Кто шум возьмет у водопада?

Вчера в 08:40
 просмотров

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию подборку стихотворений Владимира Абитова. Владимир Кадырович родился в а. Али-Бердуковском в 1937 году. Окончив в 1966 году филологический факультет Карачаево-Черкесского государственного педагогического института,  многие годы проработал в газете «Черкес хэку» («Ленин нур») и в Карачаево-Черкесской телерадиокомпании. Литературным творчеством увлекся еще в детстве. И уже в 1961 г. вышел первый его поэтический сборник «Молодое сердце поет». На сегодняшний день Владимир Кадырович – автор порядка десяти поэтических сборников, нескольких повестей и романов, в том числе романа в стихах «Богиня трех морей». По его пьесе «Лиса-охотница» наш республиканский драматический театр поставил спектакль. А еще Абитов занимается переводами. Так, он перевел на кабардино-черкесский язык поэмы А. Пушкина «Кавказский пленник» и «Тазит».
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию подборку стихотворений Владимира Абитова. Владимир Кадырович родился в а. Али-Бердуковском в 1937 году. Окончив в 1966 году филологический факультет Карачаево-Черкесского государственного педагогического института,  многие годы проработал в газете «Черкес хэку» («Ленин нур») и в Карачаево-Черкесской телерадиокомпании. Литературным творчеством увлекся еще в детстве. И уже в 1961 г. вышел первый его поэтический сборник «Молодое сердце поет». На сегодняшний день Владимир Кадырович – автор порядка десяти поэтических сборников, нескольких повестей и романов, в том числе романа в стихах «Богиня трех морей». По его пьесе «Лиса-охотница» наш республиканский драматический театр поставил спектакль. А еще Абитов занимается переводами. Так, он перевел на кабардино-черкесский язык поэмы А. Пушкина «Кавказский пленник» и «Тазит». За свой труд Владимир Абитов удостоен почетных званий «Народный писатель КЧР», «Заслуженный журналист КБР».

Владимир АБИТОВ

Язык адыгов
О, речь адыгов! Ты светла,
Как струи горные в долине.
В тебе я слышу крик орла,
И звон копыт, и вздох вершины.
Кто эхо заберет у гор?
Кто шум возьмет у водопада?
Звучит певучий твой глагол
В легенде, в песне как услада.
Не смог ни турок, ни монгол
Столкнуть тебя в немую пропасть.
С тобой гостей зовем за стол,
С тобой работаем на совесть.
Мир замирает без тебя,
И песня девушки смолкает…
Невольно сердце торопя,
Язык отцов в лучах сверкает!
Велик народ мой или мал,
Но создал он великий эпос.
И Шора Ногма понимал,
Что без тебя исчезнет голос.
И пусть минуют тыщи лет –
Шагнет в века не только книга:
Нам дарит свой душевный свет
Всегда живой язык адыгов.

                        *  *  *
В меня влюбилась много лет назад
Хромая девочка – совсем еще ребенок.
Косил любви не повстречавший взгляд,
Кривилась бледность губ неутомленных.
Я не целитель и не чародей,
Чтоб излечить подобные пороки.
Из жалости я улыбался ей,
Когда она встречалась на пороге.
Я возмущался даже иногда:
Что этот несложившийся подросток
Знал о любви большой в свои года?!
Любовь тогда считал я делом взрослых.
А месяцы летели мимо вскачь,
Заботы, увлечения минуя…
Вдруг удивился: как я был незряч,
Однажды встретив девушку хромую.
Сияла, ослепляя красотой!
И хромота куда-то подевалась…
И понял я: под внешней хромотой
Девичья неуверенность скрывалась.
И я увидел, как была легка,
Как женственна была ее походка.
Она плыла с достоинством цветка,
Неся любовь торжественно и робко.
Никто ей с неба звезд не доставал,
Но новые созвездия рождались
В ее  глазах — каких я не видал,
И губы горным маком распускались.
Любовь спала во мне. И вдруг гроза
Случайной встречи чувство пробудила:
Ее любовь раскрыла мне глаза
И слепоту былую мне простила.

Какая нога виновата
Когда в народе спор рождался,
То обращались к мудрецам,
Совет их часто собирался
По тем или другим делам.
Явились к ним четыре брата –
Попал в немилость младший брат.
Его считали виноватым
В том, что случилось у ребят.
– Достался от отца в наследство
Один козел нам – просто смех.
И, обсудив, нашли мы средство,
Как разделить его на всех.
Его живого поделили,
Оставив в стороне рога.
В итоге все довольны были:
На каждого одна нога.
Но той, что младшему досталась,
Недолго бегать довелось:
Она, к несчастью, сломалась,
Перевязать ее пришлось.
Беда с бедою породнилась:
Козел попал в очаг с огнем,
Повязка вмиг воспламенилась,
И тот в бегах спалил весь дом.
Пусть младший и за дом ответит, –
Так речь закончил старший брат.
Все стали спорить на совете:
Кто в том пожаре виноват?
Шесть обвиняли шестикратно
Ту ногу, что больной была:
Повязка у меньшого брата –
Она все пламя загребла…
Но Жабаги упрям: – Негоже
Нам совершать неправый суд –
Когда больной идти не может,
Его здоровые несут!
Они-то здесь и провинились,
А кто больной – не виноват.
Все с Казаноко согласились,
И был оправдан младший брат.

(Жабаги Казаноко – общественный деятель и просветитель адыгов в XVIII веке.)

                     *  *  *
Двое пьяных загуляли.
Спорят: утро или ночь?
Повстречался им прохожий:
«Дед, ты должен нам помочь!
Что там светит нынче с неба?
Мы под солнцем аль луной?
Ты скажи ему, что солнце –
Друг смеется надо мной».
«Нет, скажи, что под луною
Мы с товарищем идем.
Если скажешь что иное,
Мы тогда тебя побьем».
Тут старик наш усмехнулся
И ответил тем дружкам:
«Я не здешний и не знаю,
Что там, в небе, светит вам».

                        *  *  *
Про того, кому в жизни везет,
Говорят: он в сорочке родился.
Я всегда спать в сорочке ложился,
Но везенье ко мне не идет…

                        *  *  *
Вороне брови — что седло корове,
Но захотелось вдруг иметь ей брови.
А заимев, решила так персона:
«Я не желаю больше быть вороной».

                       *  *  *
У адыгов пшено, а у русских — котел,
Так какой еще повод здесь нужен?
В очаге загорится веселый костер,
И отменный получится ужин.

Татьяна ИВАНОВА
Поделиться
в соцсетях