«Это было со мной и страной»…

17 февраля в 10:33
 просмотров

Кавалер орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта» Таисия Александровна Супрунова в январе отметила свой 75-летний юбилей. И если по прошествии десятилетий мы всматриваемся в грозовую и противоречивую романтику ушедшей эпохи, хотим осмыслить исторические факты сквозь призму ушедшего дня, понять и принять сердцем, в этом нам не помогут, я вас уверяю, ни толстенные тома книг, ни тем паче равнодушный Интернет. Ищите таких простых людей из гущи народной жизни, как моя героиня, на долю которой выпало всё, о чём писал поэт: «Это было со мной и страной». Поговоришь с ними по душам – и сразу перед тобой откроется такой самобытный характер, в котором, кажется, сама природа не поскупилась и соединила всё: тут и государственный деятель, и пытливый исследователь, и рачительный хозяин, и глядящий в будущее мечтатель…
– Мы коренные кардоникские. Батюшка мой, Александр Максимович Ерёмин, потомственный казак, из рассказов своего отца знал, что из нашего корня в числе других в середине ХIХ века основалась станица, – рассказывает Таисия Александровна.

Кавалер орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта» Таисия Александровна Супрунова в январе отметила свой 75-летний юбилей. И если по прошествии десятилетий мы всматриваемся в грозовую и противоречивую романтику ушедшей эпохи, хотим осмыслить исторические факты сквозь призму ушедшего дня, понять и принять сердцем, в этом нам не помогут, я вас уверяю, ни толстенные тома книг, ни тем паче равнодушный Интернет. Ищите таких простых людей из гущи народной жизни, как моя героиня, на долю которой выпало всё, о чём писал поэт: «Это было со мной и страной». Поговоришь с ними по душам – и сразу перед тобой откроется такой самобытный характер, в котором, кажется, сама природа не поскупилась и соединила всё: тут и государственный деятель, и пытливый исследователь, и рачительный хозяин, и глядящий в будущее мечтатель…
– Мы коренные кардоникские. Батюшка мой, Александр Максимович Ерёмин, потомственный казак, из рассказов своего отца знал, что из нашего корня в числе других в середине ХIХ века основалась станица, – рассказывает Таисия Александровна.
Мы с ней разглядываем ворох фотографий, почётных грамот, удостоверения к государственным наградам, пожелтевшие газетные вырезки. Большую часть этого добра забрали оформители школьного музея.
– А в 20-е годы, когда Карачаево-Черкесская автономная область только зарождалась, в Кардоникской творилось примерно то же, что в фильме «Свадьба в Малиновке», – продолжает она рассказ. – Только в кино том показывали в основном пьянки-гулянки со стрельбой, но в жизни-то было по-другому. Как дед Максим рассказывал, борьба за Советскую власть шла не на  жизнь, а на смерть — власть захватывали то белые, то красные. А 12 января 1922 года ВЦИК РСФСР опубликовал Декрет за подписью Михаила Калинина о создании объединённой Карачаево-Черкесской автономной области…
Последнюю фразу Таисия Александровна произносит чётко, прямо по писанному. Но я не удивляюсь, зная её замечательный послужной список. И слова эти она часто произносила в своих выступлениях на разных ответственных и торжественных собраниях и в Зеленчукской, и в Черкесске, и в Ставрополе, будучи депутатом райсовета, облсовета, крайсовета! Вот как вознесла высоко судьба в своё время простую крестьянку с четырёхклассным образованием благодаря её трудовым победам в полеводческом звене, которое она возглавляла  40 лет!
– Таисия Александровна, если честно, не тушевались перед такой представительной аудиторией, занимая место в президиуме рядом с видными государственными мужами и выступая с высокой трибуны? А речи кто вам готовил?
– Было дело, выдадут мне отпечатанную бумажку, а я только первые предложения прочту. Потом просто своими словами рассказываю, как мы с  девчатами в поле работаем, какие урожаи картофеля или кукурузы собрали, какой замечательный у нас председатель колхоза Даниил Травнев, что вывел наше хозяйство в миллионеры. В такие моменты у меня всегда перед глазами вставали родная станица, семья,  дорогие сердцу картинки  детства, хотя в нём и было мало радости.
…Родилась она в суровом 1942 году последним пятым ребёнком в семье колхозников. Отец с утра до ночи пропадал в тракторной бригаде, несмотря на войну, надо было работать для фронта.
Поэтому ему выдали бронь, которая освобождала от призыва на передовую. Потом была фашистская оккупация, и под прицелом врага находился каждый дом. Оккупанты всех подозревали в связях с партизанами. Прогнали немцев, новая беда – депортация карачаевского народа. По рассказам старших Таисия узнавала о трагедии, постигшей мирных трудолюбивых соседей. Поскольку из Кардоникской одна дорога вела в аул Кызыл Октябрь, другая – в Красный Карачай, и казаки тесно общались, дружили с карачаевцами, никто не остался равнодушным к их горю. И когда по улицам станицы американские «студебеккеры» увозили людей из соседних аулов, не одна казачка выскочила за ворота, чтобы подбросить в те машины узелок с нехитрой едой. И долго смотрели вслед машинам, увозящим людей в неизвестность, старые казаки, дымя самосадом: «Это почище раскулачивания будет – но не весь же народ увозить на верную погибель!».
А отца на фронт всё-таки забрали, случилось это уже в 1944-м, и перед самой Победой пришло извещение о том, что Александр Ерёмин пропал без вести.
Маленькая Таисия подрастала в семье, где весь воз забот и тягот лежал на матери. С голоду не умерли благодаря корове да лебеде с  крапивой и другому подножному корму, картошке с огорода хватало всего на несколько месяцев.
– В школу я пошла в 1949-м, на всю семью были сапоги да две-три старые кофты. Ходили в них по очереди. Хорошо помню свою первую и  единственную учительницу Михайловскую, она была уже старенькая, седая, очень добрая. Всё подкармливала нас, малышей, макухой – это так у нас называли жмых от подсолнухов. В станице в послевоенные годы стоял духмяный запах семечек – работало сразу несколько маслобоен… Когда умер Сталин, мне было 11 лет. Вся школа и станица погрузились в глубокий траур, нам всем выдали чёрные флажки, мы все со взрослыми плакали навзрыд. Это было самым большим потрясением детства… После окончания 4-го класса в школу я не вернулась, а пошла помогать маме на свиноферму.
…На пожелтевшем газетном листе старой газеты «Ленинское знамя» – портрет Марии Яковлевны Ерёминой, матери Таисии. Простое крестьянское лицо, тем не менее отмеченное печатью достоинства, праведности, выстраданного жизненного опыта… Такие глаза не обманут и не предадут, и этот материнский взгляд в сердцах детей сопроводит их до самого последнего часа. Под стать портрету и статья о передовике колхоза «Знамя коммунизма»: «У нашего времени особый шаг, особые приметы. Его отпечаток лежит на всём, чем живёт каждая семья, каждый советский человек. Мария Ерёмина больше 30 лет отдала колхозу. Её муж,  колхозный тракторист, погиб за Родину»…
– Мне мама наказывала «Ничего, дочка, что образование не получила, зато Бог тебе послал дар – трудолюбивые руки и открытое сердце, а к таким как ты народ тянется. Шагай по этой дорожке, никуда не сворачивая.» В 60-х годах наш колхоз гремел на всё Ставрополье, наши животноводы ездили в Москву на ВДНХ, у нас была лучшая ученическая бригада. В колхозе только одних цехов было свыше десятка: слесарный, кузнечный, инструментальный… А каждая бригада – что отдельный колхоз со своей техникой, инвентарём, фермами, полеводческими звеньями. И, наверное, не случайно многие эпизоды из художественного фильма «Кавалер Золотой Звезды» снимались в нашей станице, чтобы показать стране изобилие колхозной жизни. Даже мама моя попала в кадр, где она едет на линейке, запряжённой горячими лошадьми…
…Я вижу, как молодеет её лицо при этих воспоминаниях. И я представляю, как она уверенно командовала своим полеводческим звеном. Самые высокие урожаи всех выращиваемых культур в течение 40 лет принадлежали именно звену Таисии Ерёминой (Супруновой). Звено её везде было на подхвате, особенно на подборке сена. Секрет её влияния на людей заключался прежде всего в сердечности обращения с ними, без начальственного покровительства, которое особенно в женском коллективе не прощают. И никогда она не слышала в спину язвительно-завистливое: «Ишь, депутатша выискалась, как будто не на макухе выросла!». Колхозники шли к Таисии за помощью и за советом как в делах производственных, так и в житейских. И сколько своих товарок по звену спасла Таисия от развода, когда они приходили с жалобами на провинившихся мужей, сколько семейных конфликтов погасила…
Жизнь учила её по ходу  многому, в том числе и разбираться с начислением трудодней, натуроплаты, зарплаты, словом, знать весь круг обязанностей колхозной бухгалтерии. А это – учёт всех поступлений в закрома колхоза: получено столько-то центнеров зерна с гектара, столько-то литров молока от коровы, столько-то мяса и т.д. И что немаловажно, учёт труда колхозников в человеко-днях и рублях. И когда к Таисии приходил кто-то с жалобой, что он что-то недополучил, Таисия была в курсе, лукавит ли он или требует своих законно заработанных денег.
Прекрасно складывалась поначалу и личная жизнь Таисии – от женихов отбоя не было. Ещё бы, – «во всякой одежде красива, во всякой работе ловка». Но она выбрала колхозного тракториста Ивана. Радовали успехами в школе оба их сына Витя и Саша. Пришло время, и оба без проблем поступили в вузы. Александр окончил Самаркандское высшее военное училище, Виктор – Киевский авиационный институт. Сыновья жили по месту их назначения, обзаводились семьями, слали родителям весточки, изредка наведывались домой, и не было для Таисии ничего радостнее и желаннее этих коротких, но таких счастливых побывок родных кровиночек. А 22 года назад в Воркуте при исполнении служебного задания в звании полковника погиб в 34-летнем возрасте младший сын Саша. Для Таисии, казалось, померк белый свет, и все восемь дней, пока в станицу везли цинковый гроб с телом сына, превратились в кошмар. Время для неё замерло, но «где же тот,  кто жизнь без горя проживёт?» И её спасала работа, внимание сына Виктора, который работал в Ставропольском аэропорту и часто наведывался к матери. Муж Иван Павлович умер в 2011 году.
…В уютном небольшом доме Таисии Александровны одиночество не чувствуется: то и дело звонил телефон, пока мы с нею общались, несколько раз стучались в калитку соседи, словом, вниманием людей к себе она не обделена, как и в молодости, когда заправляла колхозным звеном и являлась «слугой народа». И подика нынче объясни молодёжи, что за «слуга» такая. Если сказать, что так раньше называли депутатов, они только плечами пожмут…
Она провожает меня за калитку, за которой продолжение истории дорогой её сердцу станицы. Улица Заводская, на которой живет Т. Супрунова, – свидетель становления промышленности в сельской местности. Как тот же  кардоникский завод «Электроизолит», создавший в этом местечке на западной окраине станицы собственную инфраструктуру с жилым комплексом, где по сей день живут в благоустроенных квартирах станичники. А начиналось всё это с маленького канатного завода, работавшего на местном сырье ещё в 30-е годы. И из таких штрихов и деталей складывается славная история Карачаево-Черкесии, о которой могут поведать в каждом доме люди старшего поколения…

Людмила ОСАДЧАЯ.
НА СНИМКАХ: Кавалер орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта»

Таисия СУПРУНОВА; Ударное звено колхоза «Знамя коммунизма», 1970 год.
Фото автора и из семейного архива.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях