Я не изменил своей мечте…

17 января в 12:13
 просмотров

В преддверии Нового года, несмотря на предпраздничную суету, нам удалось почаевничать с ректором Северо-Кавказской государственной гуманитарно-технологической академии Русланом Кочкаровым. Содержание этого неформального разговора мы и предлагаем сегодня вашему вниманию.
МЕЧТА
– Руслан Махарович, в канун Нового года принято загадывать желания. Даже взрослые, не говоря уже о детворе, начинают верить в волшебство и надеяться на чудо, хотя бы маленькое. А о чем вы мечтали, когда были ребенком? Мечтали, к примеру, стать ректором академии?
– Вот ректором точно не мечтал стать. Да и в чудеса как-то в советское время мало мы верили. Мечтал, но твердо знал, что к мечте, как и к любой цели, надо просто идти, не спеша, но уверенно: step by step, шаг за шагом. Ну и мечты, конечно, были о другом, не об административной карьере. (Смеется.) Хотя в этом мире, наверное, ничего нет случайного.

В преддверии Нового года, несмотря на предпраздничную суету, нам удалось почаевничать с ректором Северо-Кавказской государственной гуманитарно-технологической академии Русланом Кочкаровым. Содержание этого неформального разговора мы и предлагаем сегодня вашему вниманию.

МЕЧТА
– Руслан Махарович, в канун Нового года принято загадывать желания. Даже взрослые, не говоря уже о детворе, начинают верить в волшебство и надеяться на чудо, хотя бы маленькое. А о чем вы мечтали, когда были ребенком? Мечтали, к примеру, стать ректором академии?
– Вот ректором точно не мечтал стать. Да и в чудеса как-то в советское время мало мы верили. Мечтал, но твердо знал, что к мечте, как и к любой цели, надо просто идти, не спеша, но уверенно: step by step, шаг за шагом. Ну и мечты, конечно, были о другом, не об административной карьере. (Смеется.) Хотя в этом мире, наверное, ничего нет случайного. Мое знакомство с академией произошло в 1975 году, когда я окончил десять классов. Родился здесь, в Черкесске, учился в восьмой школе. Родители настояли, чтобы я поступал только сюда, тогда это был филиал Ставропольского политехнического института. Хотя с пятого класса я точно знал, кем буду. У меня была заветная мечта – стать военным летчиком. Но в угоду родителям пришлось поступать в политехнический институт, наш филиал. Сдал экзамены. Так получилось, что двойку получать было не с руки, все-таки имелись какие-то, хоть и небольшие, но амбиции, честолюбие не позволило. В общем, я получил «тройки» на четырех экзаменах и добросовестно не прошел по конкурсу. По-честному. Хотя в школе учился хорошо и аттестат у меня, вообще-то, без «троек». Так я не стал студентом филиала Ставропольского политехнического института. Потом уехал в Ставрополь, поступил в летную школу, чтобы воплощать детские мечты. Кто мог подумать в 1975 году, когда я сюда поступал, что мне придется вернуться спустя сорок лет уже в качестве ректора… Видно, судьба, как сказал известный сатирик.
– Читая ваш послужной список, обращаешь внимание на карьерные колебания. Авиационный центр, который предвещал будущее летчика. Потом переход на юридическое поприще – работа в правоохранительных органах, суде. Затем работа в Правительстве республики и, наконец, руководство образовательным учреждением. Как это все сочетается с вашим характером? Ведь вы целеустремленный человек и всегда знаете, чего хотите…
– Я часто общаюсь со студенческой молодежью. Мне представляется, что важной проблемой молодого поколения является несвоевременное формирование стратегической личностной жизненной цели. Мы в свое время уже в школе точно знали ответ на вопрос: кем быть? Тоже смотрели фильмы, читали книги. Интернета, правда, не было, зато мы могли глубже осмыслить видение собственной будущности, в первую очередь профессиональной. К сожалению, сегодня, задавая вопрос студенту-старшекурснику, кем он собирается стать, нередко получаю в ответ многозначительное, глубоко осмысленное… молчание (Смеется.). Лично мое представление о профессии сформировала автобиографическая повесть Ивана Никитовича Кожедуба «Верность Отчизне». Это книга, с которой я ночевал. Она и сегодня сохранилась в моей библиотеке.
Иван Никитович Кожедуб, трижды Герой Советского Союза, был моим кумиром. В книге он описал свой жизненный путь. Это был человек, с которого, как говорили в советское время, надо брать пример. Вот и я строил свою жизнь, беря с него пример.
А книга попала ко мне случайно. Я приехал к бабушке в гости, она ставила на эту книгу, как на подставку, утюг. У книги был толстый переплет, прожженный такой… Я взял ее почитать и с тех пор не расставался с ней. В пятом классе я тогда учился…
А потом к нам в класс пришел военрук Виктор Герасимович Целовальников, летчик в отставке, майор, в парадной форме, красивый седовласый офицер. Вот так и наложилось одно на другое. Потом беседы, уроки военного дела… Закончилось тем, что после фиаско с институтом Виктор Герасимович взял меня за руку и вместе с папой повез поступать в Ставропольское летное училище. Там я сдал экзамены, хорошо сдал, думал, что поступил, и тут комиссия объявляет, что я не зачислен. Оказалось – возраст. В школу-то я пошел с шести лет. В десятом мне исполнилось только шестнадцать, а принимали с семнадцати. Со второго курса должны были начинаться учебные полеты. К этому времени должно наступить совершеннолетие. Так у меня пропал один год. Я пошел работать учеником токаря на ЧЗХМ (Черкесский завод холодильного машиностроения)…
– Наверное, хорошая школа жизни…
– Очень серьезная школа была. Стал токарем второго разряда, потом досрочно – четвертого. Ну а на следующий год поступил в Ставропольский авиационный учебный центр ДОСААФ. Ровно через год после поступления я уже летал над Черкесском на самолете Л-29 (Л-29 «Дельфин» – чехословацкий реактивный самолёт, основной учебно-тренировочный самолёт стран-участниц Организации Варшавского договора). Я уже собирался идти на военную службу, и тут, как сейчас помню, главком ВВС генерал-майор Кутахов издал приказ о том, что высшие учебные заведения страны выпускают пилотов в достаточном количестве и выпускников учебных центров ДОСААФ теперь призывать на военную службу не нужно. Так получилось, что я попал в резерв, пробыв военным летчиком всего лишь два с половиной года. Но успел освоить три типа военных самолетов: Л-29, Ути МиГ-15 и боевой одноместный МиГ-17.
Судьба опять внесла коррективы. Саратов, факультет электронной техники, специальность «гироскопические приборы и устройства». Подумал – буду не рядовым летчиком, стану инженером и летчиком-испытателем, благо специальность оборонная, непосредственно связанная с пространственным ориентированием летательных и космических аппаратов. Однако, пока отучился пять лет, страна начала меняться, трансформироваться. Пошла карьера комсомольского работника, работа в МВД, учеба в Академии МВД и так далее…
– Было ли это изменой мечте?
– Нет, изменой мечте это не было. Хотя я много над этим думал. Прошло много времени с тех пор, как я «отклонился от курса». И вот как-то, случайно проезжая в Ессентуках мимо летного поля, я увидел учебный самолет ЯК-52, который шел на посадку. Проследив направление, я поехал за ним и попал в Ессентукский аэроклуб. Так я снова стал летать. Самое удивительное, что когда сел за штурвал самолета, понял, что навыки никуда не делись, хотя, повторяю, прошло уже много лет. Как говорил заслуженный советский летчик-испытатель Марк Галлай, летать на самолете – это как ездить на велосипеде: если один раз научился, то на всю жизнь. Я стал регулярно посещать аэроклуб и летать. Так я смог вернуться к своей мечте. Но не как к профессиональной деятельности, а как к одному из главных моих увлечений. Опасно? Да! Летать – страшно, не летать – стыдно! (Смеется.) Поэтому редко кого беру на борт и вас особо не приглашаю. Как говорил великий Гете, всех нас подстерегает случай. И с велосипеда можно упасть. На все воля Всевышнего!
– Как понимаю, самолет – это не единственное ваше хобби. А откуда у вас вообще есть время на увлечения, ведь вы руководитель крупнейшего учебного заведения в республике?
– Мне искренне жаль тех, кто жалуется на отсутствие времени для занятий любимым делом, для общения с дорогими и близкими тебе людьми. Я убежден, что отсутствие свободного времени является признаком непрофессионализма, неумения должным образом организовать свою жизнь, в том числе и работу. Когда прихожу на новое место работы, я всецело погружаюсь в дело, разбираюсь в его деталях, познаю его суть. На это может уйти какое-то время, может, год, два. Возглавив академию, я три года практически не вылезал из кабинета, задерживаясь допоздна. Но потом приходит понимание сути ремесла, в данном случае – управленческого, и на дело, которое раньше отбирало восемь часов, уже тратишь только три или четыре. Вот вам и свободное время.

ДЕЛО
– В поисках маркетолога для работы в редакции я встречался со студентами-магистрантами вашей академии. Меня удивило, что большинство ребят уже где-то трудятся, во всяком случае, острой потребности в получении работы у них не было. Трудоустроенность выпускников – это важный, а на мой взгляд, важнейший показатель качества работы любого учебного заведения.
– Конечно. Трудоустройство – это один из критериев эффективности деятельности вуза. Мы отслеживаем этот показатель. Процентов шестьдесят выпускников гуманитарного блока: юристы, экономисты, управленцы и другие – устраиваются на работу сразу по окончании нашего вуза. Программисты мои, процентов девяносто, уже на четвертом курсе трудоустроены, они очень востребованы на нашем рынке труда. Медиков в этом году выпустили 49 человек. Абсолютно все они, сто процентов, устроены. Кто-то в ординатуру поступил, а кто-то сразу пошел работать. Кстати, на первый курс их поступало 92 человека. Так что до выпуска дошла только половина.
– Вы сказали, что до конца курса добралась лишь половина студентов, неужели «халявы» нет?
– «Халявы» нет, я вам честно скажу, «халява» закончилась. Два года назад на государственном экзамене по медицине мы поставили семь «двоек»! Представляете? Проучиться шесть лет в институте и получить «двойку» на экзамене – это революция для нашей маленькой республики! Во всяком случае, для медицинского института. Я помню, лет шесть назад я выпускал юристов в юридическом институте. Из пятидесяти семи выпускников диплом вручил лишь двадцати восьми студентам. Двадцать девять человек получили справки. Так в достаточно короткие сроки нам удалось загнать пресловутую бытовую коррупцию в самый дальний и темный угол.
– Этот поступок характеризует вас как жесткого, принципиального руководителя…
– Это характеризует не меня, а наше правильное отношение к подготовке кадров. Ведь сейчас работодатель, независимо, по каким мотивам он берет человека на работу, делает выбор в пользу квалифицированного специалиста. Даже если трудоустраиваются по знакомству или по другим «весомым» основаниям. (Смеется.) Ведь работу кто-то должен выполнять! Это относится к любой профессии. Тем более если речь идет о профессии врача. Как может неподготовленный человек лечить людей? Это страшно! Как может работать инженер, не имеющий представления об инженерном деле? Как может безграмотный юрист расследовать дело, отправлять правосудие, защищать интересы клиента и т.д.? Упаси Бог попасть к такому «специалисту»!
– Вы заговорили об инженерах, и в голову приходит мысль о том, какой путь проделала академия. Ведь когда-то это был филиал Ставропольского политехнического института, а теперь это многопрофильная гуманитарно-технологическая академия. Это даже больше, чем университет!
– В 2012 году, когда я возглавил академию, была непростая ситуация: преподаватели получали мизерную зарплату, был страшный недобор на бюджетные места, не говоря о внебюджетных. Следствием недобора стало пропорциональное сокращение бюджетного финансирования. За пять лет мы недополучили более чем 100 миллионов рублей! В таких условиях необходимо было кардинально перестраивать работу вуза. Пришлось учиться зарабатывать самим. За пять лет нам удалось внебюджетную составляющую доходов вуза увеличить более чем в пять раз. Однако и этого недостаточно. Чтобы академия обрела финансовую устойчивость, внебюджетные доходы должны еще увеличиться минимум в два раза.
Тем не менее нам удалось поднять заработную плату преподавательскому составу. Средняя зарплата у нас составляет более 35 тысяч рублей. Заведующий кафедрой получает 40-50 тысяч. Если он доктор наук и того больше. Хорошая зарплата позволяет привлекать квалифицированные кадры. Мы располагаем неплохой базой для прохождения производственной практики. В этом году запускаем собственный медицинский симуляционный центр. Теперь выпускники-медики смогут получать аккредитацию, без которой невозможно работать в медицинском учреждении, на месте. Жесткий контроль за качеством обучения, повышенные требования к студентам и преподавателям позволили переломить ситуацию и поднять авторитет вуза в целом. В этом учебном году почти половина выпускников средних школ республики предпочли учиться в родной академии, а не выезжать куда-либо. Это самый объективный показатель возросшего авторитета вуза.
Сегодня мы даем возможность нашим юношам и девушкам получить приличное образование, не выезжая из Карачаево-Черкесии. С одной стороны, это удобнее, элементарно дешевле для студентов и их родителей, а с другой стороны, после окончания академии ребята остаются жить и работать у себя дома. Это важно для демографии и для обеспечения региональной экономики собственными трудовыми ресурсами. Таким образом решаем общегосударственные проблемы.
– Как выстраиваете отношения с преподавательским составом?
– Откровенно говоря, мне импонируют люди с определенными амбициями. Нравятся люди, неравнодушные к делу, которым занимаются, те, кто постоянно находится в творческом поиске, занимается собственным развитием. В академии таких людей немало. Регулярно приглашаем специалистов высокого уровня из других регионов. Вовлекаем в образовательный процесс именитых земляков. Одного даже удалось переманить из Австрии. (Смеется.) Это профессор, доктор наук Далхат Мурадинович Эдиев. Случайно, два года назад, он зашел в родную академию поздороваться и через полгода, уже вместе с семьей, вернулся из Австрии на свою малую родину. Сейчас он уже в должности проректора по науке и международной деятельности. Специалист мирового уровня по демографии, в совершенстве владеет английским языком и сегодня продолжает читать лекции в Венском университете, в МГУ, выступает с докладами в Японии, США, других странах. Кстати, вот и сейчас его нет на работе. (Смеется.) В командировке в Вене. Вот с таких земляков и надо нынешним молодым людям брать пример, глядя на них, формировать свое успешное будущее. Нужно твердо знать, что все – в твоих руках.
Чтобы быть на уровне, не надо замыкаться, нужно быть открытым для новых знаний, новых технологий. Для вуза, для преподавательского состава общение с коллегами особенно важно. С этой целью подписали соглашение о сотрудничестве с одним из старейших европейских учебных заведений – Римским университетом Сапиенца. Этим летом подписаны сетевые соглашения о сотрудничестве с Саратовским техническим университетом им. Ю.А. Гагарина (это моя альма-матер), с Саратовским медицинским институтом и Саратовской юридической академией. В планах – заключение соглашений с вузами Турции, Австрии и т.д.
– Чем определяется «ассортимент» специальностей, которым обучают в академии?
– Тут во главе угла лишь одно. Специалисты, которых мы готовим, должны быть востребованы на рынке труда. Мы внимательно следим за конъюнктурой. Повысили требования к уровню образования работников правоохранительных органов? Мы лицензировали специальность «правоохранительная деятельность». На стадии завершения строительство современной республиканской детской больницы и остро встал вопрос нехватки детских врачей? Мы открыли специальность «педиатрия». Идет активное развитие туристического кластера? Мы готовы предложить подготовку специалистов по дизайну. Недавно Глава республики указал на необходимость восстановления в республике садоводства. Мы переориентировали кафедру агрономии на требования партнеров-производителей и уже сотрудничаем со специалистами из Сербии и Молдовы. Уже сегодня мы готовим агрономов, специалистов по переработке сельхозпродукции, которые осваивают азы профессии, причем не только сидя в аудитории.
По Интернету гуляют упреки, мол, ректор Кочкаров кукурузу выращивает. На наших полях мы не просто кукурузу выращиваем, а растим высококлассных специалистов, которых так не хватает нашей республике. Кстати, средняя урожайность кукурузы в стране – 40-50 центнеров с гектара. А на наших лучших опытных полях в 2017 году урожайность доходила до 80 центнеров! Опять же доходы в бюджет академии существенные. Мои агрономы в текущем году при содействии фирмы-партнера «Хаммер» побывали у коллег в столице Сербии, в Белграде, где в течение недели изучали передовые технологии выращивания этой сельхозпродукции. Там показатели на уровне 150-180 центнеров с одного гектара! Вот к чему должна стремиться аграрная отрасль нашей республики, поскольку климатические условия у нас самые оптимальные для достижения таких высоких результатов. И мы освоим эти технологии, а затем порекомендуем их нашим сельхозпроизводителям.
– С недавнего времени городской пейзаж Черкесска оживился стайками смуглолицей молодежи, похожей на персонажи болливудских фильмов. Это ваши кадры?
– Да, у нас в мединституте начали учиться ребята из Индии. Более ста сорока человек. Кроме индусов у нас учатся туркмены и граждане других стран ближнего зарубежья. Сразу отмечу, что все иностранцы учатся исключительно на коммерческой основе. Бюджетные места – только для российских граждан.
– Почему они едут именно в Карачаево-Черкесию? Демпингуете?
– Нет, стоимость обучения не самая низкая, по отдельным специальностям – выше московских вузов. Поэтому берем в первую очередь тем, что наша республика позиционируется как одна из самых спокойных, безопасных для пребывания иностранцев. Это, конечно, в первую очередь заслуга руководства республики и силовых ведомств, которые добились в этом направлении заметных позитивных результатов. Ну и, конечно, качество образования на уровне.

ПЛАНЫ
– Какие планы строите на 2018-й?
– Мои ближайшие профессиональные планы связаны с академией. В этом году будут проходить выборы ректора. Ректорские выборы в 2013 году были сложные. Прошел тогда с совсем небольшим перевесом. Но, считаю, многое удалось сделать, многое начато, но не все завершено. Пять лет – и много, и мало. Поэтому планы есть, буду баллотироваться на второй срок, чтобы завершить начатое. Если коллеги, конечно же, доверят. А там – на все воля Всевышнего…

НА СНИМКЕ: Ректор Северо-Кавказской государственной

гуманитарно-технологической академии Руслан КОЧКАРОВ.
Фото Алены РАСПУТИНОЙ.

Евгений КРАТОВ
Поделиться
в соцсетях