Мой старый и добрый Домбай

29 декабря в 10:50
8 просмотров

Любой юбилей освобождает от выбора жанра, а тем паче, если это Домбай, который выглядит превосходно летом – альпийские просторы, хвойные леса, травы, пахнущие так, словно на них вылили по флакону духов, зимой – фантастично – снег, солнце, душераздирающая лыжня, уносящая тебя в другую реальность; весной и осенью – незабываемо – в одном случае все шумит и дышит водой – реки, водопады, тающий снег, в другом – все полыхает золотом, как в кремлевских палатах… И посему, конечно же, в этом материале будут иметь место восторженные слова в адрес его первооткрывателей, людей, оставивших свое сердце в здешних горах, а это будет рассказ о реальных обстоятельствах, предопределивших судьбу поселка, о днях минувших, и дне сегодняшнем Домбая…
Курортный поселок Домбай официально был образован в 1965 году, но альпинистское его освоение было начато русским горным обществом в 1925 году. Первая турбаза на Домбае была открыта в 1930 году, и начальником ее стал Павел Александрович Утяков, который вот что писал о себе в письме к известному краеведу Елизавете Яковкиной: «Родился 14 августа (новый стиль) 1894 года. Родился в Теберде, тогда, по существу, маленьком местечке, оживающем летом и замирающем зимой».

Любой юбилей освобождает от выбора жанра, а тем паче, если это Домбай, который выглядит превосходно летом – альпийские просторы, хвойные леса, травы, пахнущие так, словно на них вылили по флакону духов, зимой – фантастично – снег, солнце, душераздирающая лыжня, уносящая тебя в другую реальность; весной и осенью – незабываемо – в одном случае все шумит и дышит водой – реки, водопады, тающий снег, в другом – все полыхает золотом, как в кремлевских палатах… И посему, конечно же, в этом материале будут иметь место восторженные слова в адрес его первооткрывателей, людей, оставивших свое сердце в здешних горах, а это будет рассказ о реальных обстоятельствах, предопределивших судьбу поселка, о днях минувших, и дне сегодняшнем Домбая…
Курортный поселок Домбай официально был образован в 1965 году, но альпинистское его освоение было начато русским горным обществом в 1925 году. Первая турбаза на Домбае была открыта в 1930 году, и начальником ее стал Павел Александрович Утяков, который вот что писал о себе в письме к известному краеведу Елизавете Яковкиной: «Родился 14 августа (новый стиль) 1894 года. Родился в Теберде, тогда, по существу, маленьком местечке, оживающем летом и замирающем зимой».
Утяковы, надо полагать, были люди не бедные, коль имели в конце 19 века дачу в Теберде наряду со старшиной Баталпашинского уезда Кузовлевым, баснословно богатым князем Байчоровым, промышленником Кондратьевым…
Знакомство с природой Теберды и Домбая возбудило в Павле такой безграничный интерес к этим местам, что он готов был пожертвовать жизнью ради гор.
Утяков не только возглавил Домбайскую турбазу, но и принял самое активное участие в строительстве новой турбазы «Солнечная долина». «Моего в проекте только башенки и лестницы», – писал он той же Яковкиной, даже и не подозревая, что спустя более полувека этими башнями будут восхищаться туристы.
Утяков строил и Северный приют, и альплагерь «Алибек», про который много позже Юрий Визбор напишет: «Не бубни ты эту фразу: «Будь счастливым целый век». Нагадай мне лучше сразу зимний лагерь «Алибек». Зимний лагерь, за которым синих гор не сосчитать, кто хоть раз увидел эти горы – тот вернется к ним опять», а знаменитый атомщик, сподвижник великого Сахарова Александр Мигдал сказал: «Каждый раз, когда устаю от многообразия стен, и асфальт вызывает раздражение, и одна мысль о необходимости втискиваться в троллейбус портит настроение на весь день, моментально принимаю решение: надо ехать в горы, в «Алибек».
А вот строчки из книги отзывов КСУ (комиссии содействия ученым): «На Домбае все понятно, одно понять трудно, как это Павел Александрович успевает ходить во все экскурсии, ведя сразу всех «за руку», и как Наталия Ивановна (супруга Утякова) может одновременно без выходных дней работать врачом, сестрой, хозяйкой и поваром?»
За глаза Утякова величали стражем Домбая, и по заслугам, ибо вся история Домбая была связана с его именем и его деятельностью…
Шли годы. Постепенно в Домбае, словно песчинки в створках раковины, завязывается жемчужина горнолыжной мекки, как звали поселок в народе, а спусковым механизмом этого процесса стало строительство комплексной базы тургостиниц «Домбай», ММЦ «Горные вершины», «Крокус».
В 1970 году сдается в эксплуатацию первая очередь канатно-кресельной дороги…
Поднимаясь на канатке на Мусса-Ачитару в те годы, можно было увидеть в соседнем кресле не одну знаменитость – Высоцкого, Визбора, Сенкевича, шахматиста Спасского и его тренера Геллера, Валдиса Пельша и Александра Гурнова, Юлиана Семенова, знаменитого австрийского горовосходителя Тенцинга и «тигра скал», члена ассоциации шерпов-альпинистов Михаила Хергиани, который в честь своего друга Тенцинга ночью поднялся на Эльбрус и вырубил на леднике гигантские буквы: «Добро пожаловать, Тенцинг!», а ночью пошел снег и все завалил…
В начале 90-х годов Домбай потряс всех уникальным зрелищем, с истинными, искренними, неотрепетированными эмоциями. На Мусса-Ачитаре состоялся чемпионат СССР по фристайлу, а затем международные соревнования по нему же с участием спортсменов из Великобритании, Нидерландов, Италии, ФРГ, Норвегии и Югославии. Люди стояли в очереди на канатку по 3-4 часа лишь бы посмотреть удивительно сказочный балет на снегу. Да-да, балет, ибо в экзотическое троеборье фристайла включены были три дисциплины – лыжный балет, могул и лыжная акробатика…
Жители и гости поселка только и гадали отныне: чего теперь интересненького ждать от Домбая? Но грянули перестроечные 90-е, и на Домбае воцарился круглогодичный «мертвый сезон». Не стало туристов и горнолыжников, поразъехались по разным весям в поисках работы служащие турсервиса. У иных в таких обстоятельствах руки опускаются, других же трудности, экстремальные условия, напротив, мобилизуют, подстегивают.
Творческий поиск, предприимчивость, деловая хватка, деловые связи таких людей, как Алик Текеев, Назир Байчоров, Джамболат Аджиев, Халит Акаев, Алий Байчоров, Хасан Кочкаров, Юрий Губанов, Николай Семенов, Владимир Соруча, Казим Темиров, помощь тогдашнего мэра г. Карачаевска Сапара Эльканова и главы администрации Умар-Али Байрамукова сделали свое дело. На Домбае стали проводиться симпозиумы, «круглые столы», а сам поселок стал обретать второе дыхание. Все решительно поменялось, когда на Домбае в 1997 году было решено провести фестиваль актеров кино «Созвездие – 97». Вместе с президентом фестиваля, президентом Гильдии актеров кино Евгением Жариковым в Домбай приехали актеры Светлана Светличная, Зинаида Кириенко, Александр Панкратов-Черный, Георгий Жженов, Сергей Жигунов, Наталья Фатеева… В гостиницах поселка все семь дней не было свободных мест, а артисты…
Помню, как, точно заправский альпинист, быстро сориентировавшись в поднебесье, лихо спрыгнула с застоявшейся канатки Ольга Сошникова, сыгравшая в фильме «Семнадцать мгновений весны» гестаповку Барбару. Она огляделась по сторонам и начала сыпать названиями гор, потом пояснила: «Моя мама была спортсменка и в 1937 году на каких-то соревнованиях выиграла главный приз – поездку на Домбай. Домбай ее потряс, особенно «вершин далеких снежный частокол» – Буу Эльген, Эрцог, пик Ине, Белала-кая, Суфруджу. И она часто цитировала вот эти строки: «Мне б только знать, что снегом белым еще покрыта Суфруджу…»
Зинаида Кириенко на вопрос «Как вам глянулся Домбай?» всплеснула руками: «Немой восторг, удивительный сервис и потрясающее гостеприимство, от которого один способ избавиться – покориться ему».
За фестивалем «Созвездие» последовали фестиваль ресторанной музыки, бардовской песни, чемпионат СНГ по парапланеризму, на котором спортсмены выписывали в воздухе немыслимые кульбиты и сальто, чемпионат страны по сноуборду и т. д.
Вскоре поселок стало не узнать – отремонтированы здания начальной школы, врачебной амбулатории, винтовой мост, водопровод, крыши многоэтажек на Пихтовом мысу. Наплыв туристов был столь напорист, что ныне покойный директор Тебердинского заповедника Джапар Салпагаров, пытаясь противостоять этому, запретил, к примеру, въезд легковых автомобилей на Домбай, определил предельные экологические нагрузки на туристских маршрутах, запретил вырубать вековые ценные деревья под строительство дач, новых канатно-кресельных очередей… Но в своем поведении Домбай оказался противоречив и непредсказуем, как сама жизнь, как стихия улицы. «Улицу» не ради красного словца упомянула. Улицы на Домбае – а их и так всего раз-два, в прямом смысле этого слова – настолько уставлены многоэтажными отелями и крохотными гостиницами с экзотическими названиями, соперничающими друг с другом, типа «Альпен-Хаус» и «Шато Леопард», «Домбай Пэлас» и «Золотой мустанг», «Снежный барс» и «Метелица», «Мустанг» и «Версаль», всего их более пятидесяти, а еще прибавьте сюда пункты конного проката, туристского и горнолыжного снаряжения, магазины, кафе, рестораны, базарчики, где торгуют народные умельцы, несусветное количество авто, припаркованных вдоль дороги, близ подъемников, – иной городской тротуар покажется Бульваром дю Тампль в Париже, а чашечка чая или сусаба, продолжая тему, запросто составит конкуренцию самым дорогим в мире сортам кофе.
Но «придирки» – ну как их не взять в кавычки – оставим в стороне, тем более что повод не самый подходящий, да и победителей не судят, во всяком случае, в юбилейные дни. Сказав «победителей» не оговорилась, в последние годы зимой не то что в Домбае, в Теберде место под солнцем трудно найти. В этом году – невозможно. Оттого желающие провести новогодние каникулы уже атакуют по Интернету Карачаевск.
То, что окружающая среда на Домбае приравнена к идеальной, факт: горы, как говорил незабвенный Владимир Семенович на съемках фильма «Вертикаль»: «Лучше гор могут быть только горы» или Домбай, воздух, живительные источники, целебные травы на альпийских склонах – собирай сам летом, зимой их продают на каждом углу.
Когда постоянно находишься в месте, можешь долго не замечать маленькие изменения: это как ребенок, смотришь на него год, другой, третий, а потом неожиданно осознаешь, как сильно он изменился. Так и с Домбаем.
– Разумеется, он не остался таким, каким был 50 лет тому назад, и даже 20, и даже три года тому назад, – смеется глава администрации поселка Ерол Абайханов, – самое главное – исчезли многочасовые очереди туристов и горнолыжников у подъемников. О канатно-кресельных, маятниковых дорогах, гондольных кабинах, фуникулерах говорить не буду – ваша газета буквально на днях подробно об этом написала, скажу лишь, что в этом году была построена новая «синяя» горнолыжная трасса протяженностью три километра и шириной 40-60 метров, вместе с тем, расширена действующая горнолыжная трасса.
– Сейчас Домбай признан международным курортом мира и вошел в кадастр особо ценных курортов. И как это вяжется с тем, что качество питьевой воды здесь оставляет временами желать лучшего?
– Проблема обеспечения достойного качества водой на Домбае существовала всегда. Но в этом году было проложено восемь километров водопроводных сетей, и все преобразились в корне – бесперебойно идет отличная по вкусу, запаху и чистоте вода.
– Часто подшучивали отдыхающие и по поводу электрообеспечения поселка, дескать, запросто можно провисеть в воздухе часок – другой либо остаться без света в номере внезапно.
– Как говорил один сатирик, чувство стиля можно воспитать в отличие от чувства юмора. Так вот я о стиле. Мы решили эту проблему, и знаете как? От ущелья Гоначхира до Домбая проложены подземные электрические кабельные сети – это и надежно, и эстетично. Два в одном, как говорится. Все это вроде бы и незаметно, но складывается в цельную, очень приятную картину: возникает то, что принято называть атмосферой. А если сюда еще прибавить, правда, не в мою бытность, построенные недавно по последнему слову техники здания медицинского травмпункта, Северо-Кавказского учебного центра…
– Вот последние ваши слова меня очень порадовали, потому что, «помню как сейчас» – избитый штамп, но именно так и было – в начале 90-х годов в холодный зимний день мы подъехали на Домбай к зданию, где расположился Домбайский поисково-спасательный отряд. С такого мороза, думаем, сейчас подымемся в теплое, уютное помещение – здание – то деревянное. И действительно, так чистенько, так уютно, но…холодней, чем на улице.
– Разве? – удивился начальник поисково-спасательного отряда Александр Семенов, – впрочем, вам виднее. Мы – люди бывалые, точнее, «отмороженные», холода не чувствуем. Отопление включаем после полуночи…
Мы, журналисты, этим словам и поверили, и не поверили: холод, как и голод, не тетка, но сегодня задним числом искренне радуемся за них, за этих мужественных людей.
– Скоро, надеюсь, будет не только журналистская, везде поспевающая, братия, но и вся республика радоваться скорейшей газификации Домбая. Это раньше полное отсутствие динамизма в решении этой проблемы и вывернутый в запределье уровень сложности, на который ссылались газовики, тормозили решение этого вопроса, но с приходом во власть Рашида Темрезова дело сдвинулось с мертвой точки. На сегодня по поручению Главы Карачаево-Черкесии активно идет строительство подводящего газопровода «Теберда – Домбай» протяженностью 32,6 километра.
Ерол Назимович рассказал в этот день о многом – и о том, что в начальной школе поселка количество учеников увеличилось чуть ли не вдвое из-за наплыва беженцев с Украины, но на качестве учебы это никак не отразится, так как ежедневно на Домбай приезжают предметники из Тебердинской СОШ № 2, и о том, что благодаря сотрудникам полиции Карачаевского ОВД в Домбае «тишь да благодать», и о том, что средоточие курортной жизни поселка, как всегда, Назир Байчоров – высокий, веселый, добродушный, похожий на викинга мужчина, которому Домбай и обязан в первую очередь тем, что, приезжая сюда, забываешь о времени и непогоде…
Ерол Назимович хотел еще «отполировать» мелочи, которые сделали настроение Домбаю в этот год, например, успел сказать, что тщательным образом анализирует, указывает на сильные и слабые стороны, помогает в решении всех вопросов мэр города Карачаевска Руслан Текеев, и что эффект погружения в проблемы, решение таких мелочей усиливается стократно, но…
Но разве накануне Нового года на фоне заснеженных вершин Домбая тебе не идет на ум другое: «Горы – это вечность, и значит, времени не существует, и значит, мы просто переходим из одной комнаты в другую».
Из одного года в другой – из 2015-го в 2016-й. И пусть грядущий Год Обезьяны сделает Домбай обязательным пунктом в списке стран, которые должен посетить каждый…

НА СНИМКЕ: Вот таким был Домбай в 1935-м году;

Павел Александрович УТЯКОВ; Сегодняшний Домбай.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях