На крыле своего времени…

17 марта в 12:06
 просмотров

 Нынешней весной исполнилось 90 лет со дня рождения Героя Социалистического Труда, известного животновода Добая Узденова, чье имя золотыми буквами вписано в историю Карачаево-Черкесии. И я уверена, что тот, кто знал и трудился рядом с этим удивительно скромным человеком, который не любил публичности, избегал шумихи вокруг своего имени, по сей день вспоминают его с теплотой и чувством гордости за то, что являлся его современником. В настоящее время к изданию готовится книга доктора исторических наук, профессора КЧГУ им. У. Алиева Аскерби Койчуева «Яркие звезды Карачая», где одна из глав посвящена Добаю Хаджи-Махмудовичу, и я хочу процитировать заключительные строки, которые довольно объемно характеризуют личность Героя, твердо стоявшего на крыле своего времени: «Вся его жизнь, трудолюбие, следование трудовым традициям предков, верность данному слову, находчивость, крестьянская смекалка должны быть примером для подражания подрастающему поколению нашей республики и далеко за ее пределами…»

 Нынешней весной исполнилось 90 лет со дня рождения Героя Социалистического Труда, известного животновода Добая Узденова, чье имя золотыми буквами вписано в историю Карачаево-Черкесии. И я уверена, что тот, кто знал и трудился рядом с этим удивительно скромным человеком, который не любил публичности, избегал шумихи вокруг своего имени, по сей день вспоминают его с теплотой и чувством гордости за то, что являлся его современником. В настоящее время к изданию готовится книга доктора исторических наук, профессора КЧГУ им. У. Алиева Аскерби Койчуева «Яркие звезды Карачая», где одна из глав посвящена Добаю Хаджи-Махмудовичу, и я хочу процитировать заключительные строки, которые довольно объемно характеризуют личность Героя, твердо стоявшего на крыле своего времени: «Вся его жизнь, трудолюбие, следование трудовым традициям предков, верность данному слову, находчивость, крестьянская смекалка должны быть примером для подражания подрастающему поколению нашей республики и далеко за ее пределами…»
Я думаю, что выход в свет этой книги очень своевременен, ведь выросло целое поколение новых людей, уже не живших в СССР и не знающих правды о стране социализма. Кругом – сплошное очернительство нашего общего прошлого, где было немало светлых страниц. Что же остается обычному человеку? Помнить. Сберечь правду о прошлом и передать ее детям. Наша большая великая страна жива до тех пор, пока живы ее граждане. И нас, советских людей, еще много…
…Колхоз им. Красных партизан Прикубанского района и станицу Преградную отделяло свыше сотни километров. И тем не менее в 60-х – 80-х годах старший гуртоправ Добай Узденов, проживая в Урупском районе, работал в Прикубанском. «Как же возможно такое?» – поинтересуется молодой современник, отрываясь от экрана компьютера. И тут же задастся новым вопросом: «Ну не дистанционно же, в самом деле? Тогда и телевизор-то не в каждом доме был, как рассказывают старики»…
А все дело в том, что в те далекие годы бытовала такая практика организовывать бригады и целые подразделения колхозов и совхозов в других районах, что было весьма целесообразно. К примеру, в Карачаевском районе, где не хватало пашни, хозяйства имели «прирезки» земель в Прикубанском районе, и прикомандированные работники работали там посезонно. У колхоза им. Красных партизан была постоянная бригада животноводов в станице Преградной, где и работал Добай Узденов со станичниками Иваном Дюкаревым, Георгием Садовским, Василием Ежовым, позже к ним присоединился Хаджи Чотчаев. Место стоянки их бригады являлось своеобразным пересыльным пунктом перед отправкой гуртов крупного рогатого скота на альпийские пастбища высокогорного урочища Блып. Здесь, на высоте более 2000 метров, только ветер гуляет да солнце заливает все вокруг своим светом, вдали – словно стражи, кипенные вершины Главного Кавказского хребта. Здесь-то и вымахивают буйные, густые и сочные травы – кажется, тронь, так и брызнет сок.
Много лет подряд с товарищами водил по этим лугам свои стада КРС горец Добай Узденов, и каждый уголок пастбищ, каждый родничок, бегущий из-под ледников, знал он, как углы своего дома. Ему было известно, где лучший водопой организовать, по каким дорогам прогнать скот, чтобы животные не уставали и не теряли нагулянного веса. Но одна мысль постоянно тревожила Добая: кажется, все есть – и кормов вдоволь, и водопой хорош, и от жары бережешь животных, а спустишься осенью в долину, привесы совсем не радуют. И как-то наведался он с этими мыслями к председателю колхоза им. Красных партизан Дмитрию Николаевичу Онежко, которого уважал за то, что он всегда выделял животноводов отдаленной бригады. Онежко знал, что, поскольку Узденов за старшего, там всегда порядок и трудовая дисциплина, самому-то часто на Уруп не наездишься – забот и в Прикубанке хватает. Долго говорили старший гуртоправ и председатель колхоза, и, когда прощались, Онежко, обняв Узденова, сказал: «Даю добро! Верю, что справишься с намеченным планом и твой почин подхватят другие животноводы и автономной области, и Ставрополья!»
И как в воду глядел Онежко. Весной Добай Узденов с товарищами увел бычков-кастратов швицкой породы на луга урочища Блып, и когда по осени в Преградной взвешивали животных, то зоотехники и ветврачи ахнули – оказалось, каждое животное прибавляло в весе ежесуточно свыше 1300 граммов! Но Добай все равно был недоволен, ведь он наметил довести привес до 1500 граммов. Значит, не все продумали, когда готовились к откочевке на летние пастбища.
А секрет его почина ничего особого в себе не таил. Просто Добай решил подбирать бычков для перегона на выпасы одинаковых по развитию, обязательно только «швицев», которые больше приспособлены к горным условиям. Заблаговременно изучалась трасса перегона, намечались места ночёвок, водопоя, пастьбы. Не последнюю роль играл и подбор трав на пастбищах. Узденов ставил гурт там, где преобладал горный клевер. Но главное было еще и в рачительном отношении к самому пастбищу, от которого получалась двойная польза. Животноводы под руководством Узденова разделяли участок на несколько загонок, каждая – около ста гектаров. На каждой из них бычки паслись не более двух недель, затем их перегоняли на следующую. Пока вернутся к первой, там уже поднялась новая трава. А распорядок дня у гуртоправов был строгий: пасти скот начинали в 3 часа утра, а как только наступает зной, животных загоняют в тень. Затем снова пастьба до самого позднего вечера. Так изо дня в день рождался успех. В итоге бычки за сезон набирали в весе до 197 килограммов! Добай Узденов и его товарищи в 1965 году сдали колхозу 384 центнера привеса первосортной говядины, а себестоимость центнера обошлась немногим больше чем семь рублей. Говядины такой низкой себестоимости до этого не получали во всем Ставрополье!
Выступая с высоких трибун пленумов Ставропольского крайкома и Карачаево-Черкесского обкома партии с призывом к животноводам повышать качество и количество говядины, Добай Узденов тем не менее был далек от шапкозакидательского настроения и говорил все как есть: «Полное освоение лугов и пастбищ является важным резервом для увеличения производства продуктов животноводства. Но в нашей области более 60000 гектаров и летних пастбищ покрыто чемерицей и азалией. Никто из ученых не подсказал, как вести борьбу с этими вредными растениями. Нет также соответствующей техники для поверхностного улучшения сенокосов и выпасов. Нет нужного количества молочных заводов и помещений для скота, очень нужны небольшие передвижные электростанции. Мы просим также, чтобы восстановили производство бурок для пастухов, так как они незаменимы в горах…»
Безусловно, все пожелания и требования знатного животновода, на груди которого красовались Звезда Героя Социалистического Труда с орденом Ленина, немедленно брались на карандаш и выполнялись, причём с освещением в газетах и по радио. Звезду Героя он получил за ратный труд Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 марта 1966 года. Добай Узденов являлся членом Карачаево-Черкесского обкома КПСС, депутатом областного и краевого Советов народных депутатов, делегатом III Всесоюзного съезда колхозников в 1969 году.
Живя по принципу «сам вперёд шагай и другим помогай», он шефствовал со своими товарищами над отстающими бригадами, организовал школу передового опыта. Как вспоминал старший зоотехник колхоза им. Красных партизан Владимир Мостовой, призыв Добая Узденова к коллегам сдавать государству больше качественной животноводческой продукции был подхвачен по всему Ставропольскому краю. Следуя его примеру, за успехи, достигнутые в труде, животноводы П. Борлаков, К. Урусов, К. Айбазов из колхоза «Знамя коммунизма», А. Гаппоев из совхоза «Преградненский», А. Смыкунов из совхоза «Сторожевский» и другие получили звание «Лучший гуртоправ Карачаево-Черкесии».
…Стремителен бег времени, и как будто не миновало полувека с тех пор, как по окрестностям станицы Преградной носился на своём лихом вороном коне Добай Узденов. И хотя в долине уже пригревало солнце, ветер всё ещё доносил холодное дыхание зимы. Но он знал, что призывный ветер с альпийских лугов уже торопит – собирайтесь на летние пастбища! А пока на зимней стоянке, в домике животновода, где слышался звонкоголосый смех детворы, приветливая хозяйка, супруга Добая Соня, хлопотала у плиты, и у неё всегда наготове были стопка хычинов и свежий айран для гостей. Она привыкла к тому, что муж обедать приходил, как обычно, или со своими напарниками, или с гостями из райкома, а то и обкома партии. Судьба соединила Добая с Соней, Сапият Узеировной, в хлопководческом совхозе Южно-Казахстанской области. Его биография до депортации карачаевского народа умещается в несколько строк. Родился в 1927 году в селе Маруха Зеленчукского района. Его молодой отец Хаджи-Махмуд Узденов умер, когда Добаю было всего 9 месяцев. Заботливые братья затем забрали юную вдову с ребенком к себе, в станицу Преградную. Здесь Добай окончил начальную школу, а в суровом 1943 году вместе со своим народом был выслан. Обзаведясь семьёй, Добай переезжает на новое место в колхоз имени Молотова Панфиловского района Киргизской ССР и трудится здесь до самого отъезда на родину. Он привёз семью всё в ту же станицу Преградную, где учился делать первые шаги, бегал в школу, дружил с казачатами. Эти картинки детства ему часто снились на чужбине, и он мечтал о том, что когда-нибудь вернется в этот милый сердцу уголок на берегах Большой Лабы… С женой Сапият они вырастили четверых достойных детей – трёх сыновей: Магомеда, Клычбия, Муссу и дочь Розалию. Все они получили хорошее образование и стали достойными специалистами. К сожалению, Магомед и Клычбий уже ушли из жизни…
«У нашего отца сегодня выросли шесть внуков, подрастает столько же правнуков, – рассказывает Розалия. – И он бы гордился ими. У отца была отличительная черта – он всегда создавал вокруг себя ауру притягательности. Стоило ему только выйти в город – последние годы он жил в Карачаевске, – как его тотчас же окружали самые авторитетные люди – от высокого чиновника до ректора университета, от директора школы до самого уважаемого аксакала. И часто укоряли – почему, мол, тебя не видно в президиумах торжественных собраний рядом с другими Героями Труда? Мол, учти, твоя слава принадлежит не тебе одному, а всему народу».
Дочь Добая протягивает мне фотографию, которой сегодня уже нет цены. На фоне величественного Дона с речным судном, стоящим у причала, запечатлены Герои Социалистического Труда Патия Шидакова, Добай Узденов и кавалер ордена Дружбы народов, бывший председатель Карачаево-Черкесского облисполкома Магомед Абдурзакович Боташев. Каждый из них своей жизнью, трудом, примером гражданского мужества и безмерной любовью к родной земле уже при жизни поставил себе памятник. А большое, как сказал великий русский поэт, видится на расстоянии. Поэтому неслучайно по приглашению Героя России, первого полпреда Президента РФ в Южном федеральном округе Виктора Казанцева в сентябре 2004 года они, как выдающиеся люди Кавказа, были приглашены в Ростов-на-Дону на эту встречу. Ибо мудрость седин, бесценный жизненный опыт всегда были авторитетными парламентёрами там, где решались важные задачи, которые ставила жизнь перед регионом, особенно в деле воспитания молодого поколения.
Прошло десять лет, как нет среди нас Добая Узденова, но память о нём жива в народе, потому что не каждому дано нести в себе богатства человеческого духа и озарять ими окружающих. Благодаря биографиям таких людей ярче высвечивается уходящая в прошлое эпоха и сохраняются интонации того времени, бодрящие и зовущие к созиданию во имя лучшей жизни.
Людмила ОСАДЧАЯ.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях