Верхней Теберде – 150 лет!

23 марта в 08:51
15 просмотров

За дымкой столетий
Кто-то из мудрых изрёк: «Прошлое и настоящее должно быть едино в нашей памяти, как корни и ствол дерева, под которым мы подразумеваем Отечество наше…» По древним дорогам долины Теберды прошли многие народы, оставив следы своих цивилизаций. Здесь жили когда-то древние кобанцы, аланы, гунны, булгары. И не только. Как повествует предание, записанное историком Карамзиным, киевский князь Святослав в Х веке со своими воинами «в конном и пешем строю», разгромив Хазарский каганат, куда входил и Северный Кавказ, дошёл и до верховьев Кубани, где славяне разгромили последнюю крепость хазар, считающуюся неприступной, Хумаринскую цитадель. Краевед прошлого Г. Прозрителев обнаружил на поляне Кёп-Тала у речки Гоначхир, рядом с Домбайской поляной, захоронение сожженных трупов, что было характерно для славян-язычников. Здесь, на пойменных трассах, сохранились следы древнего орошения, поздние средневековые склепы и селища в долине реки Джамагат…

За дымкой столетий
Кто-то из мудрых изрёк: «Прошлое и настоящее должно быть едино в нашей памяти, как корни и ствол дерева, под которым мы подразумеваем Отечество наше…» По древним дорогам долины Теберды прошли многие народы, оставив следы своих цивилизаций. Здесь жили когда-то древние кобанцы, аланы, гунны, булгары. И не только. Как повествует предание, записанное историком Карамзиным, киевский князь Святослав в Х веке со своими воинами «в конном и пешем строю», разгромив Хазарский каганат, куда входил и Северный Кавказ, дошёл и до верховьев Кубани, где славяне разгромили последнюю крепость хазар, считающуюся неприступной, Хумаринскую цитадель. Краевед прошлого Г. Прозрителев обнаружил на поляне Кёп-Тала у речки Гоначхир, рядом с Домбайской поляной, захоронение сожженных трупов, что было характерно для славян-язычников. Здесь, на пойменных трассах, сохранились следы древнего орошения, поздние средневековые склепы и селища в долине реки Джамагат…
История гласит, что ещё в ХVII веке выходцы из Баксанского ущелья основали на берегах Теберды первое селение, о которых говорят уцелевшие ещё могильные плиты. В начале ХIХ века сюда пришла чума: гибли люди, рушились дома, зарастали бурьяном дороги. Эта трагедия, как известно, запечатлена в народной карачаевской песне «Эмина». Царской администрацией был введён запрет на заселение этой долины, и лишь спустя несколько десятилетий карантин был снят.
В 1867 году сюда из Учкуланского ущелья вместе с земляками пришёл Ожай-хаджи Байчоров, юнкер, участник Русско-турецкой войны, кавалер ордена Анны и других наград, чтобы дать новую жизнь этим местам. Так, на высоте 1225 метров над уровнем моря, у подножия заросших хвойными деревьями гор на берегу изумрудной реки, появился аул, который карачаевцы по сей день называют Шам Теберди – «прекрасная», «божественная» Теберда. Аул, давший Карачаю десятки революционеров и просветителей, поэтов и писателей, учёных и общественных деятелей. В начале ХХ века здесь кипела и бурлила богатая политическая жизнь: марксисты, мухаджиры и просветители звали народ к справедливости, каждый по-своему указывая путь в светлое будущее. Одни создавали письменность и открывали школы, другие захватывали княжеские угодья и призывали к революции, третьи – предлагали искать «райскую жизнь» на чужбине. Словом, жители мятежного аула, кстати, давшего начало освоению курорта вверх по ущелью и нижнего поселения Сынты (Нижняя Теберда), доставляли немало хлопот царской администрации. Так, в 1903 году тебердинцы под предводительством Солтана-хаджи Байчорова сломали ограды вокруг захваченных князьями земель, объявили их народными и провели на полях оросительные каналы. В ответ власти отправили С. Байчорова в ссылку «за учинение насильственных действий по отчуждению чужих земель». Односельчане сложили о нём песни как о защитнике простого народа, а когда он вернулся из заключения, избрали уполномоченным тебердинской общины по земельному вопросу.
Саид Халилов – особая страница в истории Верхней Теберды. Сын выходца из Дагестана, он первый в Карачае организовал подпольный марксистский кружок и коммунистическую ячейку. В Верхнюю Теберду тайно приезжал видный грузинский революционер Нико Кикнадзе, который снабжал С. Халилова литературой и передавал конкретные указания от Кавказского комитета РКП (б). Саид Халилов вместе с эфенди Исмаилом Акбаевым (в народе его называли Чокуна-апенди) добились открытия в ауле женской школы. Чокуна-апенди – основоположник карачаевской письменности, автор первого карачаевского букваря, организатор первой национальной газеты, как враг народа был репрессирован в 1937 году и позже скончался в стенах холодного барака Карлага – Карагандинского филиала ГУЛАГа.
В 1920 году в Верхней Теберде установили Советскую власть. Аул не отставал от веяний времени, всегда находясь в авангарде: появились первые пионеры, колхоз имени Ленина, шерстоткацкая артель, здесь боролись с кулаками, неграмотностью и «религиозным дурманом». Не обошли стороной аул и репрессии 1937 года…
На фронты Великой Отечественной войны в 1941 году ушли 725 жителей аула, треть из них – навсегда. На витринах школьного музея, словно кадры из военной кинохроники, – старые фотографии, ставшие уже исторической реликвией. Вот партизан бригады «Беларусь» Юсуф Чомаев на параде партизанских соединений в освобождённом Минске несёт знамя… А командир разведгруппы Хусей Абайханов встречает победу у Бранденбургских ворот.
Здесь же, под стеклом, фотографии орденоносцев Шукура Крымшамхалова, Мухтара Байчорова, Ахмата и Мурата Маршанкуловых, Рамазана Боташева, Аминат Боташевой. За ратные подвиги несколько верхнетебердинцев были представлены к званию Героя Советского Союза, но заслуженных наград так и не получили… Фашистами были казнены мать и сын Нану и Али Канаматовы, Намыслы Халилова. А выпускник мехмата МГУ, впоследствии директор Учкуланской школы, работник Карачаевского облисполкома Мудалиф Батчаев на пленуме Ставропольского крайкома партии был выведен из зала заседания и арестован за то, что после доклада Суслова о якобы массовом предательстве карачаевцев возмущённо заявил, что это – подлая клевета. Своих земляков он увидит через десять лет, в местах депортации, родину – ещё через пять, в 1958 году…

Деревья остаются большими…
Славную летопись аула-юбиляра, которому исполняется 150 лет, мне во многом помогла завершить экскурсия в школьный музей, о котором известно далеко за пределами республики. Об этом красноречиво говорят восторженные записи в книге посетителей из разных уголков России, – здесь и Москва, и Чита, и Вологда, и Йошкар-Ола. Это в основном отзывы делегаций педагогов – участников всевозможных конференций, но много и тех, кто приехал сюда целенаправленно. А вот отзыв народного поэта КЧР А.Суюнчева: «Я об этом заявляю и скажу всегда, везде – что родился как поэт я здесь, в волшебной Теберде».
О фанатичной преданности своему детищу – школьному музею его руководителя – учителя словесности Земфиры Биджиевой говорит только один факт. Когда распался совхоз «Тебердинский» и «распотрошили» совхозную контору, она кинулась спасать атрибутику, которая уже стала историей: переходящие Красные знамёна, вымпелы, почётные грамоты в рамочках, которые сразу же нашли своё место в музее.
«А как же иначе? Ведь это заслуженные награды дедушек и бабушек наших учащихся. И если есть повод для гордости за свою родословную – это уже ценный воспитательный момент»,- рассуждает Ф. Биджиева.
Школьным музеем она руководит с 2005 года. А начинала его создавать в 1984 году историк Зубайда Аджиева вместе с тогдашним директором школы Баблиной Байчоровой. Ф. Биджиева показывает мне пару маленьких детских башмачков из телячьей кожи. Их не успел износить трёхлетний братик жительницы аула Заремы Боташевой, который погиб от голода в Средней Азии. По возвращении на родину из мест депортации она нашла эту обувку на чердаке своего дома. Впоследствии такие находки с чердаков – чаша, вырезанная чьим-то дедом из дерева, казанок, оставшийся от бабушки, игрушки детей, погребённых в степях чужбины, также нашли место в школьном музее.
…В музей пришли юные посетители, и мне оставалось только присоединиться к ним.
– Ребята, перед вами – макет горской сакли конца ХIХ века, со всей домашней утварью, которую педагогический коллектив вместе с учениками в 80-е годы прошлого столетия собирали по аулу, – рассказывает заведующая музеем. – Кровлю «сакли» мы накрыли кийизом, который подарили музею в 1987 году земляки Саида Халилова из селения Хубар Республики Дагестан…
– Когда летом 1941 года парни с правобережья Теберды уходили на фронт, разбушевавшаяся река, выйдя из берегов, расшатала опоры моста, готового рухнуть в любой момент. По этому мосту за старшим братом Ахматом, плача, бежал семилетний малыш, рискуя сорваться в реку. Брат махнул на прощанье: «До встречи, братишка!» Ахмату Хубиеву было суждено пропасть без вести на той войне. Его младшему брату Назиру – стать народным поэтом республики…
– Наш аул дал России блестящую плеяду интеллигенции: это Умар Баблашевич Алиев, выдающийся тюрколог, поэт и переводчик, поэты и писатели Осман, Магомед и Назир Хубиевы, Азрет Акбаев, Аминат Урусова, автор переводов Омара Хайяма на карачаевский язык Альберт Батчаев, постановщик первого карачаевского балета, композитор Марат Кочкаров, специалист по древнетюркской письменности Сосламбек Байчоров, художник Мусса Абайханов.
…Как-то одна из представительниц сильных мира сего, когда-то приехавшая из глухой провинции покорять столицу, выразилась в своем интервью: «Когда человек вдруг попадает туда, где он вырос, всё почему-то кажется таким невзрачным и незначительным. Лучше уж туда не возвращаться – пусть останутся те воспоминания, когда деревья казались большими и сказочными». Для директора Верхне-Тебердинской СОШ, отличника просвещения РСФСР, заслуженного учителя КЧР Хасанат Текеевой, выезжавшей из аула только на учёбу в вузе, окружающая её природа не утратила ощущения детства. Поэтичность воображения, благоговейное отношение к родному языку позволили ей перенести эту нерастраченную свежесть восприятия на страницы букваря «Харифле». И вот уже на протяжении 10 лет первоклассники республики занимаются по её замечательной азбуке, утверждённой Министерством образования и науки КЧР. Рядом с ней трудится поистине творческий коллектив. И о каждом своём коллеге Хасанат Османовна отзывается с нескрываемой гордостью. К примеру, учителем года на нынешнем районном конкурсе стала преподаватель истории и обществознания Зульфия Байчорова. Лишь однажды побывавшей на её уроке, мне, автору этих строк, открылась главная истина: нет и не может быть понятия «провинциальная школа», если на селе работают такие профессионалы, как З. Байчорова. Глубоких знаний предмета, общей эрудиции учащихся, любознательности она добивается постоянным общением с ними вне уроков на своём образовательном портале в сетях Интернет. Это и индивидуальные задания, и форумы, исследовательские работы.
В школу часто приглашают местных поэтов и писателей, а прошедший осенью районный фестиваль, посвящённый традициям и обычаям, ещё раз продемонстрировал истину: народы Кавказа всегда были сильны мудростью предков, и мы должны беречь это наследие.

Мой аул – моя судьба
Главу администрации Верхне-Тебердинского сельского поселения Ибрагима Долаева и председателя Совета ветеранов аула Мурадина Батдыева я застала у мемориального комплекса воинам-односельчанам и жертвам депортации карачаевского народа. Этот прекрасный триптих из мрамора и гранита, где запечатлена скорбящая мать, прижимающая к сердцу ребёнка, рядом с чёрной стелой с именами аульчан, не вернувшихся с полей, и отдельным тёмно-зелёным обелиском, очертаниями напоминавшем слезу, с датами 1943-1957, построен на средства выходца из Верхней Теберды, депутата Народного Собрания КЧР, генерального директора ОАО «НК «Роснефть-Карачаевочеркесскнефтепродукт» Ильяса Текеева в 2009 году (автор композиции – художник Казбек Французов). Здесь часто останавливаются экскурсионные автобусы и гости республики.
И. Долаев и М. Батдыев пришли сюда, чтобы внимательно осмотреть состояние мемориала – не за горами майские праздники, шествие «Бессмертного полка» и митинг у этого комплекса.
– Мы благодарны землякам, которые вносят существенную лепту в благоустройство аула, – говорит Ибрагим Долаев. – Это прежде всего наш депутат Парламента КЧР Ильяс Текеев, который кроме данного мемориала построил придорожную мечеть, помогал в реконструкции Дома культуры, всегда в курсе материальных проблем школы. Кстати, рядом с территорией школьного двора на средства спонсора, опять же выходца из нашего аула Солтана Семёнова, вырос спорткомплекс.
…Сегодня внимание проезжающих в курортную зону туристов привлекает строящаяся внушительная соборная мечеть. До завершения строительства и благоустройства двора, судя по стремительному ходу строительных работ, осталось совсем немного. Свою сыновнюю любовь и привязанность к аулу и землякам таким образом выразил меценат из Москвы Али-Солтан Текеев, вложив средства в возведение новой мечети.
Сегодня в Верхней Теберде проживают 2548 человек. Основная масса населения занята животноводством и огородничеством, где главный приоритет – за выращиванием капусты, которая давно стала брендом этого высокогорного аула. О самодостаточности подворий аульчан говорят всего три цифры: они содержат 1770 голов КРС, более 3000 овец, свыше 150 лошадей. Среди фермерских хозяйств выделяются КФХ Магомеда Гочияева, Роберта Байчорова, Мухтара Магулаева, братьев Сеит-Умара и Радмира Эбзеевых, Хаджибека Бостанова. А Замир Токаев вполне успешно занимается разведением форели. Получив в 2014 году грант от Министерства сельского хозяйства КЧР, он создал на берегу Теберды универсальное хозяйство, сочетающее в себе элементы агротуризма. Здесь, в живописном месте, в КФХ «Ольховая роща» туристам можно и рыбу поудить, и тут же её пожарить, и даже переночевать на берегу чистейшей реки республики…
– Молодёжь у нас работящая и целеустремлённая, – продолжает рассказ о сегодняшнем дне аула Ибрагим Долаев. На должности главы аула он (трудно поверить!) аж с 1984 года. И эти 33 года вместили в себя целую эпоху – развал СССР, перестройку, демократизацию, которые остро отразились на глубинке. И мне кажется, я знаю секрет «долгожительства» главы аульного муниципалитета и почему ему доверяют земляки. Прежде всего, Ибрагима Гилястановича отличают взвешенность решений и опора на костяк аула – депутатов, сельскую интеллигенцию, старейшин, знание настроений земляков.
– У нас много студентов, которые успешно обучаются в вузах страны, есть те, кто нашёл себя в турсервисе и работают инструкторами по горным лыжам, обслуживают канатные дороги, но подавляющее большинство все же занято в животноводстве. С одним из молодых животноводов я хочу вас познакомить.
…Мы выезжаем за околицу аула, что на правобережье реки Теберды. Дорога ведёт на плато Чегет-Тюз, где испокон века находились сенокосы. Как и все грунтовые сельхозугодья, дорога эта постоянно требует ухода – там яму засыпать, здесь бульдозером разровнять.
– Благодаря главе администрации Карачаевского муниципального района Спартаку Кущетерову из средств дорожного фонда и эта дорога, и другие постоянно ремонтируются, – вводит в курс дела И. Долаев. – Тот, кто заинтересован в успешном развитии аграрного сектора, знает, что именно состояние таких дорог определяет его жизнеспособность.
Хозяйство 29-летнего индивидуального предпринимателя Асланбека Байрамукова – это бывшая совхозная ферма, где содержатся на откорме бычки и телята. Здесь же нашлось место и косяку лошадей карачаевской породы. Глядя, как животновод ловко управляется со скотиной, подумалось: сноровка передаётся на генном уровне. Асланбек окончил факультет физвоспитания КЧГУ, так как ещё со школы занимался вольной и национальной борьбой. Но, получив диплом, решил обосноваться в родном ауле, занялся животноводством, продолжив дело дедов. В настоящее время, когда в разгаре отёл коров – а дойное стадо у него находится в Исправной, приходится курсировать между станицей и аулом. Хлопот, словом, полон рот. Но для такого хозяина, крепко стоящего на ногах, главная забота – не сбиться с траектории, которую определил сам…
Вернувшись в аул, мы не преминули заглянуть в сельский Дом культуры, кстати, один из лучших в районе. Мы попали на репетицию ансамбля национального танца, которую проводила художественный руководитель Фатима Азаматова. Держа в руках микрофон, под мелодию известного кавказского хита девушка уверенно руководила рисунком танца. И надо было видеть горящие глаза подростков, их старание двигаться в такт и, вытянувшись в струнку, стать составляющей геометрически выверенной фигуры ансамбля – той самой культовой «мельницы», без которой невозможен ни один горский танец.
Фатима Азаматова после окончания республиканского колледжа искусств стала студенткой музыкально-педагогического факультета КЧГУ, что не мешает ей одновременно работать в СДК. К тому же она – неплохая певица и часто выступает на сцене. Словом, сельский ДК обеспечен профессиональным художественным руководителем. Фатима поставила перед собой цель – создать образцовый ансамбль и привлечь к народному творчеству как можно больше аульной молодёжи. А пока Фатима готовит концертную программу к празднованию150-летия родного аула.

НА СНИМКАХ: Председатель совета ветеранов аула Мурадин БАТДЫЕВ

(слева) и глава администрации Верхне-тебердинского СП Ибрагим

ДОЛАЕВ; Начинающий животновод Асланбек БАЙРАМУКОВ; Строится

новая мечеть; В школьном краеведческом музее; В стихии танца.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях