«Не умею я плыть по течению»

22 декабря в 05:51
4 просмотра

В сентябре в Москве прошла крупнейшая в России книжная выставка международного масштаба, участниками которой стали более 400 российских и зарубежных издательств из 30 стран, которые традиционно представили лучшие образцы учебной, научной, справочно-энциклопедической, художественной и детской литературы. Цифра огромная, сама по себе определяющая резкие перепады мастерства и вдохновения ее участников. Огромный успех на выставке – о чем свидетельствует и соответствующий диплом – имела работа нашего земляка «Азбука дошкольника (Учите малышей читать)». Громкий внешний успех учебного пособия имел за собой еще и солидное внутреннее обеспечение – глубоко своеобразный художественный талант автора – Магомеда Таубиевича Курджиева.
Любой человек вырастает из своего детства. Родина Магомеда – село Мерке Джамбульской области.

В сентябре в Москве прошла крупнейшая в России книжная выставка международного масштаба, участниками которой стали более 400 российских и зарубежных издательств из 30 стран, которые традиционно представили лучшие образцы учебной, научной, справочно-энциклопедической, художественной и детской литературы. Цифра огромная, сама по себе определяющая резкие перепады мастерства и вдохновения ее участников. Огромный успех на выставке – о чем свидетельствует и соответствующий диплом – имела работа нашего земляка «Азбука дошкольника (Учите малышей читать)». Громкий внешний успех учебного пособия имел за собой еще и солидное внутреннее обеспечение – глубоко своеобразный художественный талант автора – Магомеда Таубиевича Курджиева.
Любой человек вырастает из своего детства. Родина Магомеда – село Мерке Джамбульской области. Родители – легендарные личности, о которых сказать походя невозможно, потому как каждый стоит того, чтобы о нем написали книгу. Звездная пара Нузулы и Таубия Курджиевых – Героя Социалистического Труда и кавалера орденов Красной Звезды, Отечественной войны I и II степеней, множества медалей, – побывавшая на приеме у Хрущева с исторической миссией: вернуть карачаевскому народу доброе имя и помочь ему вернуться на историческую родину, была и остается гордостью карачаевского народа.
Своего первенца Таубий назвал Магомедом, это имя в переводе с арабского означает «прославленный», достойный хвалы. Так вот, 2015 год стал для Магомеда Таубиевича богатым на события.
– Говорить обо мне – это так скучно! – отмахивается от расспросов Курджиев, но куда от этого денешься, если на стенде в КЧГУ регулярно появляются сообщения-поздравления: «Магомед Курджиев награжден орденом «Labore et Scientia» (Трудом и знанием) Российской академии естествознания», «Курджиев награжден золотой медалью парижской выставки», а также награжден орденом Екатерины Великой за служение науке и просвещению, серебряной медалью Ушинского, ему присвоено два почетных звания вышеупомянутой академией – заслуженного деятеля науки и образования РФ и профессора РАЕ.
Окончив школу, Магомед поступил на физико-математический факультет КЧГПИ.
– Никогда не хотел быть ни физиком, ни математиком, хотел поступать во ВГИК, но отец был против моего выбора. И тогда главным поступком моей юности стал выбор жизненного пути в лице «физмата». Правда, потом об этом выборе я ни разу не пожалел. Людьми, предопределившими мою профессию и даже работу, во многом стали не только родители, но и преподаватели, в частности Ханафий Магомедович Салпагаров, человек с колоссальными знаниями и эрудицией. Чтобы достичь такого уровня знаний, как у него, надо, наверное, учиться всю жизнь.
Напряженная преподавательская работа началась в школе-интернате № 5 г. Карачаевска.
– Там от меня красиво избавились, – смеется Магомед Таубиевич.
– Это как понимать – «красиво»?
– Отправили на повышение – завучем в СШ № 3. Ну не мог, не хотел я ставить завышенные оценки ученикам, которые читать толком не умели, не то что считать, умножать. Не зря задается таким вопросом из вторых уст в вашей газете Татьяна Иванова: «С радостью взяли бы на работу учителя русского языка и литературы. Но… Приходит, к примеру, претендент с высшим образованием и… делает в заявлении 5-6 ошибок. Как же мы возьмем такого учителя? Как он будет учить детей русскому языку?» Словом, не умею я плыть по течению, если оно способно завести людей в тупик…
Трудно завоевать авторитет в молодости, особенно у преподавателей. Но Магомед неизменно поль-зовался авторитетом и среди коллег, и среди учеников, тем не менее он в этой школе не задержался.
– Не хотел рисовать стенгазету «Юный математик», – снова отшучивается Магомед Таубиевич. – Задача любого педагога не столько учить, сколько увлечь своим предметом…
Наверное, непросто найти в разговоре с детьми такую же точную меру благожелательности и серьезности, свободы и сдержанности, как это всегда было у Магомеда Таубиевича. У него меняется не только тон, но и лексика в зависимости от того, с кем он разговаривает – с обиженным ребенком или с его обидчиком. К первому обращается по имени, ко второму – по фамилии.
То, что молодому педагогу присущи романтизм и острое характерное сочетание несочетаемого, стало понятно, когда Магомед уехал из города работать учителем математики в поселок Архыз.
Валентин Плучек, кажется, сказал: «В наше время мы начинали праздновать Новый год в Москве, а утром оказывались в Ленинграде!» Так вот, друзья, сокурсники Магомеда были людьми одного поколения и одного духа, которые в свободное от учебы и работы время могли не глядя взять и махнуть на Домбай, в Архыз, чтобы поработать инструкторами, спасателями на турбазах. Магомед решил совместить приятное с полезным, благо Архыз по сравнению с Домбаем в ту пору был нетронутой целиной – повсюду нереально чистые озера, зеленые леса летом, ели, укрытые снеговыми шалями зимой, снежные оборки на карнизах старых деревянных построек… Ну и, конечно же, школа, которая станет для него особенно близкой из-за причастности к ней двух братьев – Махтия и Кайсына Хубиевых. Первый, долгое время руководивший пансионатом «Энергетик», к большому сожалению, уже ушел из жизни, а второй, Кайсын, – доктор экономических наук, живет и работает в Москве…
Те годы предполагали определенный стиль жизни: отдыхать – так на полную катушку в горах, дружить – так семьями, служить – так обязательно. Словом, аристократический шик, классический лоск и эдакая легкая небрежность… Одного не учел Магомед – сельских учителей в армию не берут. И когда из военкомата пришла повестка не ему, а его младшему брату Хусею, Магомед оторопел: «Как же так, младший брат идет служить, а я на запасной скамейке?» Решение пришло мгновенно, без колебаний и сомнений, – идти служить с братом в один день, желательно и в одну воинскую часть. В военкомате не только опешили от такого рвения, но и задались вопросом: «А не натворил ли парень чего-либо, а теперь рвется в армию?» Но никаких следов скандалов, никаких жареных фактов, следовательно, бери, Магомед, указку – и в школу!
Но Курджиев оказался настырным и прямо-таки через суд добился своего, в результате попал служить с Хусеем в Германию с разницей в три дня, но армейские пути братьев за два года не пересеклись ни разу…
После службы началась университетская эпопея. Какое-то время Курджиев преподавал на спортфаке, давал мастер-классы по туризму, а в 1985 году на факультет педагогики и педтехнологии его переманил бывший однокурсник, ныне декан факультета Джашарбек Биджиев.
О том, что лекции Курджиева могут служить образцом педагогического мастерства, на кафедре заговорили сразу. Они всегда были полны оригинальных наблюдений, точных и зачастую юмористических, студенческого духа и задора. Опытный ритор, во всем, что касается учебы, Магомед добивается полной отдачи и не позволяет студентам филонить.
– Я могу простить многое студентам, – говорит Магомед Таубиевич, – недостаток эрудиции, юношеский гонор, но простить неуважение к предмету – увольте. Мне не надо, чтобы студенты конспектировали мои лекции, поспешая за словом и не слыша смысла. Толку нет от этих наизусть заученных, но не осмысленных, поспешных записей… Для меня важно, чтобы мои слушатели задавали вопросы, уточняли информацию, делились своими мыслями.
Меня, откровенно говоря, поразило другое. То, как ученый, профессор умеет удивляться, ценить студенческие мысли, не сомневаясь, что они интересны, как умеет, всегда работая «на острие» педагогических исследований, привлекать студентов к этой работе.
Несколько студентов Магомед Таубиевич выделяет особо.
– Это Изабелла Топчиева, Светлана Лещенко и Римма Кокова. Это был очень экспериментальный курс. Помню, как они все, будучи студентами третьего курса, читали лекции учителям в институте усовершенствования учителей в г. Черкесске. Светлане я дал мотивацию для выступления на Всесоюзной научной студенческой конференции в Москве. Разумеется, никаких иллюзий о победных реляциях не питал в процессе подготовки и был приятно удивлен, когда Светлана вернулась с дипломом победительницы.
Курджиева переполняют свежие идеи, и он охотно дарит свое время и свои идеи студентам. В 1992 году  другая его студентка, Вера Кокорева, заняла первое место на Всероссийском конкурсе студенческих дипломных работ по гуманитарным наукам. И. Топчиева стала вплотную сотрудничать с педагогом-новатором из Грузии Шалвой Амонашвили, С. Лещенко – с народным учителем СССР Софьей Лысенковой, Р. Кокова – с лауреатом Госпремии СССР Евгенией Потаповой. А по большому счету, каждая работа, будь то курсовая или дипломная, написанная под руководством Курджиева, становилась всегда в чем-то оригинальным научным произведением.
«Курджиев – это точность мышления, инженерный склад ума», – говорили о нем люди знающие. Но скоро в «математической» этой натуре стала действовать другая противонаправленная сила – тяга в безбрежном тематическом океане к размышлениям нового, другого направления, в частности, к чему нужно стремиться в школах во всех случаях без исключения». В данном случае я процитировала Я. Каменского, на главных дидактических материалах которого и стал обосновывать методику обучения грамоте детей до шести лет М. Курджиев.
В 2005 году в издательстве КЧГУ вышло пособие М. Курджиева «Учите малышей читать и писать красиво». В самом емком виде содержание пособия, вызвавшего неподдельный интерес не только у педагогов республики, но и страны, заключено в названии. Читателя эмоционально захватывают энергия мысли автора, его умение неожиданно осветить все привычное и обыденное новым светом. Перефразируя одного известного философа-педагога, скажу, в ней все, что только можно, представлено для восприятия чувствами, а именно: видимое – для восприятия зрением, слышимое – слухом, запахи – обонянием, подлежащее вкусу – вкусом, доступное осязанию – путем осязания.
Магомеда Таубиевича как человека, соединившего в себе несколько культурных пластов – точные науки, педагогику, туризм, несколько сфер деятельности – потянуло назад – от взрослости к детской наивности, зоркости и удивлению.
– Скажу честно, сподвигло творчество Каменского, которое захватило. Научные изыскания, которые доказывают, что мозг ребенка интенсивно развивается и уже к 5-6 годам достигает 80 процентов веса мозга взрослого человека. И этот период упускать нельзя – зарядка мозга должна быть насыщенной, ребенок должен постоянно получать и перерабатывать информацию. В сугубо практических вопросах, когда я работал над этим пособием, мне помогли малыши из детского сада «Солнышко» и мои дети, его посещающие… Проводил конкретные эксперименты и в школах.
У Магомеда и Лауры Узденовой два сына.
– Это сродни какому-то наваждению, – говорит Магомед Таубиевич. – Лаура также выпускница физмата, как и ее отец Сосланбек, наш старший сын Шакман тоже окончил физмат, затем аспирантуру по прикладной математике в Нальчике, экономический факультет КЧГТА, Московскую российскую академию управления при Президенте РФ, младший сын Марат – также физматовец плюс юридическое образование. Разница лишь в том, что у нас все дипломы «синие», а у сыновей – «красные».
Магомед пытливо изучает не только наследие Каменского, но и Ушинского, Сухомлинского, чтобы делать свое и по-своему. И вот уже в этом году в свет вышли две части пособия «Азбука дошкольника».
– Язык не поворачивается назвать этот труд пособием. В нем каждый элемент буквы, каждая картинка радует глаз, словно законченное произведение искусства, – говорит заведующая читальным залом библиотеки Лариса Айсандырова. – Страницы из пособия можно повесить на стенку вместо картин, и они доставят удовольствие не только детям, но и любому взрослому. О талантливой доступности и понятности картинок и текста в книге и говорить не приходится. У книги один недостаток – малый тираж. И посему студенты очень интенсивно «теряют» пособия, невзирая на угрозу «кратных» возмещений стоимости.
В меру строгий, ироничный, обаятельный Курджиев – потрясающая личность еще и тем, что у него всегда в запасе сотни интересных историй: это и студенческие, и туристические байки. Где он их находит в таком количестве и как запоминает – большой вопрос. У Курджиева совершенно отсутствует принижающее даже очень одаренных и талантливых людей чувство тщеславия. Наоборот, у него обостренное, не дающее покоя чувство ответственности, порядочность – главный его помощник и главный способ общения с людьми.
– Согласитесь, что это раньше профессорский оклад был меркой благосостояния. Теперь ученые стали едва не бедствующей категорией населения, – перехожу где-то на провокационный тон, – и потому некоторые преподаватели – не побоюсь сказать это – приемы экзаменов, зачетов удивительно ловко и нагло конвертируют в наличность. Один берет взятки, а тень падает на репутацию многих. Что вы можете на это сказать?
– Только одно – человек может и должен заботиться только о своей чести. А репутация не в его власти, она во власти среды.
– Магомед Таубиевич, а вам приходится принимать решения вопреки собственным симпатиям?
– Симпатиям – да, бывает, и не так редко, как хотелось бы. Убеждениям – никогда.
Может быть, это будет слишком возвышенно, но ничего лучше я не придумала, чтобы закончить статью шуткой самого Магомеда Курджиева: «Наследил» я в жизни много – Теберда, Домбай, Архыз, одна школа, другая, спортфак, педфак… Но смею надеяться, что «сеял разумное, доброе, вечное…»

НА СНИМКЕ: Магомед КУРДЖИЕВ.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях