Декабристы на Кавказе

16 декабря в 05:20
246 просмотров

Как известно, восстание декабристов, произошедшее 14 декабря 1825 года на Сенатской площади в Петербурге, стало настоящим вызовом существовавшему строю. Однако заговор был беспощадно подавлен. Русский император Николай I жестоко расправился с участниками восстания. Сотни и сотни человек погибли 14 декабря, из них так называемой «черни» – более половины. Результатом расследования стали пять смертных приговоров. М. Бестужева-Рюмина, П. Пестеля, К. Рылеева, П. Каховского и С. Муравьева-Апостола приговорили к четвертованию, замененному повешением. Казнь над декабристами совершалась ночью – тайно. На рассвете тела казненных декабристов тайком увезли на остров Голодай (ныне остров Декабристов), где в 1939 г. в память о них был сооружен обелиск.
Множество декабристов были сосланы в Сибирь, на каторгу. А. Пушкин, которого со многими декабристами связывала личная дружба и который с волнением следил за ходом следствия, потрясенный приговором, писал в письме к поэту П. Вяземскому: «Повешенные повешены, но каторга 120 друзей, братьев, товарищей – ужасна».

Как известно, восстание декабристов, произошедшее 14 декабря 1825 года на Сенатской площади в Петербурге, стало настоящим вызовом существовавшему строю. Однако заговор был беспощадно подавлен. Русский император Николай I жестоко расправился с участниками восстания. Сотни и сотни человек погибли 14 декабря, из них так называемой «черни» – более половины. Результатом расследования стали пять смертных приговоров. М. Бестужева-Рюмина, П. Пестеля, К. Рылеева, П. Каховского и С. Муравьева-Апостола приговорили к четвертованию, замененному повешением. Казнь над декабристами совершалась ночью – тайно. На рассвете тела казненных декабристов тайком увезли на остров Голодай (ныне остров Декабристов), где в 1939 г. в память о них был сооружен обелиск.
Множество декабристов были сосланы в Сибирь, на каторгу. А. Пушкин, которого со многими декабристами связывала личная дружба и который с волнением следил за ходом следствия, потрясенный приговором, писал в письме к поэту П. Вяземскому: «Повешенные повешены, но каторга 120 друзей, братьев, товарищей – ужасна».
Немало декабристов оказалось и в Кавказской ссылке. Еще до 14 декабря 1825 года Кавказ привлекал многих будущих декабристов. Их поражала красота этих мест, интересовали свободолюбивые народы, живущие здесь. Некоторые декабристы служили в Кавказских войсках.
С 1818 года в Нижегородском драгунском полку служил капитан Александр Иванович Якубович (1792 – 1845), будущий декабрист. В 1920 году он участвовал в военных действиях на территории нынешних Кабардино-Балкарии, Адыгеи, Карачаево-Черкесии, где изучил нравы народов Северного Кавказа, оценил воинскую доблесть и свободолюбие. О Якубовиче ходили легенды, кавказские джигиты искали его дружбы и гордились быть его кунаком. Обладая литературным талантом, А. Якубович был знаком с сородичами лермонтовского Измаил-Бея. Особую ценность представляет его статья «Отрывки о Кавказе», где он с большой симпатией отзывается о местном населении, называя его народом свободолюбивым, храбрым, трудолюбивым: «…отличные стрелки из ружей, скотоводством и земледелием занимаются, сама природа своими красотами возвышает силы горцев, внушает любовь к жизни и пробуждает благороднейшие страсти». Ведь Кавказ для декабристов был не только экзотическим уголком природы, но и «приютом свободолюбия».
После декабрьского восстания Александр Якубович был сослан в Сибирь на каторгу. Умер в 1845 г. в г. Енисейске.
На Кавказе провел остаток своей жизни поэт-декабрист Александр Иванович Одоевский (1802 – 1839), автор стихотворения «Струн вещих пламенные звуки» – ответа на стихотворное послание декабристам «В Сибирь» А. Пушкина. После десяти лет каторги и ссылки в Сибири по приказу царя он был отправлен рядовым в действующую армию на Кавказ. Вместе с другими декабристами Лорером, Нарышкиным и Черкасовым Одоевский прибыл в Ставрополь в октябре 1837 г. При въезде в город опальные странники увидели стаю журавлей, летящих на юг, и А. Одоевский приветствовал их стихотворением, ставшим одним из замечательных произведений декабризма: «Куда несетесь вы. крылатые страницы?».
В Ставрополе началась дружба Одоевского с М. Лермонтовым, который приехал сюда в октябре 1837 года. В «Герое нашего времени» Михаил Юрьевич писал: «Я встретил друзей в городе «С». Именно тогда Лермонтов так хорошо узнал всю человеческую красоту Одоевского. И когда в 1839-м жизнь декабриста оборвалась из-за болезни, великий поэт написал стихотворение памяти А. И. Одоевского: «…В нем тихий пламень чувства не угас: Он сохранил и блеск лазурных глаз, И звонкий детский смех, и речь живую, И веру гордую в людей и жизнь иную»…
В 1859 году смотрителем минеральных вод в Кисловодске служил Александр Николаевич Сутгоф (1801 – 1872), один из самых активных декабристов во время восстания 14 декабря 1825 года. Когда в ходе восстания стало ясно, что всё погибло, солдаты пытались укрыть Сутгофа, но он до конца остался с ними. По определению суда после шестимесячного предварительного заключения в Петропавловской крепости он был причислен к преступникам первого разряда, разжалован и присужден к смертной казни через отсечение головы – кроме него к этому разряду было отнесено еще 30 человек, но это наказание по высочайшей конфирмации были заменено бессрочными каторжными работами. Два года в кандалах на Нерчинских рудниках и 13 лет на Петровском заводе в Иркутской области… В 1939-м он вышел в разряд поселенцев без всякой надежды возвратиться на родину.
В 1848 году по ходатайству матери Александр Сутгоф был определён рядовым в Кубанский егерский полк Кавказского отдельного корпуса, где дослужился к концу 1854 года до звания прапорщика. По манифесту об амнистии 26 августа 1856 года был восстановлен в прежних правах; 30 декабря 1857 года был переведён в 6-й резервный батальон Кубанского пехотного полка, расположенный в Екатеринославской губернии. В 1859 году кавказским наместником князем Барятинским Сутгоф был приглашён в управляющие минеральными водами, сначала Кисловодскими, а потом Боржомскими, где исправлял, кроме того должности воинского начальника, управляющего казённым Боржомским имением, лесничего и смотрителя Боржомского дворца. Умер Александр Николаевич в Боржоми и был похоронен в ограде местной церкви.
Дворянин Алексей Васильевич Веденяпин (1804 – 1847) после восстания был приговорен к лишению чинов с написанием в солдаты с выслугою. Его определили рядовым в Верхнеуральский гарнизонный батальон, но вскоре перевели на Кавказ. Он был зачислен в 42-й егерский полк, участвовал в русско-персидской и русско-турецкой войнах в 1827-1829 гг. В октябре 1829-го Веденяпина перевели на Северный Кавказ в Тенгинский пехотный полк, штаб-квартира которого с 1830 года была в крепости Темнолесской на горе Стрижамент. С 1830 по 1832 год полк нёс кордонную службу по правому берегу реки Кубань в Усть-Джегутинском укреплении на Ямановском посту Баталпашинского кордонного участка.
Но состояние здоровья Веденяпина ухудшилось. В 1832 году он вынужден был лечиться в Пятигорске. Не получив облегчения от приёма серных ванн в Пятигорске, Веденяпин в начале 1833 года стал хлопотать об отставке. 19 июля 1833 года он покинул Кавказ, не имея права въезжать в обе столицы…
Среди декабристов, служивших солдатами в Кавказском отдельном корпусе, обращает на себя внимание яркая фигура Константина Густавовича Игельстрома (1799 – 1851). В декабре 1825 года он организовал выступление Литовского пионерного батальона. Военным судом был приговорён к смертной казни через повешение, но по высочайшей конфирмации после лишения чинов и дворянства подлежал ссылке в каторжные работы сроком на 10 лет с последующим поселением в Сибири. Только в 1836 году в виде «высочайшей милости» Игельстрому разрешено было поступить рядовым на службу в Кавказский отдельный корпус, прибывший в Ставрополь. Через два года за участие в военной экспедиции Игельстрома произвели в прапорщики.
В 1837 году по пути в Ставрополь в крепость Прочный Окоп к нему заехал поэт М. Лермонтов. В доме декабриста М. Нарышкина, который стал приютом для всех сосланных на Кавказ участников восстания, бывших в крепости, состоялась встреча Игельстрома с Лермонтовым.
В 1838 году, когда Константина Игельстрома вновь произвели в офицеры, его брат командующий Хоперского казачьего полка майор Александр Густавович Игельстром добился у императора согласия на перевод декабриста по службе в станицу Баталпашинскую, где находился штаб полка. Два года Константин Игельстром проводил горные сапёрные работы на территории нынешней Карачаево-Черкесии. Вместе с братом руководил прокладкой первой колесной дороги от Баталпашинской до Хумаринского укрепления. Под его руководством на кордонной линии проводились инженерные работы, осуществлялось строительство Усть-Джегутинского и Хумаринского военных укреплений. Были построены колесные дороги из Хумаринского ущелья к Хумаринскому укреплению и по реке Шупчурук. В 1840 году по ней впервые были доставлены на Ставропольскую ярмарку 95 пудов Хумаринского каменного угля, залежи которого были открыты в 1829 году. Благодаря построенной Игельстромом дороге стало возможным доставлять из угольных копей Хумары топливо для казенных учреждений в Ставрополе, Георгиевске, Пятигорске и в других городах Ставропольской губернии.
Выйдя в начале 1843 года в отставку в чине поручика с воспрещением въезда в обе столицы и учреждением секретного полицейского надзора в месте жительства в Гродненской или Харьковской губернии, он жил в станице Каменской и был управляющим Донецкими питейными сборами. Позже ему было разрешено проживать во всех губерниях России, кроме столиц. И в 1847-м он поселился в Таганроге, служил на таможне. В 1851-м Игельстром умер в возрасте 52 лет…
Думается, память Константина Игельстрома следовало бы увековечить в Карачаево-Черкесии, установив мемориальную доску у дороги, в разработку которой им было вложено немало труда и знаний. Можно было бы назвать эту дорогу «Игельстромовской».

Ю. ТЛИСОВ,
кандидат исторических наук, доцент.

НА СНИМКАХ: Александр Иванович Якубович; Александр Иванович Одоевский; Александр

Николаевич Сутгоф; Алексей Васильевич Веденяпин; Константин Густавович Игельстром.

Поделиться
в соцсетях