Быть на коне

30 января в 08:27
7 просмотров

Руслану Эркенову, конезаводчику, руководителю личного подсобного хозяйства «Къарча» из села Коста Хетагурова, 36 лет. Обычно об этом возрасте принято говорить «уже» или «ещё». И в эти слова мы вкладываем особый смысл – всё зависит от степени состоятельности и успешности человека. Если он ничем не проявил себя – не нашёл призвания, дела всей жизни, не создал семьи и, как следствие, не родил сына и не посадил дерева, то мы бросаем ему, как спасательный круг, это подающее робкие надежды «ещё». Однако мой герой вполне состоялся как личность, и его судьбе можно позавидовать. Но об этом – позже.

Руслану Эркенову, конезаводчику, руководителю личного подсобного хозяйства «Къарча» из села Коста Хетагурова, 36 лет. Обычно об этом возрасте принято говорить «уже» или «ещё». И в эти слова мы вкладываем особый смысл – всё зависит от степени состоятельности и успешности человека. Если он ничем не проявил себя – не нашёл призвания, дела всей жизни, не создал семьи и, как следствие, не родил сына и не посадил дерева, то мы бросаем ему, как спасательный круг, это подающее робкие надежды «ещё». Однако мой герой вполне состоялся как личность, и его судьбе можно позавидовать. Но об этом – позже.
С первых же минут встречи с этим молодым статным человеком в его дворе, где он вёл под уздцы пару прекрасных вороных коней, появилось ощущение дежавю: где же я видела эти серые выразительные глаза, мягкую учтивость в общении, особо оттеняющую его внутреннюю силу и мужественность облика? И только когда он назвал своё отчество, всё стало на свои места.
Разумеется, передо мной был сын Анзора Эркенова, одного из лучших ветврачей Карачаевского района, который в 80-е годы работал во 2-м отделении совхоза «Кумышский», находившемся на территории Коста Хетагурова. Это был высоко порядочный, интеллигентный человек, обожавший лошадей и слывший в округе искусным наездником. С ним я виделась почти ежедневно, как и с другими главными специалистами 2-го отделения. Дело в том, что в те годы один этаж сельского ДК по-соседски делили две библиотеки – сельская и районная детская, где я работала заведующей, и кабинеты работников совхоза. И, разумеется, эти самые работники были записаны и в обе библиотеки, и в читальный зал. А когда раз в месяц с животноводческих точек в отделение с отчётами наведывалась толпа заведующих фермами и чабанскими точками, механизаторов, фуражиров, в ожидании своей очереди они обычно коротали время в библиотеках. Словом, мы дружили и, наверное, лучше всех сельских культработников разбирались как в географии летних и зимних кошар животноводов, так и в специфических терминах, таких как «кормовая единица на каждую фуражную корову»…
Помню своё потрясение от впервые прочитанной повести Муссы Батчаева «Элия», где речь идёт о драматичной судьбе прекрасной лошади. Ветврач Анзор Эркенов после прочтения «Элии» сказал: «Придёт время, я уверен, и у моего сына появится свой конный двор, где он будет содержать столько лошадей, сколько душа пожелает». Он твёрдо стоял на земле и всегда отвечал за свои дела и поступки, и мы, знавшие его, были уверены, что Анзор доживёт до глубокой старости в окружении счастливого семейства и внуков. Но остался неразгаданным многоточием его трагический уход, когда Анзора Эркенова не стало в результате аварии на трассе, когда он спешил на центральную усадьбу совхоза в аул Кумыш. Он оставил добрый след в памяти аграриев и всех, кто его знал. А в его семье, где малолетних троих детей поднимала рано овдовевшая Лидия Эркенова, навсегда сложился культ отца, сопровождавший их жизненный путь.
Руслану было всего шесть лет, когда он лишился отца, но он, единственный сын, росший с двумя сестрёнками, осознавал своим детским чутьем – именно ему быть опорой дома. Главной составляющей его характера изначально выковалась самостоятельность суждений, решений, поступков. После окончания школы он легко поступил в Московскую государственную финансово-юридическую академию и, получив диплом, ещё лет на пять задержался в столице. Прельщали работа менеджера в иностранных фирмах и компаниях, возможность набраться опыта и повысить квалификацию. Поэтому он старался вникать во все нюансы отечественной и зарубежной экономики, инвестиционной политики, экспорта и импортозамещения. И поскольку молодой человек знал, что с накопленными знаниями обязательно вернётся на родину и попробует свои силы в организации собственного дела, непременно связанного с фермерством, Руслан Эркенов попутно изучал как бы со стороны ситуацию в аграрном секторе страны.
«Я пришёл к выводу: не может и не должно быть единой аграрной политики даже в рамках одного региона, – делится мыслями Руслан Анзорович. – К примеру, в той же Новосибирской области, где 30 районов, должно быть 30 аграрных политик. То же самое – и в нашей Карачаево-Черкесии с её горными, предгорными и степными территориями».
Вернувшись домой в 2009 году, Руслан для начала решил завести лошадей карачаевской породы. В детстве и юности, бывая в Архызе у родственников отца, он освоил науку верховой езды, познакомился с лучшими коневодами, открыл для себя историю и эволюцию развития элитных жеребцов-производителей, ведущих линию от вороного коня, легендарного Даусуза, 1922 года рождения, давшего жизнь славному потомству. В настоящее время в карачаевской породе на базе линии Даусуза возникают новые, наиболее ценные родственные группы. Сохраняя лучшие черты Даусуза, его потомки приобрели более крупный рост при изяществе и сухости ног с крепким копытным рогом, что способствует чёткости и твёрдости шага как во время прогулок по равнинной местности, так и при подъёме на гору.
– Я не перестаю восхищаться поистине самоотверженностью учёного кафедры коневодства Тимирязевской сельхозакадемии Вадима Парфёнова, много сделавшего для восстановления карачаевской породы лошадей, утраченной в годы депортации, – говорит Р. Эркенов. – Это и комиссионные бонитировки животных на местах, и исследование первичных документов, и создание новых племенных ферм. Они вместе с Клыч-Герием Урусовым, ведущим специалистом по коневодству КЧР, к которым присоединились руководители коневодческих хозяйств, учёные и просто энтузиасты, негласно передали нам, молодому поколению коневодов, бесценную эстафету – породистых красивых верховых лошадей, одну из визитных карточек нашей республики, без которых туризм потерял бы свою изюминку. При том конный спорт приобретает всё больше поклонников. Для современного человека верховая езда – один из способов снять стресс, сбросить лишний вес: фитнес на лошади – это настоящий кайф! Я уже не говорю о том, что карачаевская лошадь незаменима для ведения горного животноводства.
…Знакомясь с конным хозяйством Руслана Эркенова, смахивающим на американское ранчо, вдыхаю аромат сена, конский дух, что живёт в подпругах, сёдлах, серебряной узде. Из денников периодически доносится перебор копыт и ржание лошадей, ожидающих своего выхода в свет. Селекционной работой, отбором лошадей на научной основе хозяин конюшни занимается вплотную уже несколько лет. За опытом ездит к высоким профессионалам в этой области, много читает специальной литературы по коневодству. Вновь и вновь обращается к научным трудам Вадима Парфёнова. Он хорошо освоил одну истину: быть всегда на коне и в прямом, и в переносном смысле – это большая ответственность и жертвенность, ведь взваленные на себя обязательства ты должен выполнить самолично, и никто лучше тебя этого не сделает…
Любуюсь грацией вороных жеребцов Джантугана и Даура, чей черёд выйти на прогулку с хозяином по полю бывшего аэродрома, что начинается с сельской околицы. Хотя какая сейчас «околица», когда город уже вплотную подступил к селу… Руслан Эркенов с энтузиазмом рассказывает о том, что в последние годы молодёжь республики и люди среднего поколения, а за ними и школьники всерьёз увлекаются конным спортом, что способствует оздоровлению нации, укреплению дружеских связей, возрождению традиций отцов и дедов. Всадники устраивают массовые конные прогулки по таким маршрутам, как Коста Хетагурова – Теберда, Карачаевск – Зеленчукская, многие одеты в этнические кавказские костюмы.
– Такой вид популяризации лошадей карачаевской породы оказался на поверку очень эффективным, – отмечает Р. Эркенов. – С нами катаются, к примеру, глава администрации станицы Красногорской Николай Бахтин, друзья Мухамед Сидаков из Хабеза, Валерий Коков из Псыжа, Батыр Матакаев из Адиль-Халка, к нам на тусовки приезжают конники из Ингушетии и Дагестана.
В планах Руслана – доведя число конематок до полусотни, создать генофондное фермерское хозяйство. Дома у него прочный тыл: мама, красавица-жена Аминат, по профессии врач-терапевт, трое детей: Алия, Мухаммат и Сальма. Кстати, трёхлетний наследник уже уверенно держится на лошади – как же тут не вспомнить о генах…

НА СНИМКЕ: Руслан ЭРКЕНОВ с любимыми питомцами – жеребцами Джантуганом и Дауром.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях