«Мы – к Тамаре Хусеевне…»

10 апреля в 09:09
 просмотров

Врач и больной… Их отношения стоят особняком среди многообразия человеческих связей – официальных, деловых, дружеских, родственных. Как говорил писатель В. Вересаев, он же практикующий ординатор: «Врач может обладать громадным распознавательным талантом, уметь улавливать самые тонкие детали своих назначений, но все останется бесплодным, если у него нет способности покорять и подчинять себе душу больного». И такой прекрасной способностью обладает заслуженный врач КЧР, терапевт дневного стационара Карачаевской ЦГРБ Тамара Салпагарова.
Недавно, встретившись с ветераном труда, председателем женсовета Карачаевского района Заретой Джириковой, мы разговорились. Но разговор наш пошел не о мероприятиях и планах общественной организации, а о… Тамаре Хусеевне.

Врач и больной… Их отношения стоят особняком среди многообразия человеческих связей – официальных, деловых, дружеских, родственных. Как говорил писатель В. Вересаев, он же практикующий ординатор: «Врач может обладать громадным распознавательным талантом, уметь улавливать самые тонкие детали своих назначений, но все останется бесплодным, если у него нет способности покорять и подчинять себе душу больного». И такой прекрасной способностью обладает заслуженный врач КЧР, терапевт дневного стационара Карачаевской ЦГРБ Тамара Салпагарова.
Недавно, встретившись с ветераном труда, председателем женсовета Карачаевского района Заретой Джириковой, мы разговорились. Но разговор наш пошел не о мероприятиях и планах общественной организации, а о… Тамаре Хусеевне. Вернее, я больше слушала благодарные отзывы об этом враче от бывшей пациентки: «Недавно я пролечилась в дневном стационаре нашей центральной больницы. Сразу отмечу: до чего же похорошело терапевтическое отделение, стены которого теперь не мрачного «тюремного», а яркого, жизнеутверждающего цвета. И само здание, раньше удручавшее своим запущенным видом, сегодня удачно гармонирует с новой школой, построенной в прошлом году, и живописными лесными массивами. Сделан хороший ремонт и в дневном стационаре. Часто бывает так – в больнице наведен внешний лоск, а отношение врачей и медсестер – казенное. Но мое десятидневное лечение (инъекции, капельницы), как и моих соседок по палате, не побоюсь громких слов, скрасила душевностью и профессионализмом терапевт Тамара Салпагарова.
Ведь что такое, по большому счету, дневной стационар? Как говорится, «укололся и пошел». Но с Тамарой Хусеевной все иначе – это и обстоятельные беседы в ее кабинете после изучения истории болезни, и соответствующее назначение, и дополнение к нему, если его составляли в республиканской или краевой больнице. Мы постоянно находились под наблюдением Салпагаровой, но самое главное – наш добрый доктор названивает к нам домой и после выписки, справляясь о самочувствии».
Примерно в таком же ключе я услышала отзыв и от другой пациентки, Марии Токовой: «Когда после успешного лечения у Тамары Хусеевны я свободно вздохнула (в буквальном смысле) – у меня на фоне сердечной недостаточности была сильная одышка, тут приболела внучка – студентка. Так мы на семейном совете решили, что лучшее лечение – это под наблюдением Тамары Хусеевны».
Карачаевск – город небольшой, и если, допустим, журналисту нужен респондент по интересующей теме, долго его искать не приходится. Вот и бывшая пациентка Салпагаровой Татьяна Давыденко оказалась в их числе: «Тамара Хусеевна одинаково уважительно относится к представителям всех национальностей, и ее внимания хватает поровну на всех. После общения с ней у пациентов и болезнь быстрее отступает».
…Она практикует в медицине около полувека, хотя по возрасту до такого стажа явно ещё не дотягивает. Всё дело в том, что во время учёбы в Карагандинском мединституте одновременно работала медсестрой в клинической больнице. В те годы для Томы Хубиевой другого выхода не было, чтобы продержаться в институте – в многодетной семье работал только отец, поэтому уже с юности Тамара привыкла полагаться только на себя. Во время ночных дежурств урывками зубрила лекции, чутко прислушиваясь к хрупкой тишине палат, которая в любой момент могла быть нарушена жалобным или требовательным зовом: «Сестра, мне плохо!» И уже одно то, что больной в критический момент в больнице зовёт прежде всего медицинскую сестру, у Тамары отложилось на сердце. Поэтому с тех самых пор в среднем медицинском персонале она видит тот фундамент, на котором стоит лечебное дело.
Потом были долгие годы работы в Исправненской участковой больнице с колхозным роддомом, поликлиникой, и она, врач общей практики, вела ещё хирургию, принимала роды. За 20 лет жизни в казачьей станице Тамара душой прикипела к этому благодатному краю с трудолюбивым и отзывчивым народом, любознательно изучала его быт и уклад жизни. «Я и сегодня скучаю по Исправной и часто туда наведываюсь к подруге юности, – признаётся Т. Салпагарова. – Там у меня остались самые лучшие годы жизни». Она так же тепло отзывается о бывшем председателе колхоза ХХII партсъезда Василии Форостянове, который всегда здорово помогал больнице, поддерживал медперсонал. Здесь Тамара нашла свою судьбу, связав жизнь с врачом Солтаном Салпагаровым. Пошли дети – Умар и Мурат… Потом семья перебралась в посёлок Правокубанский, где чета Салпагаровых проработала десять лет.
Годы давно посеребрили виски этой интеллигентной добродушной женщины в белом халате. Ушёл из жизни муж, оперились, окончили вузы, создали семьи сыновья, растут четверо внуков. У каждого из них своя жизнь, но как беспокойная и заботливая мать и бабушка Тамара Хусеевна всегда в курсе дел всех домочадцев. Её любви и заботы хватает и на семью, и на пациентов, ждущих в дневном стационаре: «Мы к вам, доктор!»

Людмила ОСАДЧАЯ.
НА СНИМКЕ: Прием ведет заслуженный врач КЧР Тамара САЛПАГАРОВА.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях