Уметь зажечь свой костер…

7 февраля в 10:45
11 просмотров

В конце декабря ушедшего года исполнилось 85 лет Аубекиру Наныковичу Узденову, заслуженному учителю России, свыше 50 лет проработавшему директором Карт-Джуртской школы. Он отличник народного образования СССР, отличник народного просвещения РСФСР, народный учитель КЧР, чье имя занесено в энциклопедию «Лучшие люди России». Без натяжки можно сказать: добро, благородство, любовь к детям, верность призванию, непрерывное самосовершенствование возвели его на олимп педагогического мастерства.
…В юности Аубекир Узденов мечтал стать военным летчиком. Однако не сложилось – в Чуйском районном военкомате Джамбульской области, узнав, какой Аубекир национальности, ему сразу сурово сказали: «Ждет тебя другое училище, не летное, а ремесленное.

В конце декабря ушедшего года исполнилось 85 лет Аубекиру Наныковичу Узденову, заслуженному учителю России, свыше 50 лет проработавшему директором Карт-Джуртской школы. Он отличник народного образования СССР, отличник народного просвещения РСФСР, народный учитель КЧР, чье имя занесено в энциклопедию «Лучшие люди России». Без натяжки можно сказать: добро, благородство, любовь к детям, верность призванию, непрерывное самосовершенствование возвели его на олимп педагогического мастерства.
…В юности Аубекир Узденов мечтал стать военным летчиком. Однако не сложилось – в Чуйском районном военкомате Джамбульской области, узнав, какой Аубекир национальности, ему сразу сурово сказали: «Ждет тебя другое училище, не летное, а ремесленное. Путь тебе в летчики заказан». Но и в ФЗУ (фабрично-заводское училище) Аубекир не попал – парня отстоял завуч школы, в которой Узденов снискал себе славу лучшего математика.
Аубекиру по плечу было решение самых сложных алгебраических уравнений и тригонометрических задач, причем познания его выходили далеко за пределы школьных учебников по математике и физике. Точные науки предполагают прежде всего логику и не терпят бессмысленной зубрежки, лишним подтверждением этому служат слова французского математика прошлого века Пуанкаре: «В математике нет символов для неясных мыслей».
Скорее всего, склонность к точным наукам, тяга к просвещению у Аубекира Наныковича была заложена в генах: блестящими учителями математики в разных школах Карачая еще до выселения работали его дяди, братья отца: Салих, Сагит, Захид Узденовы. А прадед Аубекира – имам Карачая, раис-эфенди Алиса Узденов в XIX веке в Карт-Джурте открыл первое медресе. Там учились и находились на полном пансионе дети Карачая, Кабарды, Дагестана. Здание же медресе было построено из благочестивых побуждений другим прадедом Аубекира – известным меценатом Юнусом-хаджи Боташевым. Его дочь Сапрахан Боташева, бабушка Аубекира Наныковича, была первой учительницей в Карачае, владеющей несколькими языками. Благодаря своему подвижничеству, тяге к просвещению своего народа она открыла у себя дома школу для девочек…
Так или иначе в Чуйском районе Казахской ССР сразу в двух школах срочно требовались учителя математики, и поскольку специалистов не нашлось, в отделе образования, где были наслышаны о талантливом выпускнике Узденове, выбор пал на него. Так после ученической скамьи он становится учителем математики одновременно в школах станицы Новотроицкой и кишлака Амангельды, расстояние между которыми было три километра. Наныку Узденову пришлось приобрести для сына лошадь, чтобы тот поспевал на занятия.
Аубекира всегда отличала активная жизненная позиция, и вокруг него присутствовала особая аура притягательности. Работа в двух школах, заочная учеба в учительском институте, многочисленные комсомольские нагрузки молодежного вожака – в трудах и хлопотах пролетали годы и рос авторитет. В Казахстане Аубекира приняли кандидатом в члены КПСС, и рекомендации он получил от самых уважаемых людей Чуйского района. После знаменитого XX съезда партии в 1956 году, развенчавшего культ личности Сталина и осудившего репрессии против целых народов, вздохнули свободно и карачаевцы. Был полон радужных надежд и Аубекир, но с первыми эшелонами возвратиться на родину ему не удалось. В райкоме партии талантливого учителя и незаменимого комсомольского вожака убедительно попросили задержаться еще на один учебный год…
Однажды, в весеннюю страду Аубекир, как организатор комсомольского соцсоревнования, всю ночь пробыл с пахарями одного из колхозов, наблюдая, как «обчинали» загон. Один из пахарей прошел в противоположный конец загона – пахотного участка и зажег в ночи костер. Другой, на тракторе, поехал на этот огонь, и борозда вышла как натянутая прямая черная стрела. «У каждого в жизни должен быть впереди такой вот костер, который помогает идти прямо, не сбиваясь с дороги, к большой и светлой цели», – подумал он тогда…
Вернулся Аубекир Узденов в родной Карт-Джурт в 1958 году, где сразу же был назначен завучем школы, а через два месяца стал директором. Одновременно он поступил на заочное отделение физмата Ставропольского пединститута и успешно его окончил. Школа была семилетней, размещалась в нескольких постройках начала XX века. А когда в 80-х годах началось строительство новой средней, директор стал и негласным прорабом, ревностно следя за качеством проводимых работ. У школы под его руководством были разбиты большой сад, внушительный опытный участок, построены теплицы.
…Приезжая не раз в Карт-Джуртскую школу в бытность его директором, всегда отмечала, как воспитаны здесь дети. Во время перемен никто никого не сбивал с ног, бегая по коридорам, со всех сторон раздавалось подчеркнуто-вежливое «Здравствуйте!» Здесь за все 50 с лишним лет руководства школой Узденовым не было «трудных» детей, а он на сто процентов знал, что никто из его старшеклассников не курит и его не ослушаются даже за забором или в подворотне. Авторитет директора – в личном примере и в его моральном праве требовать. В небольшом ауле, где жизнь каждого на виду, много родни и человеческие судьбы донельзя прозрачны, твои совесть и человеческие качества как на рентгене…
Каждую школу можно назвать государством в миниатюре, которая развивается и живет своим индивидуальным образом. В «государстве» Аубекира Наныковича был лучший в Карачаево-Черкесии и на Ставрополье опытный участок, где в больших количествах выращивали зелень, овощи, картофель. Здесь вырастала прямо сказочная тыква, словно созданная для того, чтобы превратиться в карету, и, как в стихах, »бесшумными взрывами всходил горох на грядах».
Как-то, показывая мне свои владения, Аубекир Наныкович признался: »Я очень люблю эту землю – по весне сырую, рыхлую, и зелень, когда она только начинает пробиваться. Сельские школьники должны быть садоводами и огородниками и заниматься сельским хозяйством под присмотром учителей по науке, знать цену своему труду и кормиться плодами своего труда»…
«Главным агрономом» школьного опытного участка в те годы была учительница начальных классов Салима Каракетова, она же возглавляла школьную бригаду. И читая дневники опытного участка с описанием опытов и их заумные названия, к примеру «Влияние яровизации сахарной свеклы на время появления всходов и урожайность», невольно думала: как бы возликовал дедушка Мичурин, если бы увидел, какие у него замечательные последователи в старинном горском ауле…
Почти с момента получения первого урожая школьный участок стал бесплатно кормить школу. Поддержав почин, мясом школьную столовую стал снабжать тогдашний директор совхоза имени О. Касаева Али Чотчаев. Крупу, муку и прочую бакалею школа стала закупать на деньги от продажи излишков овощей и картофеля. Потом уже за картджуртцами последовали Хурзукская и Учкуланская школы.
Ветеран труда, бывшая заведующая Карачаевским роно Мария Токова (Кочкарова) вспоминает: «Для нас Аубекир Наныкович являл собой знаковую фигуру – как говорится, вышел всем: и умом, и статью, и природным обаянием. Он поистине украшал собой президиумы собраний. За внешним лоском и представительной внешностью скрывались глубокая порядочность и внутреннее достоинство, то, что на кавказских языках емко именуется «намыс».
…Первого сентября 2010 года он, как обычно моложавый, подтянутый, в элегантном костюме, вышел на праздничную линейку. Тепло поздравив детей, коллег, родителей с началом нового учебного года, А. Узденов объявил о своем намерении уйти на заслуженный отдых. И, безусловно, при этом сообщении у многих и взрослых, и учащихся на глаза навернулись слезы. Ведь за 52 года его директорства уже несколько поколений не могли себе представить школу без любимого и уважаемого Учителя, без его интересных уроков и «эпохальных» педсоветов, на которых рождались интересные идеи и планы мероприятий, оживлявших жизнь аула… Тогда-то, на линейке, он объявил, что своим преемником хотел бы видеть своего бывшего ученика, учителя математики Локмана Биджиева.
– Безусловно, хотя с той знаменательной линейки прошло семь с половиной лет, я по сей день живу с ощущением, что это было вчера, – признается директор Карт-Джуртской СОШ им. У. Алиева Локман Биджиев. – Аубекир Наныкович как бы незримо присутствует среди нас, и все его советы, рекомендации неукоснительно выполняются. Самое главное – они и сегодня не теряют актуальности, потому что ориентированы на личность ребенка, согласно требованиям государственного образовательного стандарта. Мы продолжаем опытническую работу, бережем и приумножаем наш сад, все так же плодоносит огород, и школьная столовая бесплатно кормит нас. Я к тому же, как и весь наш педколлектив, с благодарностью вспоминаю мою бывшую классную руководительницу, прекрасного математика, отличника образования РФ, супругу Узденова, Разиму Балуаевну, 40 лет отдавшую школе. Собственно, благодаря чете Узденовых долгие годы наша школа являлась центром подготовки лучших математиков автономной области. В 1965-1970 гг. Карт-Джуртская средняя школа была занесена на Ставропольскую краевую Доску Почета. Узденовы являют образец достойной интеллигентной пары, на которую равняется все Учкуланское ущелье.
Аубекир Наныкович и Разима Балуаевна вырастили троих достойных сыновей: Таусолтан – ректор КЧГУ им. У. Алиева, Али-Мурат – фермер, Солтан-Мурат, к сожалению, после аварии прикован к инвалидной коляске, но оптимизма не теряет. В этой дружной семье не в чести раскисать и опускать руки. Подрастают шесть внуков, и в выходные дни, когда все собираются в родовом гнезде в Карт-Джурте, как это и положено, сначала подходят к отцу и деду: «Салам, аття!» И в эти минуты перед главой семейства равны все, независимо от статуса и возраста. Как тому и положено быть в родительском доме…

НА СНИМКЕ: Переходящее Красное знамя у директора Карт-Джуртской школы, 1987 г.
Фото из семейного архива.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях