«Часы отдельной души…»

20 января в 08:04
4 просмотра

Отличник просвещения СССР, заслуженный учитель РФ, народный учитель КЧР Адемей Хапаев так предварил свои воспоминания в книге «По чести имя»: «Помню слова английского писателя Питера Устинова: «Раньше зарабатывали на жизнь, публикуя мемуары, теперь зарабатывают еще больше, угрожая публикацией мемуаров». У меня нет подобных целей. Мои записки никому ничем не грозят…»
Казалось бы, чем мемуары постороннего человека могут быть интересны для меня? Но я прочитала  на одном дыхании воспоминания этого тонкого, удивительного человека, человека высоких этических требований не только к другим, но и к себе, и удивилась тому, как они к месту, особенно сейчас, когда все слова так обесценены, когда словом «духовность» щеголяют все кому не лень и когда кого угодно объявляют «великим и гениальным»…
Я, конечно, не собираюсь сплошь и рядом цитировать отрывки из этой книги, посвященной жизни и творчеству Хапаева, но как не привести ее начало?

Отличник просвещения СССР, заслуженный учитель РФ, народный учитель КЧР Адемей Хапаев так предварил свои воспоминания в книге «По чести имя»: «Помню слова английского писателя Питера Устинова: «Раньше зарабатывали на жизнь, публикуя мемуары, теперь зарабатывают еще больше, угрожая публикацией мемуаров». У меня нет подобных целей. Мои записки никому ничем не грозят…»
Казалось бы, чем мемуары постороннего человека могут быть интересны для меня? Но я прочитала  на одном дыхании воспоминания этого тонкого, удивительного человека, человека высоких этических требований не только к другим, но и к себе, и удивилась тому, как они к месту, особенно сейчас, когда все слова так обесценены, когда словом «духовность» щеголяют все кому не лень и когда кого угодно объявляют «великим и гениальным»…
Я, конечно, не собираюсь сплошь и рядом цитировать отрывки из этой книги, посвященной жизни и творчеству Хапаева, но как не привести ее начало?
«В народе говорят, что каждый человек должен знать свою родословную, по крайней мере, до седьмого колена! Я особыми познаниями в этом вопросе не отличаюсь. Отец, будучи тяжело больным, незадолго до смерти предложил мне сесть и записать все, что он знал о наших родственниках, родословной. Я не сделал этого. Решил, если я сейчас сяду и стану записывать его воспоминания, то он подумает: «Ага, оказывается, он знает, чувствует, что я скоро уйду в мир иной, что  близка моя смерть»… Я сказал отцу, торопиться некуда, успею. Начал его успокаивать. Но отец умер, а я так ничего и не узнал…»
Бог ты мой, какой любовью и запоздалой болью дышат эти сыновьи строки спустя даже много лет!
Адемей был одиннадцатым ребенком в семье Батдала Хапаева и Гезам Гаджаевой, от которой в значительной мере исходила та печать талантливости и оригинальности, которой были отмечены почти все члены  обширного семейства Гаджаевых.
– Мой дед по матери Ибрай Гаджаев в январе 1924 года в числе 26 делегатов от Карачая был на похоронах Ленина, стоял в почетном карауле и даже немного бравировал этим много позже, – рассказывает Адемей Батдалович, – а дядя Маджир Гаджаев был, действительно, легендарной личностью. Он окончил – по тем временам! – военно-воздушную академию им. Жуковского. Был авиаконструктором. Оборонял Ленинград. После прорыва блокады работал старшим инженером конструкторского бюро ВВС Черноморского флота. Трижды был награжден орденом Красной Звезды. В 1956 году возглавил  делегацию карачаевцев в ЦК КПСС по вопросу реабилитации и возвращения карачаевского народа на родину. В отличие от попытки первой делегации вторая удалась благодаря не в последнюю очередь тесной дружбе дяди с Артемом Микояном, братом Анастаса Микояна.
А какие сестры были у моей матери! Какое очарование придавали всей семье тетя Блюха – талантливая гармонистка и певица, тетя Написат, которую  великий Кайсын Кулиев называл своей первой любовью!
Словом, было в кого пойти Адемею, и все же именно влияние Маджира, в котором высокая одаренность и широта общего кругозора сочетались со стойкостью характера и искренностью веры в свое дело, помогло Адемею найти  себя в далеком Казахстане, куда их выслали из Кичи-Балыка во время депортации. Именно в Луговской средней школе, где он начинает учиться, стал заметен его широкий, жадный интерес к литературе. Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский… Вот кто стали властителями его дум, воспитателями вкуса…
– А еще школа, преподаватели, в частности мой классный руководитель Густав Яковлевич Пфеффер, – добавляет Адемей Батдалович, –  ссыльных много было в Казахстане, в частности тот же Пфеффер, мой одноклассник Эдик Вильчковский…
Цитата из книги: «Вильчковские приехали в Луговское из Свердловска. Однажды Эдика прямо с урока вызвали в прокуратуру. Оказалось, он взял в библиотеке Свердловска книгу Грина «Бегущая по волнам», да не успел сдать ввиду внезапной ссылки. Библиотека два года разыскивала Эдика и нашла… В связи с этим думаю о сегодняшнем беспределе.
В совхозе «Учкекенский» как-то за одну ночь пропали 600 коров. Никого никуда не вызывали, никто не был привлечен к ответственности…»
Окончив школу на «отлично», Адемей подает документы в Алма-Атинский университет, а когда пришел вызов, комендатура заартачилась: «Нельзя спецпереселенцу туда».
Поработав в  Луговской школе  по просьбе директора учителем год, Хапаев не стал больше испытывать судьбу и отправил документы в Усть-Каменогорский институт.
– Отчего именно туда? Усть-Каменогорск – это Восточно-Казахстанская область, часть горного Алтая. Так вот, я в Казахстане выписывал много периодики, в том числе и журнал «Вокруг света», который очень много писал об Алтае, Иртыше… В общем, романтика взыграла…
Именно в стенах Усть-Каменогорского института, на его литературном отделении, кончились душевные метания юноши, появилось душевное равновесие. Там он вступит в компартию и сумеет сдержать честное слово, отдав ей свой голос, а в начале 1957 года его вызовет к себе ректор института и скажет: «Твое имя могло бы стать украшением нашего института, оставь мы тебя на преподавательской работе, но вот письмо из обкома партии Карачаево-Черкесии, в котором просят направить тебя на работу в родные края».
В КЧАО с ходу предложили место директора Терезинской школы. Он проработает в ней всего год, но никогда не забудет своих первых коллег: Петра Семенова, Ибрагима Эркенова, Марию Дробот, Александру Уварову, Людмилу Бородкину, Александра Шевченко, Мурадина Узденова и других. Потом Хапаева назначат заведующим отделом пропаганды и агитации Малокарачаевского райкома партии. Хапаев организовал на базе Первомайского зоответтехникума двухгодичный университет сельскохозяйственных знаний, опыт работы которого вскоре стали распространять по всему Ставропольскому краю. В районе стало вещать радио, и первым диктором стал Хапаев. Стала выходить в свет райгазета «Шохлукъ – Дружба». В селах района стали регулярно проводиться читательские конференции, вечера вопросов и ответов.
В 1964 году Хапаев становится вторым секретарем райкома партии и курирует образование, культуру, здравоохранение, но на этой должности он проработал всего полтора года.
– А потом меня попросили с работы, – смеется Хапаев, – и тому виной стали две причины.
Дело в том, что на тот момент я разошелся с женой. Моя первая жена была очень славным, хорошим человеком, но… не сложилось, несмотря на то, что у нас есть  славная дочь Венера, которая сейчас работает фармацевтом и живет в Москве. Конечно, этот факт по тем временам замолчать не смогли бы,  клеветники свое жало так или иначе бы показали, так он усугубился еще  другим обстоятельством. Я был на похоронах жены друга, а они прошли по всем религиозным канонам…
Хапаева назначили директором Учкекенской школы-интерната, где он проработал десять лет…
Школа-интернат имени Гагарина была школой нового типа, и в полном смысле этого слова новой. Для осознания «витающих» идей требовались не только психологическая подготовка, но и материальная база. Перед Хапаевым стояла задача: за два-три месяца обеспечить ее всем необходимым на 180 детей. Классы, спальные комнаты, коридоры, кабинеты «заговорили», «ожили» ровно через два месяца. С легкой руки Хапаева в школе-интернате очень быстро появились свой хор, вокальные, предметные кружки, ансамбль национального танца…
В 1970 году Хапаева назначают заведующим отделом образования Малокарачаевского района. Вот что говорит заслуженный учитель РФ  Солтан Биджиев: «Как член коллегии Министерства образования КЧР, неоднократно бывал в районе  и поражался тому, как слаженно работали при Хапаеве школы, детсады. Достаточно сказать, что Краснокурганская СОШ, руководимая Хусеем Байрамуковым, стала лучшей сельской школой края. В те смутные времена, когда под видом приватизации с молотка уходили здания детсадов, спортзалы, мастерские и
т.  д., Хапаев не только сохранил здания всех учебных заведений, но и приумножил их».
В  бытность Хапаева на этом посту в районе были введены в строй учебные корпуса восьми школ, пять детсадов, во всех школах были созданы ученические бригады, а в совхозах «Учкекенский» (Х. Байрамуков) и «Красновосточный» (В. Маков) построены культстаны. В районе открыли музыкальную школу, станцию юных техников, спортшколу, Дом пионеров получил новое здание.
– Лично мне при поддержке Хапаева удалось отстоять здание детсада, выставленное на продажу, а также передать здание бывшей старой школы религиозной общине, – вспоминает глава администрации села Красный Курган Нюр-Магомет Лайпанов.
– Внешняя красота, мягкость и обаяние Адемея Батдаловича многих вводили в заблуждение, но свою точку зрения он умел отстаивать и проводить в жизнь достаточно твердо, – говорит  Лилия Штерц, отдавшая образовательной системе района, как и Хапаев, многие годы, – особенно если речь шла о судьбах людей.
В районе многие ветераны-педагоги помнят те конфликты, которые возникали в разное время  между первым секретарем райкома партии Наурузом Кубановым (мир его праху, он днями ушел из жизни), секретарем райкома партии Русланом Кипкеевым и Хапаевым. В первом случае Хапаев не дал уволить с работы талантливого, но неугодного властям директора школы, во втором на вопрос, почему четыре школы не вышли в означенный день на сенокос, дерзко и нетерпимо ответил: «Не сельским хозяйством руковожу – образованием».
– Хапаев является душой района, который, в свою очередь, считает его своим национальным достоянием, – утверждает глава администрации Малокарачаевского района Рамазан Байрамуков.
Жизнь не раз испытывала Хапаева на мужество и в личной жизни, но он не сломился ни разу, потому что не представлял и не представляет себе авторитета выше, чем авторитет правды. После развода с первой женой Адемей долгое время не женился. Но пришло время, и он женился второй раз на коллеге, преподавателе математики в школе-интернате Любови Байчоровой. Она подарила Адемею троих сыновей – Казбека, Мурата и Руслана. Жизнь била ключом. Подрастали дети. Хапаева назначили первым заместителем заведующего облоно, дали большую квартиру в центре Черкесска.
– Говоря откровенно, полного удовлетворения мне эта работа не приносила, я понимал, что главным делом для меня  стала педагогика, и жертвовать ею ради чего-то другого уже считал для себя невозможным. Хотя она многое и дала, – поправляется Адемей Батдалович, – на этой работе я познакомился, подружился с удивительными людьми. Это  директор школы аула Жако Бучай Аминович Байчоров, ныне покойный, Айса Азамат-Гериевич Растов,  Солтан Адеевич Биджиев, Анатолий Сергеевич Башкаев, Людмила Ивановна Бородкина, Ракай Мухтарович Алиев и многие-многие  другие. Тем не менее не выдержал, сдал квартиру и вернулся с семьей в Учкекен.
В 1983 году в Москве, в онкоцентре, Любе поставили неутешительный диагноз. Десять лет Адемей Батдалович и врачи Московской клиники терапии и профзаболеваний боролись за ее жизнь,  но…
Если раньше центром семьи была живая Люба, то теперь «общим достоянием» стала память о ней. Мальчишки будут очень тосковать по матери и все время помнить ее слова: «Берегите отца. Порадуйте его и меня хорошей учебой, хорошими знаниями. Придет время – чудными внуками…» Забегая вперед, скажу, что близнецы Руслан и Казбек окончили высшее техническое училище в Москве, Руслан еще и второе,  юридическое, образование получил в Ростове. Марат окончил экономический факультет Тимирязевской академии. Казбек и Марат живут и работают в Москве, Руслан – полковник ФСБ… А Адемей Батдалович – счастливый дед, у него  пять внуков…
Спустя время Адемей Батдалович вновь женился. Его женой стала замечательная женщина Мариям Кубаева.
– В одном из номеров газеты «Книжное обозрение», которую я выписываю многие годы, прочитал, что Шумиловский район в Белоруссии издал Книгу памяти, в которую наряду с фамилиями погибших в Великую Отечественную войну были внесены и списки пропавших без вести, –  рассказывает Адемей Батдалович, – больше такое нигде в стране не практиковалось. Мне и участнику войны Рамазану Аубекировичу Каитову, который занимался обработкой и систематизацией материалов будущей книги, стоило немалых трудов, но и мы добились, чтобы в Книгу памяти Малокарачаевского района были внесены списки и наших пропавших без вести земляков. Кстати, перелистывая ту книгу (я ее выписал), мы нашли в ней фамилию жителя села Терезе Маила Чочуева. И семья, считавшая мужа и отца пропавшим без вести, смогла  попасть на место его захоронения…
Благодаря инициативной группе, оргкомитет которой возглавил Хапаев, республика не только широко отметила трехсотлетний юбилей аула Хасаут, но и делает все для полнокровного возрождения старинного карачаевского аула.
Масштаб личности, одаренности сказался и в другой ипостаси – Хапаев более сорока лет был депутатом райсовета и депутатом Народного Собрания КЧР первого созыва.
– Я многим обязан своим друзьям. Давно не стало Иссы Хасанова, Ибрагима Эркенова, Хусеина Джубуева, Манафа Биджиева, Захара Каракетова, Бориса Боташева, Хамита Чотчаева, покинули этот мир Азрет Узденов, Астакку Узденов, Мурадин Узденов, – говоря о них, Адемей Батдалович светлеет лицом, точно через минуту должен увидеть их… – Я ощущал в них то, что меня всегда больше всего привлекало в людях, – гуманность, доброту, отзывчивость… К счастью, и живы многие: Хасан Байрамуков, Борис Узденов, Лилия Штерц, Асланбек Джерештиев…
Велимир Хлебников сказал: «Люди поймут, что есть часы человечества и часы отдельной души». Так пусть ваши часы, многоуважаемый Адемей Батдалович, отстучавшие 85 лет, идут безостановочно, бесперебойно долгие-долгие годы!

Аминат ДЖАУБАЕВА.
НА СНИМКЕ: Адемей ХАПАЕВ.
Фото А. АЛИЕВОЙ.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях