«Мне везло на хороших людей»…

10 ноября в 07:02
14 просмотров

Бывают дни, когда человек, отвлекаясь от повседневных трудов и забот, окидывает взглядом все окружающее и с удивительной ясностью и свежестью впечатлений видит всю свою жизнь и судьбу, необыкновенные перемены, происходившие в стране, влиявшие на умы и настроения, чаяния и разочарования людей. Так бывает в дни юбилея, когда, как писала Бэлла Ахмадулина: «День жизни, как живое существо, стоит и ждет участья моего…».
Роза Борлакова, удивительно светлый человек, долгие годы отдавшая педагогике и воспитавшая несколько поколений спортсменов высокого класса, не будучи тренером, считает, что в жизни ей везло на хороших людей, а судьба по большому счету была к ней благосклонна: «У меня есть убеждение, что как ты относишься к миру, тем он тебе и отвечает»…
Она и сегодня ждет только хорошего, потому что заряжена любовью к людям, и нет в мире человека, к которому она относилась бы плохо даже в мыслях. В ее доме на одной из тихих улиц Черкесска с ухоженным огородом и садом все дышит умиротворенностью и истинно горским гостеприимством. Двери всегда открыты соседям, родственникам, бывшим ученикам, и для каждого у Розы Назировны найдется и доброе слово, и участие с готовностью помочь, подсказать, посоветовать, наконец, разделить душевную боль.

Бывают дни, когда человек, отвлекаясь от повседневных трудов и забот, окидывает взглядом все окружающее и с удивительной ясностью и свежестью впечатлений видит всю свою жизнь и судьбу, необыкновенные перемены, происходившие в стране, влиявшие на умы и настроения, чаяния и разочарования людей. Так бывает в дни юбилея, когда, как писала Бэлла Ахмадулина: «День жизни, как живое существо, стоит и ждет участья моего…».
Роза Борлакова, удивительно светлый человек, долгие годы отдавшая педагогике и воспитавшая несколько поколений спортсменов высокого класса, не будучи тренером, считает, что в жизни ей везло на хороших людей, а судьба по большому счету была к ней благосклонна: «У меня есть убеждение, что как ты относишься к миру, тем он тебе и отвечает»…
Она и сегодня ждет только хорошего, потому что заряжена любовью к людям, и нет в мире человека, к которому она относилась бы плохо даже в мыслях. В ее доме на одной из тихих улиц Черкесска с ухоженным огородом и садом все дышит умиротворенностью и истинно горским гостеприимством. Двери всегда открыты соседям, родственникам, бывшим ученикам, и для каждого у Розы Назировны найдется и доброе слово, и участие с готовностью помочь, подсказать, посоветовать, наконец, разделить душевную боль. Много ли в наш прагматичный, неприветливый век, где принято ходить в гости по звонку, найдется таких отдушин, где тебе искренне рады?
…Она росла единственным ребенком в одной из уважаемых карачаевских семей в далекой Киргизии, куда вместе с народом были высланы ее родители. Отец, Назир Муштуевич, работал бригадиром табаководов, и высокие показатели его бригады гремели по всей Таласской области. Мама, Алачык Хамидовна, обихаживала дом, растила дочь в лучших горских традициях. Семья вернулась на историческую родину в мае 1955 года, чего удостаивались лишь очень заслуженные люди.
«Что ж, нарушу клятву, которую дала отцу, – речь идет о нашем «несанкционированном» возвращении на Кавказ, – после долгих колебаний говорит Роза. – Моего отца за недюжинные организаторские способности, ратный труд представили к высокой правительственной награде. Но председатель колхоза, а может, руководитель райкома, точно не помню, предложил отцу сделку – он отказывается от ордена в пользу представителя коренной национальности взамен на возвращение на родину, которое берется организовать лучшим образом»…
Откровенно говоря, нарушить клятву за давностью срока настояли мы с Тауланом Хачировым, сыном Розы. «Где теперь эти райкомы, партийно-хозяйственные боссы середины прошлого века, где та страна с ее «братскими республиками», в конце концов, которым молились люди в вечном страхе прослыть инакомыслящими? – горячился Таулан. – Да будь жив сегодня дед, он, наоборот, гордился бы тем, что ордену, полученному в неволе, предпочел родину!»
И, правда, где теперь та чаша весов, на одной из которых – горькая награда, на другой – родная земля, о которой долгие годы тосковал народ?!
…В 1955 году на родине их никто не ждал, не было и речи ни о трудоустройстве, ни тем более о предоставлении жилья. До судьбоносного для депортированных народов XX съезда партии, на котором Никита Хрущев обнажил язвы сталинизма и развенчал культ личности, оставался еще год, до массового возвращения спецпереселенцев на родину – два…
«Помыкались мы в Черкесске без кола – без двора и пошли пешком «ветром гонимые, солнцем палимые» в Псыж, – продолжает Роза. – В доме абазина Солтана Чикатуева мы нашли и кров, и стол. У него и поселились, хотя в семье Чикатуевых подрастали семеро детей. Солтан устроил отца на работу на мясокомбинат, маму – в полеводческую бригаду в местный колхоз. Так и прожили в Псыже шесть лет. Здесь я пошла в школу, где моим любимым учителем был Шамсудин Татаршао. По-абазински говорила так же, как по-карачаевски, и по мере взросления осознавала доброту и великодушие этого народа. В Черкесск перебрались в 1961 году, где я продолжила учебу в 13-й школе».
Потом был испанский факультет Пятигорского иняза – об этом вузе мечтали выпускники школ второй половины 60-х, где Роза проучилась три курса, и вполне успешно. И тут судьба делает крутой вираж – то ли в этом «виновата» Франсуаза Саган, чьими романами зачитывались барышни тех лет («Здравствуй, грусть», «Немного солнца в холодной воде»), то ли культовые французские фильмы и брутальный певец Адамо («Падает снег, ты не придешь сегодня»). Но Роза бросает испанский и поступает на французский факультет, потеряв таким образом три года. Но о своем выборе она не пожалела, освоив французский и немецкий языки.
Свою судьбу Роза связала с талантливым актером карачаевского драматического театра Энвером Хачировым в 1978 году. Это была одна из красивых пар в областном центре. Стройная, как березка, с косой до пояса, всегда одетая по последней моде Роза и под стать ей Энвер, любимец публики, обладавший к тому же прекрасными вокальными данными. Особым успехом пользовался спектакль на карачаевском языке «Шляпа Алаугана», где в полной мере проявился его талант певца, актера, юмориста. По воспоминаниям коллег, Энвер Хачиров был удивительно скромным, начисто лишенным амбиций солнечным человеком – отзывчивым, мудро разбирающимся в людях – их способностях и достоинствах. Он умел дружить и не предавать. От этого брака у них с Розой родился сын Таулан. К сожалению, Энвер Хачиров ушел из жизни в 41 год, не доиграв на сцене, не допев лучшей песни, не успев вырастить сына и не увидев внука Умара, который продолжается в нем…
Свою педагогическую деятельность Роза Назировна начала вожатой во 2-й школе Черкесска, и это для нее стало хорошей школой в дальнейшей воспитательной работе, помогло развить организаторские способности. «Зарницы», героические поверки, сборы и походы, стенгазеты и тематические вечера, утренники – да разве перечислишь весь «арсенал» мероприятий пионерии? Роза отдавалась им самозабвенно, а дети во все времена чувствуют, работает ли воспитатель, вкладывая душу, или относится к делу равнодушно, лишь бы отбыть положенное время. Словом, в своей вожатой пионеры не чаяли души, а она усвоила одну истину – без азарта педагога ничего не делается. И еще – авторская методика неповторима – никто не повторил ведь ни Корчака, ни Сухомлинского…
А потом был Клуб интернациональной дружбы Дворца пионеров им. Юрия Гагарина, которым стала руководить Роза. «О Боже, как дети писали письма своим ровесникам в страны соцлагеря: Болгарию, Венгрию, ГДР, Чехословакию! Как коллекционировали конверты с иностранными марками! – вспоминает Роза Назировна. – Это было время побратимства Черкесска с болгарским городом Пештера, Карачаевска с Брацигово. Нынешние дети даже не представляют, что значат эти названия. Наш КИД посетил космонавт Джанибеков, какой это было сенсацией!»
По-настоящему талант педагога-наставника у Розы проявился, когда она вновь вернулась во 2-ю школу уже в качестве учителя французского языка. «Школой руководил Мухаммед Айсович Гутякулов, одаренный учитель математики, заядлый шахматист, – вспоминает Роза. – В начале 80-х годов это была школа-восьмилетка, в ней училось 800 детей, и наш директор каждого ребенка знал поименно! У него возникала идея в 1982 году открыть в школе спортивный класс из числа одаренных детей не только Черкесска, но и Псыжа, Дружбы и других близлежащих населенных пунктов. Так мы собрали 5-й класс, среди которых были будущие звезды: Равиль Адеев, чемпион мира по спортивной гимнастике, Магомед Байкулов и Радмир Узденов, мастера спорта по дзюдо, и другие. Для этих ребят было составлено отдельное расписание, они приходили на занятия к 11 часам дня после тренировок в ДЮСШ. К ним был приставлен воспитатель, который помогал готовиться к урокам, после занятий следил за их питанием, для них составлялось отдельное меню. Поваром была замечательная кулинар, мастер своего дела Тося Озрокова. Питание для юных спортсменов было организовано отменное, подключили к этому трест столовых и ресторанов, которым руководил Николай Скорых, этот же вопрос курировал Рэма Татаршао, ответственный работник обкома партии. На столе у ребят всегда были сливки, мясные блюда, шоколад…
У нас учились гимнасты, легкоатлеты, борцы, пловцы. Постепенно в школе появлялись последующие спортивные классы».
Рядом с этими ребятами всегда была Роза – по штатному расписанию воспитатель, а по большому счету – вторая мама. Все свободное от учебы и тренировок время будущие чемпионы проводили с Розой Назировной, которая заботилась об их разумном досуге, духовном росте. Со своими ребятами она ездила на экскурсии в Домбай, Архыз, Кисловодск, проводила массу интересных мероприятий. Рядом с Розой находились очень чистые и славные ребята, искренне верившие, что за ними будущее. Эту веру и чистоту помыслов она в них и поддерживала, помогая не сбиться с пути, не заболеть звездной болезнью после очередных побед и пьедесталов почета на престижных соревнованиях.
…Мы перелистываем с ней увесистые старомодные фотоальбомы, где запечатлены ее спортсмены, здесь же – их Почетные грамоты, пожелтевшие вырезки из газет. Вот Алексей Демьянов, уже в 12 лет ставший победителем первенства СССР по спортивной гимнастике, а в 15 лет покоривший Европу. Впоследствии он жил в Хорватии, потом вернулся в Черкесск. А Андрей Завируха в 16 лет стал чемпионом Ставропольского края по дзюдо. Выдающихся успехов в этом виде спорта добились Муссаби Унежев, Али Хутов, Виталий Прудников, Юрий Готов, Александр Дзюба, Адир Ионов, в художественной гимнастике – Яна Козлова и Катя Дармилова. Вместе с Розой воспитателями – классными руководителями работали Джамиля Узденова и Римма Авсарагова, – именно ее учеником являлся знаменитый Дима Василенко, будущий олимпийский чемпион по спортивной гимнастике.
Розе Борлаковой довелось пестовать спортсменов в тандеме с такими известными тренерами, как Вячеслав Пчелкин, Александр Колмогоров, Юрий Дохов и другие. Среди них – и заслуженный тренер России, ныне генеральный директор компании «Смирнов-мебель» Алексей Смирнов, с которым у Розы сохранились прекрасные отношения. Помнят и не забывают ее бывшие питомцы – звонят (раньше писали письма), интересуются ее жизнью, готовы помочь в любой момент, если только она об этом дает знать…
Увлекался спортом, а именно гимнастикой, и сын Таулан, занимая призовые места на Всесоюзных и общероссийских соревнованиях. Особенно он преуспел в вольных упражнениях и на коне – махи. Будучи восьмиклассником, Таулан в Пензе на соревнованиях выполнил норматив кандидата в мастера спорта, но по приезде домой получил серьезную травму левой руки, и это, к сожалению, не позволило продолжить спортивную карьеру.
Роза в те годы совмещала работу классного руководителя спортивного класса и завуча по воспитательной работе. Много сил она отдала вместе с историками Галиной Чащевой и Еленой Ляшовой (ныне директор 11-ой школы) созданию одного из первых школьных музеев Боевой славы. А поводом послужило то, что немало материалов о Герое Советского Союза Харуне Богатыреве, близком родственнике Розы, хранилось у нее в семье. Эти документы и фотографии и легли в первоначальную основу музея.
В 2000 году по семейным обстоятельствам (тяжело заболела мама) Роза вынуждена была перевестись в 13-ю школу. Здесь она также открыла спортивный класс, и снова начала с 5-го, потому как их в школе было несколько, и выбор был достаточный…
Педагогике Роза Назировна в общей сложности отдала 33 года, и каждый из них достоин полновесной главы интересной повести. Сегодня эта повесть продолжается в детской музыкальной школе, где она работает, оставаясь в своей стихии, среди талантливых детей и их педагогов.

НА СНИМКЕ: Роза БОРЛАКОВА.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях