Имя в истории

25 мая в 08:28
3 просмотра

В этом году исполнилось 95 лет со дня образования Карачаево-Черкесской автономной области, ставшей первым опытом советской государственности для большинства горских народов Верхней Кубани. Читателю, интересующемуся прошлым родного края, без сомнения, известны имена большинства общественно-политических деятелей, внесших вклад в создание автономии. Их именами названы улицы и площади, им установлены памятники и мемориальные стелы. Но, к сожалению, имя одного из «отцов-основателей»  Карачаево-Черкесии – Магомет-Гирея Мансурова мало что скажет современным жителям региона. Ведь за исключением отдельных упоминаний о нем практически нет никаких сведений в обзорных статьях и научных трудах. С целью воссоздания биографии этого, без преувеличения, выдающегося общественно-политического деятеля автором этих строк были изучены документы как республиканского архива, так и федеральных архивов, в частности Государственного архива  Российской Федерации и Центрального исторического архива г. Москвы. Именно на основе совокупности архивных данных и была подготовлена эта статья.

 В этом году исполнилось 95 лет со дня образования Карачаево-Черкесской автономной области, ставшей первым опытом советской государственности для большинства горских народов Верхней Кубани. Читателю, интересующемуся прошлым родного края, без сомнения, известны имена большинства общественно-политических деятелей, внесших вклад в создание автономии. Их именами названы улицы и площади, им установлены памятники и мемориальные стелы. Но, к сожалению, имя одного из «отцов-основателей»  Карачаево-Черкесии – Магомет-Гирея Мансурова мало что скажет современным жителям региона. Ведь за исключением отдельных упоминаний о нем практически нет никаких сведений в обзорных статьях и научных трудах. С целью воссоздания биографии этого, без преувеличения, выдающегося общественно-политического деятеля автором этих строк были изучены документы как республиканского архива, так и федеральных архивов, в частности Государственного архива  Российской Федерации и Центрального исторического архива г. Москвы. Именно на основе совокупности архивных данных и была подготовлена эта статья.
Магомет-Гирей Бахты-Гиреевич Мансуров, согласно справке, выданной местным эфенди Исмаилом Карасовым, родился 23 июня 1877 г. в ауле Мансуровском Баталпашинского уезда Кубанской области. Род Мансуровых, ведущий свое происхождение от мурз Золотой Орды, относился к числу наиболее влиятельных княжеских фамилий Северо-Западного Кавказа. Через брачные связи семья Магомет-Гирея находилась в родственных отношениях с большинством аристократических фамилий адыгов, абазин, карачаевцев, кабардинцев и, естественно, ногайцев – Ураковыми, Тугановы, Ахловыми.
Отец Бахты-Гирей и мать Шах-Мелек воспитывали сына в лучших традициях горской этической культуры, прививали ему уважение и любовь к своему народу, наставляли на правильный путь.
Сам имевший неплохое по тем временам образование, Бахты-Гирей сразу же определил сына в местную школу, где Магомет-Гирей получил начальное образование. Некоторое время он учился и в Майкопской горской школе. В 1885 г.  мальчика посылают на учебу в самое престижное среднее учебное заведение, центр просвещения горцев Северного Кавказа – Ставропольскую  мужскую гимназию. Проведя в ней девять лет (на год по болезни он был вынужден прервать учебу), окончив 7 классов основной программы,  а также пройдя обучение в дополнительном, 8 классе, М.-Г. Мансуров в июне 1894 г.  успешно окончил гимназию. В  его аттестате зрелости отмечалось: «На основании наблюдений за все время его обучения в гимназии, поведение его вообще было отличное, исправность к посещению занятий и приготовлении уроков, а также в исполнении письменных работ вполне достаточной, прилежание и любознательность вполне достаточными».
Окончание гимназии давало возможность Магомет-Гирею занять вполне достойную  должность в аппарате управления или же работать педагогом. Он мог себя обеспечить и написанием для односельчан различного рода заявлений и прошений, ведь тогда грамотность среди горского населения составляла лишь несколько процентов.
Однако подобные перспективы не прельщали юного горца. Он решает продолжить учебу  в вузе  и избирает для этой цели главный вуз страны – Императорский Московский университет  (нынешний МГУ).    
С этой целью в июле 1894 г. он  обратился с заявлением к ректору университета, в котором просил его «сделать зависящее от Вас распоряжение о принятии меня на физико-математический факультет, на математическое отделение». Как и полагалось, к заявлению абитуриент Мансуров прилагал и требуемые документы: аттестат зрелости, свидетельство о рождении, удостоверение о принадлежности к высшему сословию мурз, справки о том, что он не принадлежит к податному сословию и не должен отбывать (как горец-мусульманин) воинскую повинность.
Изучив документы Магомет-Гирея, ректор ИМУ наложил резолюцию «Зачислить», и уже в сентябре 1894 г. уроженец ногайского аула стал студентом университета.
В течение трех лет Магомет-Гирей усиленно пытался постичь математические законы и правила, но чем дольше он учился, тем сильнее понимал, что формулы и теоремы – это совсем не то, к чему лежит его душа. Естественно, что при такой ситуации говорить о положительных результатах учебы не приходилось. К тому же в те годы юноша серьезно заболел, в связи с чем был вынужден взять академический отпуск на год.
В своем заявлении от 6 сентября 1897 г. ректору университета М.-Г. Мансуров писал: «Теперь только я убедился в весьма неудачном выборе факультета, который совершенно не соответствует моим природным способностям, вследствие чего не имею положительно никакой возможности с должным успехом продолжать свое образование на этом факультете и успешно удовлетворять требованиям математических наук». В заявлении Магомет-Гирей просил перевести его на юридический факультет как более отвечающий его способностям.  При этом он указывал на тот факт, что отказ в его просьбе будет «тяжелым ударом и большим лишением не только для меня и моих родных, но и для нашего народа, так как из всех народов, живущих на Кавказе, в Кубанской области и принадлежащих к ногайскому племени, один я воспитываюсь в высшем учебном заведении Российской империи за все время утверждения у нас русского владычества».
Просьба первого студента – ногайца была встречена с пониманием, и вскоре он был зачислен на юридический факультет. В течение последующих четырех лет он успешно сдал все зачеты и экзамены и 30 мая 1901 г., в числе лучших выпускников был удостоен диплома первой степени.
Далее Магомет-Гирей успешно работал в различных судебных учреждениях Российской империи, занимая должности от стажера на судебные должности до старшего следователя окружного суда. К 1917 г. он дослужился до чина коллежского советника, соответствующего чину капитана, имел награды.
В период революции и гражданской войны М.-Г. Мансуров, еще в юности сочувствовавший идеям левого толка, стал на сторону революционеров, что повлекло за собой репрессии со стороны белогвардейской администрации. Однако в 1919 г. по настоянию жителей горских аулов Большого и Малого Зеленчуков Магомет-Гирей был назначен председателем местного горского суда.
С установлением Советской власти М.-Г. Мансуров продолжил свою деятельность в судебной системе родного края уже в качестве народного судьи Эльбурганского округа (с мая 1920 г.).
Находясь в этой должности, он проявил себя как активный общественно-политический деятель. Прекрасно ориентирующийся в политической обстановке, человек с большим опытом работы в юридической сфере, Магомет-Гирей понимал, что горские народы должны получить автономию, которую обещала новая власть.
Вот почему, узнав о выделении Карачая в отдельный округ Горской АССР, он стал предпринимать шаги по созданию национальной государственности зеленчукских горцев (адыгов, абазин, ногайцев) также в рамках Горской республики. Но когда данное предложение не было поддержано федеральным центром, Магомет-Гирей стал активным сторонником создания субъекта с более высоким статусом – автономной области Карачая и Черкесии, поддержав идею, которую выдвинул лидер Карачая Умар Алиев. Именно их усилиями, во многом, и состоялась автономия.
М.-Г. Мансуров, уполномоченный жителями округа, выезжал в Москву и Краснодар, добиваясь положительного решения вопроса о горской автономии, проводил съезды в аулах округа, на которых идея объединенной области нашла полную поддержку населения.
Так, собравшиеся 3 ноября 1921 г.  на общее собрание жители ногайского Ураковского аула в постановлении, принятом по итогам доклада М.-Г. Мансурова, отмечали: «Мы единодушно пришли к твердому заключению, что единственной приемлемой для нас формой административного управления является, безусловно, создание автономной области, с центром в Баталпашинске. Причем в состав этой новой Карачаевско-Эльбурганской горской автономной области должны войти карачаевцы, ногайцы и черкесы Большого и Малого Зеленчуков, равно и русские, населяющие чересполосные станицы…».
К концу 1921 г. идея объединенной области в целом получила одобрение со стороны всех народов, населяющих регион. На общем съезде жителей Баталпашинского отдела 26 ноября 1921 г. были приняты основные документы для предоставления во Всероссийский Центральный  Исполнительный Комитет (ВЦИК) РСФСР по вопросу организации области.
Магомет-Гирей Мансуров, единственный из деятелей того времени, обладавший высшим юридическим образованием, несомненно, сыграл важную роль в подготовке данных документов. Учитывая это обстоятельство, участники съезда избрали его в состав делегации, направляемой в столицу для практического воплощения в жизнь идеи  автономии. Возглавил делегацию У. Алиев, который вместе с Айтеком Батчаевым и Шахымом Алиевым представил Карачай, Асланбек Калмыков и Даут Гутякулов, М.-Г. Мансуров – «зеленчукских» горцев, а Яков  Чайкин – русское население.
Прибыв в Москву, делегация провела встречу с руководством страны, которому была передана просьба о создании КЧАО. Правительством эта идея была поддержана, и соответствующее поручение было дано Комиссариату по делам национальностей. В течение нескольких недель были проведены необходимые юридические процедуры, в которых Магомет-Гирей как юрист, скорее всего, принимал участие. 12 января 1922 г. за подписью председателя ВЦИК М. Калинина был издан декрет, объявлявший об образовании Карачаево-Черкесской автономной области и ставший точкой отсчета нового этапа истории народов Верхней Кубани.
Вступивший в свои полномочия 1 марта 1922 г. Карачаево-Черкесский областной ревком во главе с К.-А. Курджиевым в тот же день произвел назначение руководителей областного «правительства». Выбирая кандидата на должность заведующего отделом юстиции, областное руководство вряд ли долго размышляло. Ведь из всех жителей региона лишь Магомет-Гирей Мансуров обладал необходимыми знаниями и опытом работы. К тому же для всех был очевиден его большой вклад в становление самой автономии, ее юридическое оформление. Именно поэтому  1 марта 1922 г. М.-Г. Мансуров  был утвержден руководителем отдела юстиции.
В течение нескольких месяцев существования отдела Магомет-Гирею удалось наладить успешную работу всех подразделений юридической отрасли. Начал функционировать областной советский народный суд, который с 20 марта 1922 г. возглавил родственник Мансурова – Бек-Мырза Крым-Шамхалов, также окончивший юридический факультет Московского университета. Работали службы нотариата, развивалась система адвокатской помощи. Именно при непосредственном участии Магомет-Гирея была проведена подготовка к основанию органов прокуратуры в Карачаево-Черкесии, которые начали действовать уже с осени 1922 г.
В результате государственной реформы отделы юстиции во всех регионах были упразднены, и Магомет-Гирей Мансуров был переведен на работу в областную прокуратуру, где с 10 октября 1922 г. занял должность помощника прокурора. На прошедшем в ноябре 1922 г. первом съезде Советов КЧАО Магомет-Гирей Мансуров был избран членом облисполкома, а также выдвинут в состав делегации на Всероссийский съезд Советов.
В течение следующих двух лет Мансуров принимает активное участие не только в развитии сферы юстиции, но и в других мероприятиях, проводимых облисполкомом, принимает участие в обсуждении и решении социально-экономических и хозяйственных проблем молодой автономии.
Однако уже летом 1924 г. Магомет-Гирей  оставляет свой пост в Карачаево-Черкесии и переходит на работу в Адыгею. Что стало причиной такого решения, доподлинно неизвестно, ведь специалистов такого уровня в КЧАО было чрезвычайно мало, и каждый из них должен был цениться на вес золота. Но дело было наверняка в том,  что в родных местах слишком многим мозолил глаза прокурор, имевший смелость в анкетной графе о происхождении с гордостью  писать: «из мурз Золотой Орды». И это в то время, когда по всей стране господствовал классовый подход во всех вопросах, в том числе и в кадровом.    
В соседней автономии с радостью приняли Магомет-Гирея, который с  22 августа 1924 года работал в должности заместителя областного прокурора и  заведующего областным нотариальным отделом Адыгеи. Правда, со свертыванием НЭПа М.-Г. Мансуров с 1 февраля 1928 г. был переведен на должность нотариуса Адыгейской государственной нотариальной конторы. Вместе с тем с 1929 г. вплоть до своей кончины он принимал участие в  заседании кассационной инстанции коллегии облсуда на правах его члена.
Скончался М.-Г. Мансуров в 1934 г., будучи еще нестарым человеком, от тяжелой болезни, оставив после себя супругу и четыре дочери, потомки которых сегодня проживают в различных регионах России.
В этом году исполняется 140 лет со дня рождения Магомет-Гирея Мансурова, и хочется надеяться, что в рамках мероприятий, посвященных юбилею Карачаево-Черкесии, будет отмечено и его имя, имя человека, стоявшего у истоков создания государственности наших народов, внесшего неоценимый вклад в  ее становление и развитие.  
Ш. Батчаев,
начальник отдела госархива КЧР.

Поделиться
в соцсетях