Преградная для нас не просто слово

8 декабря в 05:55
9 просмотров

В этом году году станице Преградной – районному центру Урупского района исполнилось 155 лет. За эти полтора с лишним века много всего пришлось пережить ей…
Сейчас казачья станица цветет и процветает… Но это сейчас. А ведь когда-то… Впрочем, начнем с начала, с самого начала. Как когда-то летописец Нестор поведал нам: «Вoт повести минувших лет, откуда пошла Русская земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла Русская земля», так и мы расскажем, откуда есть пошла Земля Урупская, станица казачья славная Преградная. А поведает нам об этом хранитель и собиратель исторического прошлого своей малой родины Лариса Александровна Медведева, предки которой были одними из первых поселенцев станицы.

В этом году году станице Преградной – районному центру Урупского района исполнилось 155 лет. За эти полтора с лишним века много всего пришлось пережить ей…
Сейчас казачья станица цветет и процветает… Но это сейчас. А ведь когда-то… Впрочем, начнем с начала, с самого начала. Как когда-то летописец Нестор поведал нам: «Вoт повести минувших лет, откуда пошла Русская земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла Русская земля», так и мы расскажем, откуда есть пошла Земля Урупская, станица казачья славная Преградная. А поведает нам об этом хранитель и собиратель исторического прошлого своей малой родины Лариса Александровна Медведева, предки которой были одними из первых поселенцев станицы. Так начнем повесть сию:
«Первым поселенцам станицы Преградной, мужественным и бесстрашным казакам, служившим верой и правдой царю и Отечеству, был дан приказ: «…Летом 1860 года войскам Правого крыла предстоят следующие занятия: «… водворение новых станиц Урупской бригады: одной на верховьях реки Уруп, за хребтом Черных гор (на продолжении линии, образуемой станицами Сторожевою, Кардоникскою, и Зеленчукскою)… Для устройства нового поселения назначается отряд – в числе 2,5 батальонов, 3-х сотен казаков, 2-х пеших  и 4-х конных орудий… под начальством командира 3-й бригады Кавказского линейного казачьего войска подполковника Семенкина». Из Приказа по Кавказской армии № 186 мая 3-го дня 1860 года в г. Тифлисе следовало: «Станицам, водворяемым в нынешнем году на обоих крыльях Кавказской линии, присваиваются следующие наименования: 1) Станице в верховьях реки Уруп – «Преградная»…».
Большинство новоселов, согласно архивным данным, были с Дона, и, следовательно, всех коренных жителей станицы можно считать прямыми потомками донских казаков. Первые годы жизни на новом месте дались особенно трудно, но новоселы, которые помимо обустройства станицы и своего нелегкого быта героически охраняли границу, были мужественными, стойкими людьми, истинными казаками, о силе и духе которых очень символично сказал поэт Лев Гумилёв: «Вихрь времени ломал дубы – империи и клёны – царства, но степную траву он только пригибал к земле, и она вставала неповреждённой». Станица хорошела, строилась. А по стране тем временем понеслась бессмысленная и жестокая колесница революции, сминая собой и ломая жизни и судьбы целых семей.
Казаки, эти гордые наследники горя и славы, раньше других испытали на себе жесточайший геноцид нового государства. Их поголовно и безжалостно уничтожали только лишь за принадлежность к казачьему сословию, за то, что давши однажды присягу верности царю и Отечеству, не хотели от нее отступать. Порой само слово «казак» служило для них смертным приговором. Среди тех, кто попал в мясорубку истории, оказалась большая семья Лаевых. Никифор Иванович, младший из пятерых сыновей, сотенный фельдшер 6-го пластунского полка, из многочисленной, трудолюбивой и дружной семьи, которая считалась по меркам того времени зажиточной, потому что дом, в котором было много внуков, стоял в центре станицы и был накрыт железом.
Из рассказа Антонины Михайловны Гусевой, единственной внучки Никифора Ивановича: «В 20-е годы прошлого столетия были смутные времена не только во всей стране, но и в станице Преградной. В то время мой дедушка, участник Первой мировой войны, был станичным атаманом. Вызовы на допросы и так называемые беседы продолжались чуть ли не каждый день. Новая власть настоятельно требовала от него, чтобы он назвал имена станичников – контрреволюционеров, по сути своей стал предателем. И когда стало уж совсем невмоготу, дедушка гневно сказал: «Вот я – один контрреволюционер, расстреливайте!» В тот же день вместе со своим заместителем, его товарищем (не помню его чина и фамилии), сев на коней, ускакали из станицы. С тех пор о нем никто ничего не слышал и больше его никто не видел. Родители дедушки, его четыре брата вместе с семьями были немедленно сосланы в Сибирь. Все имущество семьи было конфисковано до последней крохи, в доме обустроили сельпо, которое находилось там до 70-80 годов ХIХ века. Беременную бабушку Настю с двухлетней дочерью Ниной (Забугина Нина Никифоровна) заперли в сарае, очень долго там держали в надежде на то, что дедушка объявится. Даже рожала бабушка в этом сарае, без чьей-либо помощи. И когда у нее родился сын, то один из её стражей кричал: «Коли белопогонника!» Бабушка всегда помнила и знала, что это был чужой человек, не станичник, так как он произносил букву «г» в словах твердо, не так как это говорят на юге, мягко, и четко проговаривал букву «о». В результате этого потрясения сын Александр, в семье его называли ласково Шура, родился слабым и нервным. На возвращение Лаевых из ссылки на постоянное место жительства в станицу власти разрешения не дали, и вся большая и трудолюбивая семья оказалась раскидана по белу свету. Бабушку Настю долго держали в станице под пристальным вниманием и надзором в надежде на появление дедушки. Через некоторое время бабушку с двумя детьми взял в жены Лебедев Иван Яковлевич, вдовец с тремя детьми. И только после этого новые власти, да и то с большим недоверием, оставили бабушку в покое. Самый маленький, совместно рожденный ребенок, сын Лебедева, умер от голода.
Из всех потомков большой семьи в станице осталась только одна внучка Нина. Жизнь Шуры сложилась трагически. Он погиб на фронте 5 мая 1943 года. Последнее его письмо родителям с места боев под Крымском от 29.04.1943 года, написанное карандашом торопливым почерком на клочке бумаги, было пронизано любовью, уважением к родителям и верой в победу: «…Мы сейчас подошли вплоть к противнику и на разгром их пойдем. Папаша, так или иначе, но все равно не миновать немцам своей глубокой ямы в Черном море…» – пришло уже после его смерти. Сначала бабушка, затем мама, теперь я и дочь бережно храним это письмо с фронта и похоронку.
Моя мама, Забугина (Лаева) Нина Никифоровна, став в первые же дни войны вдовой, пережила немецкую оккупацию с маленькой дочкой на руках, всю свою жизнь достойно проработала в совхозе «Преградненский», активно участвовала в восстановлении станичного храма и была регентом церковного хора. И бабушка Настя, и мама очень редко, да и то тайком вспоминали о дедушке, печалились о его судьбе, о Шуре. Только в годы периода гласности мама стала осторожно рассказывать мне и моей дочери о том, что они пережили, как тяжело жили, выжили. Вспоминая рассказы бабушки, полные боли и ужаса пережитых лет, моя дочь Лариса начала вести поисковую и исследовательскую деятельность в данном направлении. В архивах Министерства обороны России нам удалось найти все данные о ее дедушках: Лаеве Александре, Забугине Михаиле, Гусеве Алексее, где и когда они убиты, похоронены, и фотографию могилы Шуры. Также на сайте «Кубанская генеалогия» (http://kubangenealogy.ucoz.ru/) нам удалось обнаружить сведения о том, что мой прадед по линии матери был участником Первой мировой войны».
Таким образом, воспоминания и рассказы родных познакомили меня с моим прошлым, моими корнями. Они позволили сделать мне большой жизненный шаг – начать изучать, как оказалось, героическое прошлое моих предков, которые были защитниками своей Родины, смелыми и отважными воинами – казаками.
Выжившие потомки казаков, уцелевших в гонениях, сейчас многое делают для восстановления исторической справедливости, возрождения к новой жизни памяти о своих бывших в забвении предках. Пусть каждый из нас восстановит свой казачий род, его корни, его силу, его честь, чтит его обычаи и традиции, будет достойным своих легендарных прадедов!» – именно так патриотично и вдохновенно окончила свой рассказ Лариса Александровна.
Увлекательный рассказ был окончен, но, к счастью, работа продолжается. Лариса Александровна с огромным интересом штудирует информацию о родной станице, о своих предках. В читальном зале Медногорской библиотеки Л. Медведева оформила прекрасную книжную выставку с этнографическим материалом, который был бережно сохранен её предками – мамой Антониной Михайловной Гусевой и бабушкой  Ниной Никифоровной Забугиной. Также в библиотеке создан клуб казачьей молодежи «Любо!», занятия в котором Лариса Александровна проводит под девизом: «Кто не знает своего прошлого, у того нет будущего!».
Следует отметить, что казачий клуб пользуется большой популярностью среди казаков как старшего, так и младшего поколений. Сегодня казаки Урупского РКО активно приобщают своих детей к отеческому наследию, традициям, обычаям, воспитывают в них патриотизм, гордость за свою Родину и своих предков. Очень большая работа ведется по военно-патриотическому воспитанию среди казачат района.
Лариса Александровна – достойный пример потомственной казачки, родители которой уроженцы станицы Преградной, дети воинов, погибших на полях сражений Великой Отечественной войны, и внуки родовых казаков: Алексея Ивановича Гусева, казака Собственного Его Императорского Величества Конвоя, и Никифора Ивановича Лаева, сотенного фельдшера 6-го пластунского полка Урупской бригады, потомков первых поселенцев Преградной.
Приятно осознавать, что есть на нашей земле люди, полные духа патриотизма и способные сеять его вокруг себя. Так пусть же этот дух поселится в сердце каждого из нас.

Е. БЕРДНИЧЕНКО.

Поделиться
в соцсетях