«Свет очей моих»

Вчера в 08:16
 просмотров

Животноводческое хозяйство у семьи Емановых из станицы Красногорской Усть-Джегутинского района небольшое – всего одна ферма. И пусть пока не очень крепко стоят на ногах молодые животноводы, но зато все делают дружно и сообща, а главное – живут в любви и согласии.
С Романом роман был короткий. В 2008 году Тоня работала на тепличном комбинате «Южный». Тогда же они и встретились, а уже через несколько дней статный красавец-ухажер заявил, что берет ее в жены. Такой решительный напор Антонину поначалу немного испугал и где-то в глубине души даже возмутил. Но вскоре, в 2009 году, они действительно поженились и по сей день ни разу об этом не пожалели.
– Мой муж Роман, это моя душа, – говорит женщина и поясняет. – Раньше в старину никогда не называли друг друга «зайка», «рыбка», «котик». Обращаясь к женщине, произносили – «свет очей моих», а к мужчине – «душа моя». Вот и мы так друг другу говорим. Когда спорим или ссоримся, то очень быстро миримся, не можем долго сердиться друг на друга.

Животноводческое хозяйство у семьи Емановых из станицы Красногорской Усть-Джегутинского района небольшое – всего одна ферма. И пусть пока не очень крепко стоят на ногах молодые животноводы, но зато все делают дружно и сообща, а главное – живут в любви и согласии.
С Романом роман был короткий. В 2008 году Тоня работала на тепличном комбинате «Южный». Тогда же они и встретились, а уже через несколько дней статный красавец-ухажер заявил, что берет ее в жены. Такой решительный напор Антонину поначалу немного испугал и где-то в глубине души даже возмутил. Но вскоре, в 2009 году, они действительно поженились и по сей день ни разу об этом не пожалели.
– Мой муж Роман, это моя душа, – говорит женщина и поясняет. – Раньше в старину никогда не называли друг друга «зайка», «рыбка», «котик». Обращаясь к женщине, произносили – «свет очей моих», а к мужчине – «душа моя». Вот и мы так друг другу говорим. Когда спорим или ссоримся, то очень быстро миримся, не можем долго сердиться друг на друга.
За годы семейной жизни у Романа и Антонины Емановых родились трое сыновей, и все трое одинаково сильно любимы.
– Каждого за что-то люблю, ведь у каждого – своя ярко выраженная индивидуальность, – признается Антонина.
Шестилетний старший мальчуган больше похож на отца – темноглазый, темноволосый, хотя изначально был белокурым. Он – первый ребенок, желанный, баловали как могли, но все же растет степенным и рассудительным, этакий настоящий маленький мужичок. Назвали первенца, данного Богом, Богданом.
С 4-летним Германом у Тони одна группа крови, оттого и имя такое, ведь с латыни оно переводится как единокровный, единородный. Герман – самый шустрый, подвижный и самый хитрющий из братьев.
Полуторагодовалый Яромир получил свое редкое старинное имя не сразу, а после изрядных родительских раздумий и сомнений.
– Сначала хотели Ярославом назвать, но в итоге остановились на более оригинальном, но не менее мужественном варианте, – открывает Антонина семейные тайны.
Роман родом из Карачаевска, отец у него русский, мама – абазинка. После свадьбы молодые сначала обосновались там, затем переселились в Красногорку. Так и живут отдельно от родителей, самостоятельно, но общаются с ними постоянно. И вообще, как уверяют Емановы, семья у них очень дружная и очень большая – родня со стороны Романа и со стороны Антонины: тети, дяди, дедушки и бабушки. Все друг другу рады и всегда с большим удовольствием собираются на любые семейные торжества и праздники. И нет для них ничего в этом удивительного, просто людям хорошо всем вместе.
Сыновей, пока родители трудятся на ферме, больше воспитывает старшее поколение. Но самое важное, что Тоня и Роман своим детям внушают с рождения: нужно быть сострадательными и воспитанными, есть старшие – дедушка и бабушка – это главные люди, их нужно почитать и любить.
Хорошее нужно воспитывать, прививать, чтобы плохое на пустое место само не пришло, считают супруги.
Их семейное дело – животноводство – начиналось как хобби, вспоминают супруги. Старшая сестра Тони – Светлана как-то захотела продать полученные земельные паи, посоветовалась с родней. На семейном совете, хорошенько все обдумав, решили все же попробовать землей заняться, коль скоро она есть.
Первым начал свое дело брат Тони – Петр. Потом и она с мужем подключились. Открыли свое дело в середине 2011 года. Понемногу завели коров, лошадок, овец. Постепенно простая затея переросла в серьезное занятие. Петр выкупил поля и приобрел технику, скотину развел. И всегда поддержку родне оказывает – то зерна на корм скоту подкинет, то техникой подсобит. Своего пая земельного у Емановых пока так и нет, только ферма.
– Сначала с непривычки тяжеловато было животноводством заниматься, – рассказывает Антонина Алексеевна. – Когда многого не знаешь, приходится большей частью на ошибках учиться. Так и делали порой – методом проб и ошибок. Денег особо не было, было лишь желание добиться поставленной цели. Родные хорошо помогали, знакомые – тоже. Позже вступили в АККОР (Союз фермеров КЧР), там очень хорошо с документацией помогли разобраться. А когда в 2013 году брали грант на развитие фермы, помогли с бизнес-планом. На эти деньги мы потом купили коровок, втянулись. Но и сейчас помощь организации всегда чувствуем – подсказывают, где корма лучше купить, скотину.
А на мой вопрос «Трудно ли женщине быть фермером?» в ответ летит озорная улыбка:
– Как ни странно, женщине легче. Все хотят помочь, научить, подсказать, опыт передать. Даже совсем незнакомые мне люди. И это очень приятно, вдохновляет и очень помогает.
Роман занимается тем, за что женщине лучше не браться. Все тяжелые «мужские» дела на нем – уборка в помещении фермы, сенокос и прочее.
– Если есть нужда, то еще и двоюродных братьев привлекаю, – смеется Антонина. – Никто не отказывает.
Ее отец – Алексей Матвеевич Никулин, тоже земледелец, – подарил старшим внукам Богдану и Герману лошадку-полукровку, чтобы и у них был свой питомец.
– Так что есть теперь у нас в конюшне Черный ветер, дети от него без ума.
Вот дедушке в марте 70 лет исполняется, думаем, какой ответный подарок ему сделать, чем порадовать, – делится Тоня. – Я хоть часто и не беру на ферму детей, но им там нравится. Да и брат их с собой в поле часто возит, почему нет – пусть к земле привыкают.
– Когда вырастут сыновья, кем хотите, чтобы они стали? – задаю очередной коварный вопрос Антонине.
И тут же следует бесхитростный ответ: «А как Бог даст, так и будет, на все его воля».
О Боге в семье поминают хоть и не постоянно, но с уважением. Для ребятишек у Тони есть свои острастки – есть ангелы, которые следят за их поступками и маме все рассказывают, в Новый год, если родителей слушался, то добрый ангел подарок приносит.
«А вообще мальчишки хорошие растут, не жалуюсь, – говорит Антонина о сыновьях. – Если что-то и просят, то дельное, нужное. Вот все теребят меня с коровой, чтобы, как у бабушки, во дворе жила и молочко сразу пить можно было».
Что ж, куры уже есть, значит, следующей быть корове. Ведь жить в селе и не держать животных – преступление, по словам супругов Емановых.

НА СНИМКЕ: Антонина ЕМАНОВА.

Лариса НИКОЛАЕВА
Поделиться
в соцсетях