Расскажу о прадеде

27 февраля в 10:48
2 просмотра

Я, Диана Курашвили, ученица 8-го класса гимназии №1583 имени Керимова, родилась и выросла в Москве, но практически ежегодно бываю в Грузии у предков отца и в Карачаево-Черкесии, где первым долгом прихожу на могилу своего прадедушки Даута Джаубаева, рядом с которым, к великому сожалению, недавно упокоился его сын и мой дедушка Алик.

Ваша газета в свое время писала  о моем прадедушке, но дело в том, что моя мама Фатима Джаубаева постоянно читает – и с большим удовольствием – вашу газету по Интернету, и мне бы хотелось, чтобы и мой рассказ о прадеде, которому именно 23 февраля этого года исполнилось бы сто лет, увидел свет. Потому что про того, кто тебе действительно дорог, хочется рассказать всем. 

Мне не довелось увидеть прадеда, я появилась на свет много позже после его смерти, но я так много знаю о нем, потому что его биографией вдохновлялись все люди, которые окружали меня с детства, – бабушка, дедушка, мама, дяди, его друзья. Впрочем, «нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой», как поется в известной песне.

Мы часто разглядываем его награды: орден Ленина, два ордена Боевого Красного Знамени, медали «За оборону Сталинграда», «За форсирование Днепра», «За оборону Киева», «За освобождение Харькова» и другие, и думаем о том, сколько испытаний выпало на его долю и на долю его сверстников, которые они с честью выдержали.

Я, Диана Курашвили, ученица 8-го класса гимназии №1583 имени Керимова, родилась и выросла в Москве, но практически ежегодно бываю в Грузии у предков отца и в Карачаево-Черкесии, где первым долгом прихожу на могилу своего прадедушки Даута Джаубаева, рядом с которым, к великому сожалению, недавно упокоился его сын и мой дедушка Алик.

Ваша газета в свое время писала  о моем прадедушке, но дело в том, что моя мама Фатима Джаубаева постоянно читает – и с большим удовольствием – вашу газету по Интернету, и мне бы хотелось, чтобы и мой рассказ о прадеде, которому именно 23 февраля этого года исполнилось бы сто лет, увидел свет. Потому что про того, кто тебе действительно дорог, хочется рассказать всем. 

Мне не довелось увидеть прадеда, я появилась на свет много позже после его смерти, но я так много знаю о нем, потому что его биографией вдохновлялись все люди, которые окружали меня с детства, – бабушка, дедушка, мама, дяди, его друзья. Впрочем, «нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой», как поется в известной песне.

Мы часто разглядываем его награды: орден Ленина, два ордена Боевого Красного Знамени, медали «За оборону Сталинграда», «За форсирование Днепра», «За оборону Киева», «За освобождение Харькова» и другие, и думаем о том, сколько испытаний выпало на его долю и на долю его сверстников, которые они с честью выдержали.

На фронт Даут Магомедович, который работал директором школы в Микоян-Шахаре, ушел в первый же день войны, а иначе и не мог, ведь еще до войны окончил Краснодарское пехотное училище. Потому ему и доверили командовать батальоном «катюш» 5-й гвардейской отдельной Краматорской орденов Боевого Красного Знамени, Суворова и Кутузова мотострелковой бригады. Впоследствии прадедушка командовал ротой 56-го стрелкового полка 175-й стрелковой дивизии. Говорят, он редко рассказывал о войне, лишь про оборону  городов Киева, Полтавы, Харькова и Калача мог скупо поведать. Может, потому, что в тех боях он был тяжело ранен и даже мысленно прощался с жизнью, но врачи не только спасли ему жизнь, но и сделали все для того, чтобы он вернулся на фронт. Прибыв из госпиталя на передовую, Даут Магомедович  приступил к командованию минометным батальоном «катюш» 22-й отдельной мотострелковой бригады.

За умелое командование на поле боя, сохранение живой силы и боевой техники, которая была на вес золота на войне, прадедушка был представлен к званию Героя Советского Союза. А танковому корпусу, бригаде и батальону было присвоено  решением правительства звание «Гвардейские». Вот только Звезду Героя Даут Магомедович не получил  ни сразу, ни позже ввиду принадлежности к репрессированным народам.

В  1943-м  Даут Джаубаев был ранен, это было четвертое по счету ранение, и оно оказалось очень тяжелым. Больше рисковать врачи не могли и его отправили из госпиталя подлечиться основательно в Кисловодск, поближе к родным, откуда он был выслан в Среднюю Азию. После долгих и нудных поисков  – ведь переселенцы были расселены небольшими группами от Северного Казахстана до предгорий Памира более чем в 480 населенных пунктах, а именно в бедных кишлаках и аилах – своих родителей и жену с двумя детьми он нашел на станции Мерке, в Казахстане. 

Говорят, он не испугался, не ужаснулся той нищете, в которой жили его родные, но его до слез потряс рассказ о том, как их везли на чужбину, сколько людей остались непогребенными на разных безымянных полустанках … Но солдат не сломился. И пусть это стоило ему труда, тяжких раздумий, но прадедушка доказал, что он не только выстоит, выдюжит, как и весь его народ, но еще и покажет, на что способны сыны Кавказа. Так вот, за эти долгих четырнадцать лет спецпереселенец Джаубаев был и управляющим заготконторой,  директором маслосырзавода, председателем сельпо, возглавлял строительство ГЭС, избирался депутатом местного Совета. И на всех этих «хлебных», скажем прямо, должностях старался помочь бедствующему, будь то карачаевец или чеченец, казах или немец, что многим спасло жизнь…

Мой прадедушка вернулся из депортации одним из первых в 1955 году, дабы на месте разобраться в ситуации и помочь прибывающим следом в мае 1957 года безболезненно обустроиться на месте.

И вот здесь мне хотелось бы прервать рассказ о моем прадеде и сказать несколько слов о той, которая разделила с ним все беды и горечи ценой своей безграничной преданности и верности. Это моя прабабушка Фатима Хаджибекировна Лехова. В далеком 1937 году Даут Магомедович ездил по комсомольским собраниям и на одном из них в Хумаре увидел красивую девушку. Он сразу решил, что она станет его спутницей, тем более, что Фатима Хаджибекировна ответила взаимностью. Им не помешало соединить судьбы ничто: ни то, что девушке всего 15 лет, что она дочь кабардинского князя, а он ответственный партработник. 

Когда началась война, прабабушка, как и тысячи женщин, работала в тылу, поднимала детей. И вот злосчастный 1943-й. Она не раздумывала ни минуты, собрала кое-какие пожитки и вперед – в неизвестность со свекровью и с детьми. А ведь могла не ехать, ибо была кабардинкой по национальности, а ее родные на коленях стояли, просили ее остаться, не ввергать в пучину бед и несчастий ни себя, ни детей…Нет, прабабушка была таким же порядочным, чистым, верным человеком, как и ее муж.

После войны Даут Магомедович  работал на руководящих должностях, в частности, председателем ДОСААФ, неоднократно избирался депутатом горсовета. Многие ученики той школы, в которой он работал директором и преподавал историю, стали известными всей стране людьми и не забывали его до конца своих дней. Двое сыновей  прадедушки  выбрали в жены русских девушек, средний женился на кабардинке, и они стали для него дочками. Иначе он их никак не называл.

В 2008 году в г. Карачаевске, на доме, где он жил, была установлена мемориальная доска в память о нем. Свято чтут память о нем и его внуки, внучки в Москве. И вам пишу, потому что хочется верить, что завтра и еще долго – долго то, что нам дорого, те, кто нам дороги, пребудут с нами…Вечная память им, солдатам Великой Отечественной!

Д. КУРАШВИЛИ.

Москва.

Фото из семейного архива.

Поделиться
в соцсетях