Без вины виноватая

19 января в 07:02
 просмотров

Статистика – вещь неумолимая, и, как бы мы ни пытались утверждать, что человечество со времен Шекспира изменилось в лучшую сторону, она говорит об обратном – мы те же, со своими страстями, добродетелями и пороками. Возьмите тот же «синдром Отелло», трагедия никого и ничему не научила – ежегодно в России на почве ревности совершается свыше тысячи преступлений, в которых жертвами, как правило, становятся представительницы слабого пола.
Родные Зареты, узнав, что она может стать женой Джашарбека Эркенова, жителя Учкекена, который и в армии не отслужил – был комиссован, долго ее от этого шага отговаривали. Сегодня они жалеют лишь об одном – что не проявили жесткость и настойчивость, чем спасли бы жизнь этой молодой женщины, которая то ли в силу юного возраста, то ли по какой другой причине доверилась человеку, растоптавшему их любовь.

Статистика – вещь неумолимая, и, как бы мы ни пытались утверждать, что человечество со времен Шекспира изменилось в лучшую сторону, она говорит об обратном – мы те же, со своими страстями, добродетелями и пороками. Возьмите тот же «синдром Отелло», трагедия никого и ничему не научила – ежегодно в России на почве ревности совершается свыше тысячи преступлений, в которых жертвами, как правило, становятся представительницы слабого пола.
Родные Зареты, узнав, что она может стать женой Джашарбека Эркенова, жителя Учкекена, который и в армии не отслужил – был комиссован, долго ее от этого шага отговаривали. Сегодня они жалеют лишь об одном – что не проявили жесткость и настойчивость, чем спасли бы жизнь этой молодой женщины, которая то ли в силу юного возраста, то ли по какой другой причине доверилась человеку, растоптавшему их любовь.
Они поженились в 2006 году, когда Джашарбеку было 23 года, а Зарете – 20. Причем брак был не только зарегистрирован в органах загс, они стали супругами перед Аллахом, пройдя обряд никах (красивый мусульманский свадебный обряд). В исламе никах – это праведный акт, акт преданности и ответственности за ставшего близким тебе человека, за детей, которые должны рождаться в любви и согласии, чтобы впоследствии создать такие же счастливые семьи. Не заметили, в семьях, где царил диктат отца, мальчики, как правило, вырастают жестокими и безжалостными?
У Зареты и Джашарбека родились две чудные девочки, но любовь и гармония в семье быстро угасли (а может, их и не было вовсе?). Их заглушила ревность Джашарбека к молодой жене, которая не давала житья ни ему самому, ни его семье. Говорят, ревность ослепляет, и человек перестает понимать, что действительно происходит в мире. Я с этим не согласна: на то мы и люди (разумные существа на нашей бренной земле), чтобы давать оценку себе и своим действиям.
Джашарбек не просто ревновал Зарету, как говорится, к каждому столбу, он унижал ее человеческое достоинство, он причинял ей неимоверные страдания – и не только душевные, но и физические.
Она несколько раз пыталась прекратить их отношения, потому что понимала – ничего хорошего такая жизнь не принесла бы ее детям. В июне 2013 года молодая женщина подала иск о расторжении брака в мировой суд Малокарачаевского района и перебралась с девочками временно жить в семью к дяде в Красный Курган.
В тот злополучный день Зарета решила съездить в Учкекен в мечеть, чтобы посоветоваться с имамом, как расторгнуть брак с Джашарбеком. Сопровождать ее вызвался ее двоюродный брат, совсем мальчик. Они ожидали автобуса на остановке, когда на их беду мимо проезжал Джашарбек. Он выскочил из машины и затолкал несчастную женщину на заднее сиденье. Брат Зареты быстро сел впереди, что очень не понравилось его родственнику. Под угрозами Джашарбека молодой человек вынужден был покинуть машину. Тот угрожал ему ножом и даже поранил парню руку.
– Эркенов вывез Зарету в безлюдное место, – рассказывала старший прокурор уголовно-судебного отдела прокуратуры республики Жанна Гринько, – избил ее, ставил на колени, измывался как мог, совершал в отношении несчастной женщины противоправные действия, всячески унижая и оскорбляя ее.
«Ты больная женщина, в тебя вселился дьявол, – говорил он, – сейчас поедем в мечеть, будешь замаливать свои грехи».
В мечети Зарета увидела сестру и попросила сообщить родственникам о том, где она находится. За нею тут же приехал дядя, а в отношении Д. Эркенова было возбуждено уголовное дело. Но он ударился в бега, объявившись лишь15 июля. В тот день он пришел домой, написал записку, адресованную Зарете и детям, в которой писал: «Ты будешь виновата в моей смерти. Я тебя безгранично любил, а ты растоптала эту любовь…».
В три часа он разбудил работника, русского парнишку, который ухаживал за скотом, и сказал фразу, из которой тот вначале ничего не понял: «Записка со мной…».
После чего с револьвером отправился к дому дяди Зареты. Молодая женщина спала с девочками на первом этаже. Джашарбек перелез через забор, подошел к двери, она оказалась незапертой. Было около семи часов утра. Навстречу ему выбежала племянница Зареты.
– Где моя жена? – спросил Джашарбек.
Войдя в комнату, он вытащил Зарету из постели и поволок бедную женщину в коридор. Прицелившись ей в голову из револьвера, выстрелил. Зарета умерла сразу же. После этого направил револьвер в себе в грудь. Рана оказалась не смертельной. На звук выстрела выбежали родные Зареты и увидели страшную картину…
Впоследствии, давая показания, Д. Эркенов говорил, что пришел навестить дочерей.
– Наши эксперты, – продолжала Жанна Владимировна, – не смогли дать полного заключения о вменяемости Эркенова. В Федеральном медицинском исследовательском центре психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского в Москве его признали вменяемым, отметив, что у него имеется смешанное расстройство личности. Но в период совершения преступления признаков психического расстройства не обнаружено.
Психолог же написал в своем заключении, что «…в момент совершения преступления Эркенов находился в состоянии кумулятивного аффекта, имеющего трехфазную динамику течения, возникшего в результате длительной психотравмирующей ситуации, обусловленной поведением супруги». О каком поведении супруги говорил психолог, до сих пор остается загадкой.
Тем не менее, следствие с учетом всех доказательств по делу пришло к выводу, что убийство было совершено умышленно. Однако суд первой инстанции переквалифицировал действия подсудимого с ч. 1 ст. 105 на ч. 1 ст. 107 (убийство, совершенное в состоянии аффекта) и назначил Д. Эркенову наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет 6 месяцев с содержанием в исправительной колонии общего режима.
– Гособвинитель не согласился с этой позицией суда, – продолжала Гринько, – и направил апелляционное представление, которое было рассмотрено 8 декабря апелляционной инстанцией Верховного суда КЧР, который определением об изменении приговора переквалифицировал действия подсудимого с ч. 1 ст. 107 на ч. 1 ст. 105 и назначил Д. Эркенову 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом 30 тысяч рублей.
Приговор вступил в законную силу.
Прокуратурой Малокарачаевского района готовится заявление в суд о лишении Джашарбека Эркенова родительских прав.

Полина СЕМЕНЧЕНКО
Поделиться
в соцсетях