Голуби: неожиданный ракурс

24 февраля в 07:43
5 просмотров

Голуби уже давно стали постоянным «атрибутом» наших скверов. Они соседствуют с нами, мирно курлыкая и умиляя. Старушки угощают их, чем могут, молодёжь делится с ними попкорном. Идиллия! И потому я очень удивилась, узнав, что голуби могут превратиться в элемент домашнего хозяйства, более того – в бизнес, основной семейный доход.
Голубеводов, таких, как усть-джегутинец Виктор Гаврилин, нынче раз-два – и обчёлся. Поэтому их братство в регионе крепнет год от года. Они периодически встречаются друг с другом на выставках, фестивалях, рынках – в Пятигорске или в Ростове-на-Дону, а так, в основном, редко отлучаются из дому: голуби – птицы тонкого характера, требующие к себе особого внимания. Летом им положено трёхразовое питание, зимой – двухразовое. Голубки-мамы завтракают в четыре утра, ужинают в восемь вечера.

Голуби уже давно стали постоянным «атрибутом» наших скверов. Они соседствуют с нами, мирно курлыкая и умиляя. Старушки угощают их, чем могут, молодёжь делится с ними попкорном. Идиллия! И потому я очень удивилась, узнав, что голуби могут превратиться в элемент домашнего хозяйства, более того – в бизнес, основной семейный доход.
Голубеводов, таких, как усть-джегутинец Виктор Гаврилин, нынче раз-два – и обчёлся. Поэтому их братство в регионе крепнет год от года. Они периодически встречаются друг с другом на выставках, фестивалях, рынках – в Пятигорске или в Ростове-на-Дону, а так, в основном, редко отлучаются из дому: голуби – птицы тонкого характера, требующие к себе особого внимания. Летом им положено трёхразовое питание, зимой – двухразовое. Голубки-мамы завтракают в четыре утра, ужинают в восемь вечера.
Сколько Виктор себя помнит – во дворе жили голуби. И отец их держал. И дед. В школе, правда, вечно шпыняли за это: гонять голубей считалось хулиганством. Слушать такое было обидно. Какое ж это озорство, когда в небо взлетает красота? Виктор не пьёт и не курит. На мой вопрос, почему, ответил просто:
– А зачем искусственно вводить себя в транс, если вот он, под рукой. Накормлю, напою голубей. Уберу в помещениях. Сяду перед ними и наблюдаю. Мне кажется, такие посиделки делают меня здоровее. Воркование, так то вообще лечебное – поднимает настроение выше некуда. Я счастлив ими. Читал, что веточкой оливы в клюве голубь возвестил Ною об отступлении всемирного потопа, вот какой у них знаменитый предок!
Я присела на лавочку возле хозяина. От вольера веяло теплом и, хочется сказать, миром. Мы сидели и молчали. Вдали от городского шума это было блаженством. Присмотревшись к жилищам птиц, я обратила внимание, с какой любовью они были сделаны. Высокие, просторные деревянные – «самтрест», без особой эстетики, но по-крестьянски добротные. Не небо, конечно, но летать можно.
– Часто отпускаете их на волю? – прервала я, наконец, молчание.
– Раньше летали каждый день. Сейчас – никогда…
Жалко, конечно, их стихия – небо, но боюсь, не дай Бог, заразятся – хлопот не оберёшься! Лет двадцать назад мор напал, почти все погибли. С тех пор я перестал держать рабочих голубей, участвующих в соревнованиях, без небесного простора разводить их нет смысла. Сейчас масса бесхозных голубей, напичканных клопами, клещами, жучками, потому что где только они, бедняги, не питаются – на мусорных свалках, на помойках. Ничего не поделаешь, раз родились на свет божий, надо жить-выживать.
– Но и домашние голуби болеют. Не боитесь перенять их беду? Учёные насчитали десять опасных зараз, зоонозов – заболеваний, передающихся человеку (орнитоз, сальмонеллез, токсоплазмоз и другие).
– Волка бояться, в лес не ходить. Я не видел ни стерильных птиц, ни стерильных животных. Орнитоз называют птичьим бешенством. Он убивает их очень быстро. Для человека орнитоз тоже опасен, но не так сильно. Надо соблюдать гигиену и быть заботливым хозяином. Если купишь нечаянно больного голубя, сразу – аврал, карантин, лечение. Знаю, что брать в ветеринарной аптеке. Справочников накупил много разных, цветных и нецветных…
– А Интернет… Не пользуетесь?
– Нет. С книжками, по старинке, как-то удобнее, привычнее. Я им доверяю больше.
Домашние голуби, что малые дети, целиком и полностью зависят от хозяина. Виктор, ухаживая за ними, очень скрупулёзен. Птицы, привыкнув к такому обращению, не сопротивляются. При мне, например, он проверил клювы молодняка на предмет белого налёта. Если бы увидел, огорчился бы, ибо так проявляется трихомонозная дифтерия.
– Откуда она, голуби-то изолированы?
– От взрослых особей. Возбудитель обитает на слизистых оболочках всех голубей, передаваясь из поколения в поколение, наверное, из-за «поцелуев» клювами.
Виктор показал аптечку со всеми необходимыми препаратами. Я удивилась. Не каждая хозяйка припасает столько лекарств для своей семьи. Благодаря такому тщательному уходу его голуби живут по 15-16 лет, уличные, для сравнения, – четыре с половиной года.
– Голубиный рацион сложен?
– Нет, ячмень – почти сорок процентов, просо – почти десять процентов, горох, кукуруза, яичная скорлупа, древесный уголь, соль, крошка красного кирпича да трава. Зимой варю им кашу, даю сушёную зелень, морковь, тыкву и семена льна (хотя он дорогой – овчинка стоит выделки, перья делаются мягкими и пушистыми). Одни голуби клюют чуть-чуть – двадцать граммов и наедаются, другим, чтобы насытиться, нужно корма больше чем в два раза.
– Говорят, голуби сильно линяют, а у вас в вольерах чисто…
– Потому что линька окончилась в октябре, – моя неосведомлённость вызвала у Виктора улыбку. – В предыдущие четыре месяца, пока она шла, я кормил их намного сытнее обычного.
Виктор – человек простой, бесхитростный, «университетов», по его словам, «не кончал», и потому рассказ его незатейлив, но искренен.
– Не могу объяснить свою любовь к голубям. Вокруг суета-маета, люди стремятся куда-то, строятся, строятся, им всё мало, а потом, когда дети разъезжаются, «надорванные», больные «кукуют» в одной-двух комнатах огромных пустых домов. У меня не так. Мы живём одной дружной семьёй, средне. У нас с женой – по пенсии. Сын с невесткой работают. Голубиный бизнес даёт хороший доход. Декоративных продаю, мясных сдаю в рестораны. Можно сказать, безотходное производство. Яйца идут в наше питание, перья – в подушки, помёт в качестве удобрений – на огород. Урожай всегда хороший. Овощи – свои. Так что живём, как жили раньше, – тем, что имеем, кризис, санкции не замечаем.
Недавно я с ужасом услышал чёрную новость. Лидеры ИГИЛ выпустили распоряжение о публичной порке голубятников – птицы оскорбляют их своим непристойным видом. В провинции Дияла пошли дальше, казнив за разведение голубей трёх мальчиков. Казнили детей из-за безобидных пернатых! Я уже несколько ночей не могу из-за этого спать…
Вот вы спрашивали, чем голуби завлекательны? Никогда не задумывался над этим вопросом. Привык к ним, они – ко мне. Что бы ни делал, всегда у них на глазах. Занимался однажды сваркой. И так, и этак отгонял их, не отворачиваются, ну, думаю, ослепнут… Куда там! Оказались стойкие на всё яркое.
Пока Виктор рассказывал, я любовалась его питомцами – пушистыми комочками на крепких ножках. Важнее всех держали себя красавцы с хохолками, голуби с перьевыми «сапожками» прогуливались медленно, их чопорность, я так решила, объяснима – попробуй походи в такой обувке, разобьёшься! Были здесь и скромники, с куриными перьями уменьшенного размера, были и франты в разноцветном богатом оперении.
А как они воркуют?! Все-таки не зря их зовут птицами мира. Как-то сами собой пришли на ум слова песни: «Вот она, сама любовь, ликует – голубок с голубкою воркует». И, правда, голубеводы какие-то особенные, как и их пернатые любимцы.

Бэлла БАГДАСАРОВА
Поделиться
в соцсетях