что нужно очень сильно любить свою большую и малую Родину, чтобы задаться целью сохранить для потомков историю развития Кавказа, где судьбы людей (причем разных национальностей и разных конфессий) переплелись так тесно, что разорвать эти узы – все равно, что разрубить гордиев узел.
Так вот, на территории этой усадьбы стоят два дома, выполненные в одном архитектурном стиле. Один – современный, с огромным каминным залом, просторными холлами, уютными спальными и т.д. Другой – единственное, что осталось в память об Умаре Мекерове. Сейчас здесь ведется реставрация.
Уже давно нет ни электростанции, которую когда-то построил, ни школы-интерната, основанный им, ни деревянного моста, по которому благодарные земляки перебирались на другой берег, но благодаря потомкам сохранился этот дом, в котором рождались новые поколения, умирали от старости и невзгод зрелые мужи. В этом доме в первые годы советской власти, которая расправлялась со всеми неугодными подчас цинично и жестоко, квартировала школа коммунистической молодежи, потом здесь располагались фельдшерско-акушерский пункт, швейная фабрика…
…В огромной кунацкой все стены – в фотографиях, вернее копиях, есть среди них и фотографии, которые делал известный в те далекие годы фотограф Ермаков.
Удивительные лица взирают на мир с этих фотографий. Мудрые, познавшие горе, но все равно светлые, потому что чисты и светлы были их помыслы… Увы, разные эпохи рождают разных правителей. Одни – тех которые пекутся о благе своих ближних, другие – тех которые любой ценой стараются оставить о себе след в истории. Нередко этот след бывает кровавым.
– Это моя мама, – пояснял Заурбек Нанурович, – Татим Ботоковна, в девичестве Айсанова, ей сейчас 95 лет. На другой фотографии запечатлена моя бабушка Фатимат из рода Лоовых.
С фотографии на меня смотрит красивая гордая горянка. Во всем ее облике – огромное достоинство, которое не вытравить никакими унижениями и невзгодами.
– А вот это отец мамы, – продолжал рассказ Мекеров, – Ботоко Айсанов. Все они в разные годы подверглись жесточайшим репрессиям. Например, Ботоко Айсанов прошел весь ад ГУЛАГа. Пашатби Мекеров, брат моего отца, был участником Великой Отечественной войны, в тяжелых боях попал в плен. И за это уже после войны отсидел более 13 лет в нашем плену, то есть в заключении. Моего отца подвергли политическим репрессиям в 1935 году, сослали в Баяут. Когда началась война, он добровольцем ушел на фронт. Сражался мужественно и самоотверженно за Родину, которую не выбирают.
Мое внимание привлек групповой снимок. На нем все мужчины – в черкесках, женщины – в красивых и дорогих нарядах, расшитых золотом.
– Магомет – родной брат моего деда Асланбека с супругой из рода Лиевых. Позади них стоит кучер, – рассказал Заурбек Нанурович.
Мы вышли во двор. Под огромной тяжестью нового урожая склонились яблони и груши. Раскаленный воздух как будто остался за порогом этой усадьбы, а здесь в зеленой траве стрекотали кузнечики, журчал небольшой фонтанчик в центре аллейки. И все это вместе взятое создавало непередаваемое ощущение – ощущение покоя и стабильности. И так не хотелось выходить за калитку этого дома – в мир, заполненный волнениями, стрессами и страстями…
Мы пожелали Заурбеку, чтобы как можно быстрее состоялось открытие народного музея, который могли бы посетить не только жители республики, но и наши многочисленные гости. Чтобы они тоже хотя бы на минутку отвлеклись от дум, которые нас на этой бренной земле одолевают постоянно, и окунулись в прошлое. Может, это заставит их по-иному взглянуть на окружающий мир. И что-то переосмыслить в своей жизни, расставить иные приоритеты… Дай-то Бог!
А пока в начале сентября на территории родовой усадьбы Мекеровых будет считаться одним из сюжетов передачи «Играй, гармонь любимая!».

Фото Таулана ХАЧИРОВА.

Полина СЕМЕНЧЕНКО
Поделиться
в соцсетях