Память нетленна…

26 февраля в 08:23
 просмотров

В Севастополе немало памятников защитникам и освободителям города, но среди 240 имен Героев Советского Союза, увековеченных на двух стелах из розового гранита, нет имени героя, водрузившего красный флаг над Севастополем. Его звали Ажу Есауович Канаматов. Он умер в 1992 году, так и не получив Золотую Звезду Героя, к которой был представлен в 1944-м.
Уже 7 ноября 1941 года вышла «Директива Военному Совету Черноморского флота о непременном удержании Севастополя» адмирала Н.Г. Кузнецова. За хладнокровием и стойкостью военачальника сложно не заметить тревогу: «…Вашей главной задачей является удержать Севастополь до крайней возможности. Мне непонятна нотка безнадежности в отношении Севастополя. Севастополь можно и нужно защищать».
Его и в самом деле обороняли до крайней возможности. 4 июля 1942 года западная пресса, понимая, что силы защитников города иссякли, рассыпалась в комплиментах погибшим бойцам: «Севастополь стал синонимом безграничного мужества…»

В Севастополе немало памятников защитникам и освободителям города, но среди 240 имен Героев Советского Союза, увековеченных на двух стелах из розового гранита, нет имени героя, водрузившего красный флаг над Севастополем. Его звали Ажу Есауович Канаматов. Он умер в 1992 году, так и не получив Золотую Звезду Героя, к которой был представлен в 1944-м.
Уже 7 ноября 1941 года вышла «Директива Военному Совету Черноморского флота о непременном удержании Севастополя» адмирала Н.Г. Кузнецова. За хладнокровием и стойкостью военачальника сложно не заметить тревогу: «…Вашей главной задачей является удержать Севастополь до крайней возможности. Мне непонятна нотка безнадежности в отношении Севастополя. Севастополь можно и нужно защищать».
Его и в самом деле обороняли до крайней возможности. 4 июля 1942 года западная пресса, понимая, что силы защитников города иссякли, рассыпалась в комплиментах погибшим бойцам: «Севастополь стал синонимом безграничного мужества…»
Страдания, перенесенные Севастополем в период гитлеровской оккупации, были ужасны. 1 июля 1942 года, ворвавшись в город, оккупанты начали расстреливать и вешать советских людей.
От здания гестапо систематически на Куликовое поле уходили машины с людьми, которых увозили на расстрел. Все мужское население района было собрано фашистами на площади III Интернационала и угнано в концлагеря. На второй день оккупации немецкие бандиты издали приказ: всем евреям нашить на спине и рукаве белые звезды и, собрав их на стадионе «Динамо», увели на Куликовое поле, где и расстреляли в противотанковом рву. Всех детей, оставшихся без родителей, немцы собрали в так называемые «детские дома», а стариков в «инвалидные дома» и увезли их неизвестно куда. Северный район г. Севастополя был превращен немецкими грабителями в груды развалин. Уцелевшее население было изгнано, имущество вывезено в Германию, а район был превращен в запретную зону.
…Почти два года немецко-фашистские громилы хозяйничали в Севастополе, измывались над мирным населением, цветущий Корабельный район превратили в руины. Полностью разрушили все предприятия, школы, исторические памятники обороны Севастополя 1854-1855 гг… И только пережив мысленно вместе с севастопольцами хотя бы часть мучений, выпавших на их долю, можно почувствовать, как они ждали своих освободителей.
У фашистов же были особые планы на Севастополь и Крым. В начале 1944 г. командование вермахта рассматривало Крымский полуостров как краеугольный камень восточного фронта. Оно было крайне заинтересовано в рудных запасах Керчи, богатых хлебных районах и виноградниках южного берега Крыма, в севастопольской промышленности. К тому же Крым был стратегически важен в качестве прикрытия балканского фланга 3-го рейха и важнейших морских коммуникаций.
Генерал Грюнер выразил настроения, царившие в вермахте, одной фразой: «Русские удерживали Севастополь 8 месяцев, мы будем удерживать его 8 лет». Это не было пустой бравадой. В начале апреля 1944 г. командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Енекке заявлял: «Крым на замке. В мире нет еще такой силы, которая была бы способна прорвать укрепления на Перекопе и Сиваше…».
Наши военачальники понимали: освободить Крымский полуостров будет трудно. Гитлер высказался недвусмысленно: «Удерживать Севастополь во что бы то ни стало». Учитывая то, что германским войскам по воздуху и по морю постоянно подбрасывались подкрепления, нашим освободителям требовалось проявить чудеса героизма, чтобы отбить у врага черноморскую крепость.
Перед штурмом Севастополя наступавшим в первых рядах была оказана честь нести и водрузить на Сапун-горе и зданиях города победные знамена и военно-морские флаги. Разведывательный взвод лейтенанта Головни славился смелостью и отвагой. Этот взвод первым перешел вброд Сиваш. Именно этому взводу командир 953-го стрелкового полка поручил первым проникнуть в занятый фашистами Севастополь и на самом высоком здании водрузить долгожданный красный флаг, чтобы славное штурмовое знамя вдохновляло советских воинов.
Илья Поликахин, Герой Советского Союза, боец взвода разведчиков 257-й дважды Краснознаменной Сивашской дивизии, вспоминал: «…Нас всего пятеро… Немцы осторожно высовываются из своих укрытий и начинают продвигаться к дому. Их достаточно, чтобы убить нас с Павликом Кириченко, убить и Головню, и Гунько, и Ажу Канаматова…».
Спустя многие годы, И. Поликахин писал: «Я хорошо знаю Ажу Канаматова, поскольку мы с ним служили в 953-м стрелковом полку 51-й армии. 9 мая 1944 г. мы, группа бойцов, во главе с лейтенантом Михаилом Головней, по заданию командования полка с боями, подавляя огневые точки противника, прорвались к центру г. Севастополя и водрузили знамя на здании морской метеостанции.»
Газета «Знамя Победы» за 14 мая 1944 г. Всего несколько строк из статьи младшего лейтенанта Казбека Бтемирова «Бои за Знамя», и события давно минувших дней начинают оживать: « – Отец, отец! Скажите нам, где здесь самое высокое здание? – окликнул коммунист Канаматов старика, показавшегося из укрытия. – Вот оно, вот, – старик указал на здание Морской метеослужбы и обнял разведчика. – Сынок мой милый!..
– Как же взобраться? – осматривая дом, сказал Илья Поликахин.
– На Сапун-гору залезли, и на дом взберемся, – ответил Канаматов.
И, хватаясь за карнизы здания, за торчащие камни, Ажу Канаматов, а за ним лейтенант Головня быстро залезли на крышу здания.
Дуновение с моря развернуло красное полотнище.
Немцы взбесились. Они открыли по флагу сильный артиллерийский и минометный огонь. До 50 фашистов бросились к зданию. Комсомолец Николай Гунько, лейтенант Головня и Канаматов начали крестить гитлеровцев очередями автоматов, рядовые Кириченко и Поликахин расстреливали бандитов в упор. За этот подвиг Ажу Есауович Канаматов был представлен к званию Героя Советского Союза. Однако буквально через три дня после водружения знамени он был демобилизован и отправлен в Среднюю Азию по неизвестным для нас причинам».
Как можно такое забыть? Какая разница, сколько лет прошло?
Еще до этого, в бою 27 января 1944 г., помощник командира взвода автоматчиков 3-го стрелкового батальона 953-го стрелкового полка 257-й Краснознаменной стрелковой дивизии старший сержант Ажу Канаматов в окрестностях села Уржин Красноперекопского района Крымской АССР занял выгодный рубеж и умело расположил свой взвод. Контратака противника была отбита. В результате было уничтожено два взвода немецких солдат и офицеров, и тем самым был обеспечен успех в бою для всего батальона. Канаматов лично уничтожил 11 гитлеровцев. За этот подвиг он был награжден орденом Славы III степени.
Бывший комсорг 953-го стрелкового полка 257-й Краснознаменной Сивашской дивизии Казбек Бтемиров подтвердил, что Ажу Канаматов после боев за освобождение Крыма и г. Севастополя в середине мая 1944 года командованием полка представлялся к высшей награде Родины – званию Героя Советского Союза. Этой высокой награды, отмечает он, Канаматов удостаивался за мужество и героизм, проявленные в боях при штурме Сапун-горы и освобождении Севастополя в составе штурмовой группы разведчиков под командованием лейтенанта М. Головни. 7 мая 1944 г. эта штурмовая группа в числе первых водрузила полковой красный флаг на гребне Сапун-горы. Одной из первых она ворвалась на окраину Севастополя и, завязав уличные бои с превосходящими силами обороняющегося противника, захватила пятиэтажное здание военно-морской гидрометеослужбы в Южной бухте утром 9 мая 1944 г., на котором водрузила полковой красный флаг. Фашисты отчаянно контратаковали смельчаков, пытались уничтожить наших бойцов и сбить красный флаг. После двухчасового боя группе на помощь подошли основные силы полка, которые увидели перед зданием более ста фашистских трупов.
Умелые действия штурмовой группы, героизм и мужество ее бойцов, где А. Канаматов был застрельщиком и душой группы, во многом способствовали успешному выполнению полком поставленной задачи по захвату центра г. Севастополя.
Об этом подвиге наших бойцов восторженно писали фронтовые газеты. Все члены штурмовой группы были представлены к высоким государственным наградам, в том числе к званию Героя Советского Союза. Штурмовой красный флаг хранится в фонде боевых реликвий Центрального музея Российской армии.
Эшелоны, между тем, давно унесли народ Ажу Канаматова в спецссылку. Его же услали на лесозаготовки в Ивановскую область с последующим отбытием в Киргизию…
…Красное знамя – это не кусок материи. Ажу Есауович Канаматов водружал над Севастополем символ свободы и спасения. Над священной памятью о герое не властны ни человеческая неблагодарность, ни годы забвенья. Жив Севастополь, а, значит, память о его герое неприкосновенна и нетленна.

Материал подготовлен Ольгой МИХАЙЛОВОЙ.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях