Верь в себя и свое дело!

2 июня в 11:44
 просмотров

Абдулах Кубанов, как и многие его соплеменники, родился в Средней Азии. В 1958 году, когда ему исполнилось четыре года, семья Кубановых вернулась на родину и поселилась на конзаводе № 168 (сейчас это Карачаевский конный завод).  – Обосновались и сразу же окунулись в сельское хозяйство, потому что и отец, и дед всегда занимались скотоводством, – рассказывает фермер. – В шесть лет я впервые поехал с дядей на пастбища и с этого возраста уже знал, что такое животноводство. Так во мне это и осталось, несмотря на то, что долгое время занимался цеховым производством, когда сельское хозяйство было повсеместно заброшено. Видно, это с генами передается.

Абдулах Кубанов, как и многие его соплеменники, родился в Средней Азии. В 1958 году, когда ему исполнилось четыре года, семья Кубановых вернулась на родину и поселилась на конзаводе № 168 (сейчас это Карачаевский конный завод).  – Обосновались и сразу же окунулись в сельское хозяйство, потому что и отец, и дед всегда занимались скотоводством, – рассказывает фермер. – В шесть лет я впервые поехал с дядей на пастбища и с этого возраста уже знал, что такое животноводство. Так во мне это и осталось, несмотря на то, что долгое время занимался цеховым производством, когда сельское хозяйство было повсеместно заброшено. Видно, это с генами передается.
Школу Абдулах окончил в 1971 году. В армии служил в Москве. Среди сослуживцев было много ивановских ребят, которые и соблазнили поступать к ним. Впоследствии Кубанов успешно завершил очную учебу в Ивановском сельскохозяйственном институте по специальности «ветеринария» и пять лет проработал ветеринаром в Палехе. Там же в хозяйстве была и пасека, с которой все и началось. Однажды Абдулах поехал на курсы повышения квалификации по болезням пчел, заодно получил дополнительную профессию.
 – Страсть к пчелам у меня сразу возникла сильная и непреодолимая, примерно как у курильщика к сигаретам, – Абдулах Магометович шутит, но в этой шутке все 100% истины – пчелы стали его главной страстью на долгие годы. – Это такие притягательные существа, к которым прикипаешь всей душой.
 «Прикипел» к пасеке он надолго. Вернувшись из Палеха домой, пошел зоотехником в пчелосовхоз «Римгорский», где работал целых 17 лет. Все это время его интерес к пчелам только рос. Работая в пчелосовхозе, Кубанов попутно окончил институт пчеловодства в Рязани по специальности «ученый-пчеловод». Пчелохозяйство у него всегда содержалось в образцовом порядке, нареканий от руководства никогда не было – только похвалы.
 По словам Абдулаха Магометовича и полному его убеждению, лучше и чище российского меда в мире нет. Даже Япония в те годы активно закупала в нашей стране этот ценный продукт для собственного потребления. А уж кто-кто, но японцы – точно большие любители правильного питания, трепетно заботящиеся о здоровье.
 С развалом сельского хозяйства пчелосовхоз в Римгорском тоже разорился, и Кубанов ушел в цеховое производство. Затем брат – тогда директор Первомайского маслосырзавода – попросил Абдулаха возглавить запущенный к тому времени совхоз «Учкекенский», чьи отгонные пастбища были расположены рядом с маслосырзаводом на Бийчесыне. Там еще оставалось около ста голов скота молочной породы.
– Начал потихоньку восстанавливать хозяйство, работать с фермерами. Занимался кормопроизводством – заготавливал силос и сено на совхозных полях. У меня агрономом был тогда Борис Алиевич Кубанов, который 40 лет уже трудился в полях и отлично знал всю технологию заготовки кормов. Так вот, в один год мы получили такой рекордный урожай отборного кормового овса, что любо-дорого. Но, увы, сельское хозяйство в начале 2000-ых было на заднем плане, все крестьяне ударились в торговлю, и даже тот супер-овес мы еле-еле продали за копейки.
 РГУП «Племрепродуктор «Учкекенский» тогда подчинялся сразу двум структурам – региональному Министерству имущественных и земельных отношений и Минсельхозу республики. Задолженность по зарплате в принятом Кубановым хозяйстве была порядка восьми миллионов. Все это ему пришлось постепенно «гасить», выводить под ноль. Контору, технику тоже необходимо было восстанавливать. Длилось это семь лет – до 2011 года и было почти непосильной задачей в то время. Все чаще чиновники советовали Абдулаху Кубанову подать документы на банкротство. Понимая, что это неизбежно, Абдулах Магометович со временем так и сделал, а затем взял в аренду поля и занялся собственным хозяйством. По-своему, по-кубановски, – с чувством, толком и расстановкой.
 А очередным этапом деятельности фермера стало овцеводство. Начинал с 300 голов овец карачаевской породы. Сейчас поголовье насчитывает уже более 2000 овец. Порода Абдулаху Магометовичу нравится своей неприхотливостью, устойчивостью к болезням, выход мяса больше, а сама баранина – наиболее вкусная, с малым содержанием холестерина. Идет в дело и шерсть – предприниматель сдает ее на переработку.
 Попутно с развитием нового для него дела развивается и сам фермер – в тонкостях постигает науку содержания, кормления и лечения сельскохозяйственных животных. Как всегда – успешно. Частично помогают субсидии от государства, но в основном все делают сами. Во многом помогают знания, полученные в институте пчеловодства. Абдулах Магометович отлично разбирается в растениях, их полезных свойствах и области применения, что дает хороший бонус животноводу – овцы, питаясь лекарственными травами, здоровы и дают хороший приплод.
– Фермеру никогда не стоит забывать о всех «подводных камнях» сельскохозяйственной деятельности. И мечтать о том, что кто-то взвалит твои проблемы на себя, тоже не стоит, – говорит Абдулах Кубанов. – От неоправданных надежд появляется усталость, которая ведет к безысходности. А это – конец всем успехам, как у земледельца, так и у животновода.
 Семья Кубанова: жена Марзият и четверо сыновей – давно переехала с конезавода сначала в Первомайский, затем – в Учкекен. И хотя почти все сыновья уже разъехались (двое старших – Шамиль и Рамазан – окончили Плехановку, живут в Америке, занимаются сельским хозяйством. Третий сын, Осман, работает менеджером крупной фирмы в Москве), фермер с супругой так и остались в родном Малом Карачае. Есть у Абдулаха еще один сын, Кирилл, – от первого брака еще в Иваново. Они хорошо общаются до сих пор. Сын вырос, тоже окончил Ивановский сельскохозяйственный институт (механический факультет), защитил кандидатскую и сейчас работает в сфере ЖКХ в правительстве.
Занятие овцеводством не стало для Кубанова конечным пунктом. Проблемы с реализацией – главный камень преткновения всех фермеров – толкает на поиски новых видов деятельности.
– Фермер не должен думать, куда реализовать продукцию, – считает Абдулах Магометович. – Иначе пропадает сам смысл занятия сельским хозяйством. Почему нельзя восстановить прежние наработки – когда сельхозпродукты забирались у производителей непосредственно с полей и ферм?
 Он намерен идти и развиваться дальше. В планах – молочное скотоводство, и уже есть первые шаги в этом направлении. Но об этом – пока рано говорить. Пустых бесед Кубанов не любит. К любимому пчеловодству он тоже пока не собирается возвращаться – пасека требует постоянных откочевок и большого кропотливого труда. Помощников для этого маловато, а самому – много мороки. «Но, мало ли… – улыбается Абдулах. – На все воля Аллаха».
Преемником его, видимо, будет младший сын, пока еще старшеклассник. Несмотря на молодость, Ахмат не против продолжения отцовского дела. Любит животноводство и уезжать из родных мест не хочет. Подрастают у Марзият и Абдулаха и трое внуков. Так и живут Кубановы – с верой в свое дело и надеждой на собственные силы.
Лариса НИКОЛАЕВА.
Фото Романа Беженова.

Лариса НИКОЛАЕВА
Поделиться
в соцсетях