Его имя увековечено на вершине Эльбруса

22 июня в 07:19
2 просмотра

В этом году Герою Советского Союза Осману Касаеву исполнилось бы сто лет. Конечно же, эту дату общественность будет широко освещать ближе к осени, естественно, о его легендарных подвигах напомнит читателю и наша газета, но мне бы хотелось сегодня поведать о малоизвестных подробностях из жизни его семьи, его детства, юности, о которых мне рассказал член Союза журналистов Азий Исаев, чья компетентность, дотошность, выверенность фактов вызывают чувство глубокого уважения.
Начну с того, что вся родня Азия по материнской линии была родом из Хурзука, аула, где родился и Осман Касаев.
– В Хурзуке первым, кто вспомнил о Касаеве в далеком 1957 году, был 87-летний старик Абу Апаев, – рассказывает Азий, – он пришел в сельсовет к только что избранному председателем сельсовета Ахмату Алчакову и сказал: «Ахмат, ты же знаешь, Мусса Касаев был моим лучшим другом. А его сын Осман, как говорят русские, моим крестником. Он учился в военном училище, воевал в Белоруссии, да так воевал, что слава о нем катилась по всей Белоруссии. Как бы нам узнать, как сложилась его судьба?».

В этом году Герою Советского Союза Осману Касаеву исполнилось бы сто лет. Конечно же, эту дату общественность будет широко освещать ближе к осени, естественно, о его легендарных подвигах напомнит читателю и наша газета, но мне бы хотелось сегодня поведать о малоизвестных подробностях из жизни его семьи, его детства, юности, о которых мне рассказал член Союза журналистов Азий Исаев, чья компетентность, дотошность, выверенность фактов вызывают чувство глубокого уважения.
Начну с того, что вся родня Азия по материнской линии была родом из Хурзука, аула, где родился и Осман Касаев.
– В Хурзуке первым, кто вспомнил о Касаеве в далеком 1957 году, был 87-летний старик Абу Апаев, – рассказывает Азий, – он пришел в сельсовет к только что избранному председателем сельсовета Ахмату Алчакову и сказал: «Ахмат, ты же знаешь, Мусса Касаев был моим лучшим другом. А его сын Осман, как говорят русские, моим крестником. Он учился в военном училище, воевал в Белоруссии, да так воевал, что слава о нем катилась по всей Белоруссии. Как бы нам узнать, как сложилась его судьба?». Не откладывая просьбу Абу в долгий ящик, Ахмат идет к директору Хурзукской школы, также отважному фронтовику Умару Джатдоеву с той же просьбой. Умар предлагает ему ехать вместе в редакцию газеты «По ленинскому пути», в которой работал тогда начинающий поэт и писатель Азамат Суюнчев. Но Азамат Алимович, оказывается, уже вовсю «теребил» военные архивы тех мест, где воевали карачаевцы. Более того, в 1957 году вышли две его статьи об Османе Муссаевиче «Герой из Хурзука» и «Черная бурка». Год спустя в Белоруссию отправился журналист Сеит Лайпанов в поисках каких – либо сведений об Османе. Впоследствии его книга о нем «Сын Карачая – герой Белоруссии» станет не только бестселлером, раритетом, как принято нынче говорить, но и мощным учебным пособием для тех, кто хоть как-то в литературной форме хотел бы приобщиться, поведать о Касаеве. Писали об Османе Касаеве и наши талантливые журналисты Билял Аппаев и Абу-Хасан Хубиев, но, несмотря на огромное количество публикаций о нашем знаменитом земляке, они все больше были о его доблести и героизме, и мало что, как я уже сказал, о личном, семейном, о его очарованности родным краем и так далее. Я, конечно, тоже не смогу этого сделать в полной мере, но мне, как истому хурзукчанину, довелось не только много беседовать со стариками об Османе, но и познакомиться с его родным младшим братом Хасаном, с его племянниками и племянницами… И вот что довелось узнать. Отец Османа Мусса по горскому обычаю, бытовавшему тогда, трижды крал свою будущую жену Хабий. Ее отец Джамай Боташев лишь на третий раз сменил гнев на милость, хотя был человеком очень строгих правил. Достаточно сказать, что он ни разу не позволил своим пятерым зятьям сесть с ним за один стол отобедать или отужинать. Но Мусса приглянулся каким-то образом суровому старику, и тот позволил ему себя обслуживать не только за столом, но и вместе трапезничать.
Семья Муссы и Хабий была большая – семеро детей: Шахий, Муслим, Осман, Айшат, Сайба, Хасан, Хусей. Семья образцовая – мужчины пасли скот в урочище Уллу-Кам, женщины пряли шерсть, валяли ковры, шили, убирались, словом, делали все то, что придавало уют их гостеприимному, добротному дому.
Отец – искусный охотник, бесстрашный горовосходитель – сыновей воспитывал по принципу: «Делайте, как я». Что они и делали. Однажды Османа у перевала Азау встретил его родственник и такой же бесстрашный скалолаз, как и Мусса, Хызыр Касаев. Осмотрев Османа с головы до ног, Хызыр спросил: «Куда путь держишь, Осман?» «Хочу подняться на вершину Эльбруса», – ответил он. Хызыр усмехнулся: «Рано тебе еще в такой путь отправляться. Придет время, и мы с тобой вместе подымемся на Эльбрус. Обещаю».
В 1931 году Осман с отличием окончил семилетку и пошел работать в колхоз имени Ворошилова. Но отец, видя стремление мальчишки к знаниям, дает ему добро на поступление на учительский рабфак в Микоян-Шахаре. Мудалиф – младший брат героя России Солтан-Хамида Биджиева, который учился вместе с ним, впоследствии рассказывал, что равных Осману не было не только в учебе, но и в спорте. Окончив рабфак, Осман стал преподавать в школе п. Худеса. Но наступил приснопамятный 1937 год. По своему драматизму этот год в жизни карачаевцев остался такой же драматической датой, как и зловещий 1943, потому что кругом наветы, доносы, расстрелы более – менее выдающихся людей, к каковым, собственно, уже тогда принадлежал Осман Касаев. Боясь, что Осман пострадает из-за своего вольнодумства и резкого языка, Мусса отправил сына добровольно в армию. Он успел и там с первых же дней так отличиться, что его направили в Киевское артиллерийское училище. В 1939 году Осман возвращается домой с офицерскими погонами. Но в мире все еще беспокойно. Слухи о предстоящей войне с фашистской Германией настолько обеспокоили мать, что она, зная его неуемный характер, просит сына жениться.
«Я же знаю, случись что, ты первым уйдешь на фронт, потому женись. Пока ты будешь служить, я буду с внуками нянчиться», – говорила она сыну тайком от отца. Он и женился. На Розе Кременчук. История умалчивает о том, как встретили иноверку родные Османа, но друзья, гулявшие на его свадьбе, вспоминали, как Осман говорил своей жене: « Голубка моя, ты знаешь, какого рода – племени стала невесткой? Нет? Так слушай, Хурзук в переводе на русский означает «райский уголок с божественным племенем». Но в раю молодым пришлось прожить недолго. Война. Отступление наших солдат. Осман не приемлет такое положение дел и подается в партизаны на территории Белоруссии. Партизанское объединение под его командованием нанесло огромный урон врагу. Отважные партизаны два года обороняли зону длиною 100 и шириной 50-70 километров, поддерживая советскую власть в 44 селах. Высокопоставленные генералы лично докладывали Гитлеру о бесчинствах дерзкого кавказца, и вскоре за его голову было обещано баснословно крупное вознаграждение. Собственно, он ходил по краю постоянно. После одного из тяжелых ранений Османа спасла от неминуемой смерти Фекла Михайловна Наумович, ставшая ему поистине второй матерью.
Осман Касаев был представлен к званию Героя Советского Союза еще при жизни, в 1943 году. Москва молчала. Но ему не было дела ни до белокаменной, ни до наград, потому что молчал его народ. Не выдержав тягостного молчания, неведения, Касаев отправил на Кавказ своего адъютанта Давида Тавадзе. Тот принес страшную весть о депортации карачаевского народа. Услышав ее, Осман побледнел и три дня, надев черную бурку, бродил по белорусским лесам. В постигшей его народ беде потом обвинил гитлеровцев и стал воевать еще ожесточенней. В 1944 он был тяжело ранен, на этот раз его спасти никому не удалось, хотя за жизнь своего любимого командира любой бы отдал свою. Узнав о смерти мужа, жена Роза уйдет добровольцем на фронт…
Тем временем Мусса и Хабий с детьми не только ничего не знали о судьбе ушедших на фронт Муслима и Османа, но еще и еле выживали в нечеловеческих условиях. Однажды к ним пришел человек в форме сотрудника НКВД.
– Я специально приехал из Белоруссии, чтобы доставить вам пакет с документами. Покажите их любому чиновнику, и он должен будет оказать вам посильную помощь.
В пакете было сообщение обкома партии Белоруссии о том, что Осман возглавлял партизанское объединение, что он дважды был представлен к званию Героя Советского Союза. Обком просил оказать помощь семье героя, отдавшего свою жизнь за Родину в далекой Белоруссии.
Потом, когда все отойдут от горя, старшая сестра Османа Шахий скажет: «Отец, давай сходим к коменданту, покажем эти документы».
– Только пусть Хасан с них снимет копии, – ответит прозорливый Мусса, кстати, копии, пожелтевшие от времени, стертые на сгибах, до сих пор хранятся в семье Хасана.
Комендант встретил Касаевых весьма и весьма неприветливо. Прочитав документы, порвал их в клочья и сказал: «Вон отсюда, бандитское отребье, пока не пристрелил кого-либо».
Буквально днями похоронивший дочь Айшат, ничего не ведающий о судьбе старшего сына Муслима и только что узнавший о гибели Османа старик с трудом добрался домой и больше не поднялся…
В 1957 году семья Касаевых вернулась на Кавказ, но на железнодорожной станции в Баталпашинской Хабий заупрямилась и отказалась ехать в Хурзук. Бедная женщина сказала: «Я не смогу жить в тех местах, где все мне будет напоминать о вашем отце, моих сыночках Османе и Муслиме, о дочери Айшат. Говорят, что дом сохранился в целости и сохранности? Да пропади он пропадом. Поедем лучше в Красный Курган…»
Зато старшая сестра Хабий Гокка – жена Муштурая Джатдоева – вернулась в Хурзук. Женщина пошла в дом сестры, затем в мечеть, в которой до войны был имамом старший сын Муссы, и удивилась их сохранности, в то время как более 20 мечетей были порушены. Вскоре этому нашел объяснение старший сын Гокки-Алий Джатдоев. Оказалось – и это достоверный факт, когда-то писала об этом сама – когда в 1943 году солдаты сгоняли народ и сажали всех в студебеккеры, два брата Нюр-Мухаммат и Нюр Ахмат Джуккаевы, завидев это, сбежали от энкэвэдэшников и спрятались в башне « Мамия къала». И потом все 14 лет они прятались в горах. Но первые три дня после ссылки народа они с болью в сердце наблюдали, как солдаты вывозили в неизвестном направлении имущество сосланных. Они видели, как сваны рушили дома и мечети. Когда сван, поселившийся в доме Касаевых, принялся за то же самое, да еще стал с помощью волов выволакивать с кладбища надгробья для каких-то своих нужд, нервы у братьев не выдержали. На свой страх и риск они пробрались ночью в дом к этому свану и сказали: «Ты или кто другой отныне тронет надгробья или порушит чей–то дом, пусть пеняет на себя. Мы будем следить за вами с гор беспрестанно. Столько, сколько будем жить…»
Так сохранились дом Касаевых, дом Абу Апаева и мечеть… Потом дом Османа станет местом паломничества для многих белорусов. Его именем названы там школы, улицы, селения. В Могилеве, где его похоронили, перенося тело из одного места в другое, дабы немцы не прознали о месте его захоронения, вообще чтут как святого. И в нашей республике его именем названы совхоз, средняя школа в родном ауле, улицы в городах и селах.
Многострадальная мать Османа Муссаевича Хабий умерла в 1969 году… А в 1970 году уже далеко не молодые Хамит Касаев и Сагит Хапаев вспомнили некогда данное обещание Хызыра Касаева Осману и поднялись на западную вершину Эльбруса, прорубили скважину в леднике и вложили туда фотографии молодого Османа, его военные, чудом сохранившиеся, снимки, текст указа о присвоении ему звания Героя Советского Союза. И хурзукчане свято верят, что душа Османа пребывает не в далекой Белоруссии, а на вершине Эльбруса, откуда он и подбадривает своих земляков, придает им веру в свои силы…
Конечно же, Азий Исаев знает о предмете разговора – об Османе Касаеве – , куда много больше, чем об этом сказал в газете, у него одних фотографий родных героя целый мешок, но пресловутый дефицит газетной площади… Да и потом, разговоры о юбилее Османа Касаева еще впереди…

НА СНИМКЕ: Осман КАСАЕВ.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях