Наука созидания

14 декабря в 07:30
8 просмотров

Детство Ремы Татаршао и его трех братьев было трагическим. Их отца Шамсутдина Гучипсовича как врага народа выслали в Коми АССР, а оттуда после завершения срока, лишенный гражданских прав, он был навсегда сослан в Красноярский край, в село Багучан. Семья сумела воссоединиться лишь в период хрущевской оттепели в 1954 году, а в 1955-м отца полностью реабилитировали “из-за отсутствия состава преступления”, как тогда написал им заместитель министра юстиции РСФСР. А до этого клеймо «сына врага народа» было словно выжжено на них каленым железом.
У Ремы всегда была мечта: доказать, что отец невиновен, а он – такой же, как все, а вовсе не «сын врага народа», в нем рано проступила готовность служить правде и принципу и, когда необходимо, отстаивать их.
Псыжскую школу и педучилище он окончил на “отлично” и поступил в Ставропольский пединститут. В 1957-м к этому вузу присоединили рядом находившийся Ставропольский институт иностранных языков на правах факультета. А в апреле 1958 года объединенная комсомольская конференция избрала Рему, студента третьего курса, секретарем комитета ВЛКСМ института.

Детство Ремы Татаршао и его трех братьев было трагическим. Их отца Шамсутдина Гучипсовича как врага народа выслали в Коми АССР, а оттуда после завершения срока, лишенный гражданских прав, он был навсегда сослан в Красноярский край, в село Багучан. Семья сумела воссоединиться лишь в период хрущевской оттепели в 1954 году, а в 1955-м отца полностью реабилитировали “из-за отсутствия состава преступления”, как тогда написал им заместитель министра юстиции РСФСР. А до этого клеймо «сына врага народа» было словно выжжено на них каленым железом.
У Ремы всегда была мечта: доказать, что отец невиновен, а он – такой же, как все, а вовсе не «сын врага народа», в нем рано проступила готовность служить правде и принципу и, когда необходимо, отстаивать их.
Псыжскую школу и педучилище он окончил на “отлично” и поступил в Ставропольский пединститут. В 1957-м к этому вузу присоединили рядом находившийся Ставропольский институт иностранных языков на правах факультета. А в апреле 1958 года объединенная комсомольская конференция избрала Рему, студента третьего курса, секретарем комитета ВЛКСМ института. Вскоре Татаршао стал и членом Учёного совета института, а через год – руководителем общественного Совета секретарей комитетов ВЛКСМ высших учебных заведений и крупных техникумов Ставропольского края при крайкоме ВЛКСМ.
Избрание его секретарём комитета ВЛКСМ сам Рема Шамсутдинович рассматривал как очень высокую честь. Да и как не гордиться? В институте, где более 90 процентов составляли русские, секретарём комитета ВЛКСМ избрали его, абазина из аула Псыж!
Он был счастлив и горд, не жалел ни себя, ни времени, работал даже в выходные и каникулярные дни. Ввел «День студентов пединститута в драмтеатре им. Лермонтова», когда после коллективного просмотра нового спектакля в институт приглашали артистов и с их участием обсуждали пьесу. Факультетские комсомольские собрания с повесткой «Против равнодушия и мещанства» превращались в своеобразную школу выработки этических норм поведения студентов.
В 1958 и 1959 годах были организованы выезды трехсот студентов по два месяца на важную директивную стройку Невинномысского азотно-тукового комбината с последующим отдыхом на Чёрном море в местечке «Джемете» в своем палаточном городке со своей кухней…
В мае 1973 года вышло постановление ЦК КПСС «О повышении роли ВПШ при ЦК КПСС в Москве по подготовке кадров партийных и советских работников».
В разнарядке ЦК КПСС Ставропольскому крайкому КПСС один из трех направляемых должен был быть в ранге первого секретаря горкома или райкома КПСС. По требуемому возрасту из тридцати восьми первых секретарей в крае подходили всего двое: Р. Татаршао, первый секретарь Хабезского РК КПСС, и В. Казначеев, первый секретарь Пятигорского ГК КПСС. Выбор пал на Татаршао. Он добросовестно занимался в Москве и был в числе лучших студентов из 284 слушателей общего отделения.
В 1978 году в Киеве проходили четырёхмесячные курсы усовершенствования политсостава Вооружённых Сил СССР. В составе ста слушателей из числа партийно-советских работников из разных регионов СССР оказалось 7-8 слушателей, ранее не прошедших воинскую службу, в их числе и Татаршао. Курсанты с погонами часто шутили над ними, называя «необученными солдатами». Перед завершением курсов на выпускные мероприятия прибыл представитель Минобороны СССР. Начальник курсов поручил секретарю партбюро определиться, кто от выпускников выступит и скажет, что курсы дали им за период переподготовки: плюсы и пожелания на будущее. Начался переполох. Вся эта «стратегическая» кампания закончилась вызовом Татаршао к начальнику курсов. Пришлось выступить ему. И получилось хорошо, так как представитель Минобороны СССР в своем выступлении подчеркнул, что о важности курсов и их актуальности особенно свидетельствует выступление курсанта Татаршао…
Когда Татаршао начал работать в облисполкоме, первым секретарём обкома КПСС пришёл работать многоопытный Всеволод Серафимович Мураховский. После его сменил Алексей Алексеевич Инжиевский. Секретарем обкома КПСС по народному хозяйству был Николай Львович Сухобоченков – сильный организатор производства. В облисполкоме председателем был талантливый организатор Магомет Абдурзакович Боташев. Все они были сориентированы сугубо на созидание.
Татаршао проявил инициативу и переговорил с Сухобоченковым о желательности определения сфер ведущего влияния каждого из них в отраслях народного хозяйства области, то есть о кураторстве над ними. Договорились. Николай Львович замкнул на себе проблемы развития промышленности: строительство новых и реконструкцию действующих промышленных предприятий, строительство жилья. На Татаршао было строительство школ, дошкольных учреждений, объектов здравоохранения, культуры, спорта, бытового и торгового обслуживания, местной промышленности, связи, энергетического обеспечения, коммунального хозяйства… – всего 17 отраслей. Договорились и о взаимодействии по всем крупным проблемным вопросам, в том числе по пристройке к областной больнице лечебного на 510 коек и административного корпусов и по строительству драматического театра в Черкесске, над которым шефствовал Н. Сухобоченков.
За 12 лет в области были построены за счет государственных капиталовложений и средств предприятий, организаций, колхозов, совхозов 23454 квартиры общей площадью 1384,9 тысячи кв. метров, 8 больниц на 1255 коек, поликлиники на 1200 посещений в смену, 62 типовых детских сада на 11065 мест, 38 общеобразовательных средних школ на 29563 ученических места, 8 Дворцов культуры на 6570 мест, в том числе областной драматический театр, городская котельная в Карачаевске, троллейбусное управление в Черкесске, много площадей в торговле, бытовом обслуживании, общественном питании и местной промышленности.
Приходилось выбивать средства на капитальные вложения из центра, размещать и проектировать объекты, изыскивать возможности финансирования и комплектации оборудования, развивать базу стройиндустрии. «Строили тресты, СМУ, ПМК, специализированные строительные организации, заказчики, ОКСЫ, УКСы и в конечном итоге – прорабы, мастера, строительные бригады, – говорит Рема Шамсутдинович. – Мы занимались организацией и координацией строительного процесса в целом. Без еженедельных планерок по каждому значимому объекту, как правило, процесс затормаживался, так как на этих объектах было занято немалое количество самостоятельных строительных подрядчиков, субподрядчиков, и выстраивали единый процесс их взаимодействия, обеспечивали своевременное привлечение проектных, финансовых, снабженческих, комплектующих оборудованием, а также иных организаций. Но и, конечно, контролировали в целом ход строительного процесса и, когда надо, привлекали кадры из соответствующих отраслей, чтобы объекты были построены в срок, нередко применяя при этом метод кнута и пряника».
Кроме вопросов народного хозяйства со временем под его кураторство попало несколько сфер обслуживания: бытовое, детские специализированные спортивные школы, школы олимпийского резерва по вольной борьбе и спортивной гимнастике. Ящичек с семью отсеками и карточками на его рабочем столе не был украшением кабинета, а являлся режимом работы на неделю: что, когда и где. При этом неукоснительными были, как и для других членов облисполкома, дни и часы приема граждан раз в неделю. Но если в неприемный день появился гражданин из глубинки и Татаршао был не на выезде, он всегда находил возможность его принять, ведь в глубинке ситуации возникают не по графику. Потому, наверное, чуть ли не до половины граждан, принятых руководством исполкома по личным вопросам, приходилось на него.
За все годы он ни одного человека в наказание не освободил от должности. Ни на кого не наушничал. Только по одному начальнику областного ведомства открыто внёс предложение о несоответствии занимаемой должности. Но с ним нельзя было играть в «обещалки», как нельзя было и обманывать. Неоднократное неисполнение нужного и исполнимого могло закончиться и удалением с планёрки, и перепоручением этого другому лицу из его же ведомства. В работе с кадрами областных ведомств было множество непростых и сложных дел и ситуаций, но, как правило, всегда находились оптимальные и этически выдержанные решения.
Татаршао высоко ценил специалистов любого уровня. В многоотраслевой управленческой сфере они были для него хорошими учителями. Он не стеснялся открыто обращаться к ним за разъяснениями, если чего-то не знал или не понимал.
В статистику Рема Шамсутдинович пришел в 1990 году. Государственную программу статработ выполняли 35 человек, включая и техперсонал. Объем – 6,5 млн показателей входной и выходной информации в год. Обработка остальных 85% отчетной информации предприятий и организаций, минуя область, осуществлялась в Ставропольском крайстатуправлении. Кроме допотопных счетов, не было никаких средств для обработки и передачи и этих 15% статинформации – доставлялась она в Ставрополь экономистами в сумках или по телефону АТС. Когда Рема Шамсутдинович уходил из статистики в 1999 году, в штате было уже 103 человека и объем входной и выходной информации включал 73,5 млн показателей в год. Госкомстат КЧР был полностью компьютеризирован, включая прием и передачу статинформации напрямую в Госкомстат РФ. Были сформированы отраслевые структуры, а по безошибочности данных они надежно входили в первую десятку статорганов страны, по качеству и объему представляемых органам власти аналитических материалов входили даже в тройку лидеров.
Татаршао очень благодарен коллективу Госкомстата за тяжелую и результативную работу в те годы преобразований. Ведь тогда они, уходя от методов, применявшихся во времена социалистической статистики, внедряли международную статистическую систему, это было весьма сложно и с точки зрения освоения новой методологии, и с точки зрения организации наблюдения за объектами учета и экономическими явлениями в условиях перехода страны к рыночной экономике. Коллектив научил, помог и ему во многом, но и сам Рема Шамсутдинович действительно заново создал статистику в нашем регионе.
Участвовал он и в создании нового общества. 90-е годы были бурными и сложными. Это борьба карачаевского народа во главе с «Джамагат» за политическую реабилитацию депортированного народа, движение общественно-политических организаций народов области за создание в области своих национальных государственных автономных формирований, выборы депутатов Верховного Совета РСФСР на альтернативной основе, это и движение за отделение Карачаево-Черкесии от Ставропольского края, и многое другое. Везде Татаршао имел свою недвусмысленную открытую позицию, а по реабилитации карачаевского народа и отделению области от края – полностью противоположную позиции руководства крайкома и обкома КПСС. В принципе последнее послужило причиной его ухода из руководства облисполкома, о чем он никогда не жалел.
Во всех начинаниях его неизменно поддерживала большая, дружная семья. Супруга Людмила Нагоевна работала преподавателем немецкого языка в техникуме, ныне на пенсии. У Татаршао четыре дочери: Эльвира и Аминат – врачи, Асият – экономист, госслужащая в республиканской налоговой инспекции, Люаза – экономист-финансист в Калининграде. Есть зятья, десять внуков и внучек. А первая правнучка Самирочка сделала его прадедом. Родственные узы в этой семье крепки, здесь знают цену чести и достоинства каждой личности большого семейства.
Труд Ремы Шамсутдиновича был отмечен тремя орденами СССР «Знак Почета» – за трудовые достижения. В числе первых пяти награжденных новым орденом «За заслуги перед Карачаево-Черкесской Республикой» был и Татаршао. Есть медали, звания, в том числе «Заслуженный экономист КЧР», «Отличник статистики РФ».
И еще сегодня, в день своего восьмидесятилетнего юбилея, Рема Шамсутдинович с особым чувством вспоминает тех, с кем пришлось работать, кого он ценил и уважал, у кого учился. Конечно, всех не перечислить. Но для него особыми эталонами были З. Цахилов, генеральный директор Черкесского производственного химического объединения, А. Голубев, директор завода РТИ, К. Маков, директор Черкесской обувной фабрики, Г. Бормотов, начальник ПМК-16 «Ставропольводстроя», И. Жидков, начальник старейшего строительно-монтажного управления № 1, А. Стронцев, председатель областной плановой комиссии, В. Исаев, управляющий «Ремстройтрестом», Х. Атаев, управляющий трестом «Карачаевочеркессельстрой», Р. Куштов, главный инженер этого треста. В этом списке и А. Катчиев, управляющий трестом «Карачаево-Черкеспромстрой», Б. Бальмаков, директор завода НВА, Е. Арапов, директор завода «Полет», А. Дуришвили, директор УПП ВОС, в аграрном секторе А. Аргунов, председатель колхоза «Путь Ильича», М. Токов, директор совхозов «Карачаевский» и «Холоднородниковский», М.Малхозов, председатель колхоза «40 лет Октября», К.Арашуков, директор совхоза «Хабезский», К. Шхаев, директор совхоза «Эльбурганский», Н. Тамбиев, председатель колхоза «Октябрь», А. Михайлиди, председатель колхоза им. Кирова, Р. Агирбов, председатель облпотребсоюза, И. Чотчаев и М. Скориков, начальники областного управления торговли, М. Оганезова, директор Черкесского горпищеторга, Р.  Джанибекова, директор научно-исследовательского института истории, языка и литературы области, Р. Мамтова, председатель облсовпрофа, В. Мисходжев, председатель облспорткомитета, и немало других. Они являлись для него незаурядными личностями, и общение, работа с ними была, несомненно, и эффективной школой, и источником познания жизни и науки созидания.

НА СНИМКЕ: Рема Шамсутдинович ТАТАРШАО.
Фото из семейного архива.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях