Защитник Кавказа

1 августа в 08:14
 просмотров

По жизни таких, как Султан Наскидаев, необходимо сверять учебники истории, которые сегодня – увы, далеки от совершенства и не всегда правдиво отображают эпоху, время, чувства, мысли народа. Участник Великой Отечественной войны, кавалер орденов Славы и Отечественной войны 1 степени и 13 боевых медалей, он особенно дорожит одной наградой. Это – медаль «За оборону Кавказа». Поэтому на склоне лет он поставил себе за правило – хотя бы раз в месяц посетить музей-памятник защитникам перевалов Кавказа в п. Орджоникидзевском, возложить скромный букет гвоздик к Вечному огню, зайти в музей-бункер, чтобы пообщаться с бессменным директором и замечательным экскурсоводом Натальей Кущетеровой, и, присоседившись к экскурсантам, еще раз послушать рассказ об обороне Кавказа.
В один из таких дней, собирая материалы о тех, кто сражался за Кавказ в годы Великой Отечественной войны, мы с фотокорреспондентом Аленой Распутиной и встретились здесь у Вечного огня с Султаном Хаджибекировичем, которого привезла его дочь Лариса.

По жизни таких, как Султан Наскидаев, необходимо сверять учебники истории, которые сегодня – увы, далеки от совершенства и не всегда правдиво отображают эпоху, время, чувства, мысли народа. Участник Великой Отечественной войны, кавалер орденов Славы и Отечественной войны 1 степени и 13 боевых медалей, он особенно дорожит одной наградой. Это – медаль «За оборону Кавказа». Поэтому на склоне лет он поставил себе за правило – хотя бы раз в месяц посетить музей-памятник защитникам перевалов Кавказа в п. Орджоникидзевском, возложить скромный букет гвоздик к Вечному огню, зайти в музей-бункер, чтобы пообщаться с бессменным директором и замечательным экскурсоводом Натальей Кущетеровой, и, присоседившись к экскурсантам, еще раз послушать рассказ об обороне Кавказа.
В один из таких дней, собирая материалы о тех, кто сражался за Кавказ в годы Великой Отечественной войны, мы с фотокорреспондентом Аленой Распутиной и встретились здесь у Вечного огня с Султаном Хаджибекировичем, которого привезла его дочь Лариса.
«А знаете, я ведь до мельчайших подробностей помню, как 2 ноября 1968 года открывали этот мемориал, сколько народу здесь было, молодежи с цветами, как плакали навзрыд женщины, когда военные в гробах несли останки воинов, погибших на Марухском перевале. Это были бойцы легендарной 394-й стрелковой дивизии, которых обнаружили во льдах перевала через много лет. И хотя здесь похоронены бойцы только с Марухского перевала, этот памятник посвящен всем погибшим за Кавказ. Ведь фашисты рвались к грозненской и бакинской нефти, к курортам Черного моря» – говорил старый солдат. И хотя то, что он говорил – понятие уже хрестоматийное, мы внимали ему, потому что этот рассказ звучал из первых уст.
Родом Султан Наскидаев из Северной Осетии, небольшого селения Ахсарисар. Когда началась война, ему было только 16 лет, поэтому повестка на фронт пришла лишь в августе 1942-го. Новобранцы из Осетии пешком добрались до места назначения, и после короткой учебы свое первое боевое крещение рядовой пехоты 806-го стрелкового полка 5-й армии Наскидаев получил под Эльхотовым. «Эльхотовские ворота» – начало освободительной эпопеи Северной Осетии, как и ожесточенная битва вокруг селения Гизель. Тут на обеих сторонах сражались 75 тысяч солдат. Фашистов явно привлекали Эльхотовские ворота, они рассчитывали прорваться к Орджоникидзе и с ходу овладеть им. Враг отлично понимал, что с захватом этого города он приобретет ключ, который откроет широкие возможности для развития наступления на Грозный, Махачкалу и Баку. А кроме того, по Военно-Грузинской дороге через Крестовый перевал на Тбилиси. Отсюда открывался прямой путь к Военно-Грузинской дороге. Гитлеровцы все еще верили, что стоит им выйти в тыл к нашим войскам, как там возникнет паника и рассыплется стройная система сопротивления. Приказ советских командиров для своих солдат был предельно ясным: любой ценой остановить врага и измотать его силы. В одном из боев Наскидаев был ранен и попал в медсанбат, но только лишь затянулись раны – он снова был на передовой.
В январе 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. Германский вермахт постепенно отводил свою хваленую первую танковую армию под командованием фельдмаршала Клейста, стремясь избежать ее окружения из района Моздока, Нальчика, Прохладного в общем направлении на Ставрополь. «Помню, мы брали одну высоту, с первого раза у нас не получилось. Когда предприняли вторую попытку, из 84 наших солдат в живых осталось 18 человек, но Бог меня тогда миловал», – рассказывает Султан.
В то время Наскидаев уже командовал отделением, и когда брали железнодорожную станцию Гуково, он поднял своих солдат в атаку под пулеметно-минометным огнем. Бой был ожесточенный, пехотинцы во главе со своим командиром проявляли чудеса мужества. Наскидаева тогда представили к ордену Славы, но награду он получил лишь в 1975 году в Карачаевском горвоенкомате. «В том бою я получил сильное ранение в лопатку. Пришлось год проваляться в разных госпиталях – в Котельникове, Ростове, Баку. Рана все никак не заживала. Врачи вынесли приговор: ампутировать руку, потому что осколками уже осыпалась кость. Слава святому Георгию Победоносцу – покровителю воинов, в госпитале №13-77 в Баку я попал на операционный стол к замечательному военному хирургу (до сих пор помню ее имя) Людмиле Николаевне Блюмкиной. И она сделала сложнейшую операцию, хотя ее коллеги настаивали на том, что «все равно руке не на чем держаться». По сей день не могу себе простить, что после войны не разыскал свою спасительницу…»
После войны Султан Наскидаев с молодой женой Юлией, выпускницей Пятигорского техникума советской торговли, приехали на рудник Эльбрусский. Потом по заданию райкома партии Наскидаева перебросили на Тебердинский курорт, где он работал начальником снабжения и транспорта. Его всегда ценили за большие организаторские способности и хозяйственную жилку, поэтому часто срывали с насиженных и обжитых мест. Пришлось Султану Наскидаеву поработать и на строительстве Эркин-Шахарского сахарного завода, и на Карачаевском инструментальном. Судьба Наскидаева схожа со многими судьбами востребованных и уважаемых людей старшего поколения, которые определяют лицо общества и страны. Такие люди всегда на переднем крае, и без них немыслим зачин любого дела.
На прощанье 92-летний ветеран войны Султан Наскидаев сказал, словно наказ нам дал: «Я так считаю, кто не любит своих героев, полюбит чужих, и история тому свидетель. И будущее страны зависит от того, как мы сумели воспитать молодежь и как она хранит память о подвигах своих дедов…»

НА СНИМКЕ: Ветеран Великой Отечественной войны, участник

битвы за Кавказ Султан Хаджибекирович НАСКИДАЕВ.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях