Жизнь, отданная Кавказу

25 апреля в 11:47
3 просмотра

В этом году Карачаево-Черкесской Республике выпала большая честь стать хозяйкой юбилейных XXX «Крупновских чтений» – крупнейшего международного археологического форума, который проходит в эти дни на базе Тебердинского государственного природного биосферного заповедника и завершится 29 апреля. Организаторами конференции выступили Институт археологии Российской академии наук, Карачаево-Черкесский государственный университет им. У. Алиева, Российское историческое общество. Тема форума: «Кавказ в системе культурных связей Евразии в древности и средневековье». В работе конференции принимают участие известные ученые-археологи из Москвы, Ставропольского и Краснодарского краёв, Ростовской области, республик Северного Кавказа, а также зарубежных стран.
Первые «Крупновские чтения» состоялись в Северной Осетии в 1971 г. В собрании во Владикавказе тогда участвовало всего 9 человек. Сейчас это крупнейшая междунар. кавказовед. конференция, которая проводится раз в два года не только в Москве, но и в разных регионах Кавказа.

В этом году Карачаево-Черкесской Республике выпала большая честь стать хозяйкой юбилейных XXX «Крупновских чтений» – крупнейшего международного археологического форума, который проходит в эти дни на базе Тебердинского государственного природного биосферного заповедника и завершится 29 апреля. Организаторами конференции выступили Институт археологии Российской академии наук, Карачаево-Черкесский государственный университет им. У. Алиева, Российское историческое общество. Тема форума: «Кавказ в системе культурных связей Евразии в древности и средневековье». В работе конференции принимают участие известные ученые-археологи из Москвы, Ставропольского и Краснодарского краёв, Ростовской области, республик Северного Кавказа, а также зарубежных стран.
Первые «Крупновские чтения» состоялись в Северной Осетии в 1971 г. В собрании во Владикавказе тогда участвовало всего 9 человек. Сейчас это крупнейшая международная кавказоведческая конференция, которая проводится раз в два года не только в Москве, но и в разных регионах Кавказа. Институт археологии РАН является основным организатором чтений, а его сотрудники, связавшие свою научную деятельность с изучением Кавказа, являются их постоянными участниками. Конференция носит имя выдающегося ученого, лауреата Ленинской премии, профессора, доктора исторических наук Евгения Игнатьевича Крупнова. О работе самой конференции мы расскажем в одном из ближайших выпусков нашей газеты, а сегодня мы хотим рассказать об этом ученом, чьё имя не забывается в научных кругах кавказоведов.
Евгений Игнатьевич Крупнов родился 16(29) марта 1904 г. в Моздоке, где и прошло его детство. После смерти отца пятнадцатилетний юноша стал работать по найму – сначала батраком, затем конторщиком у частных лиц в станицах Вознесенской, Курской и других населенных пунктах Ставропольской губернии и Терской области, на промыслах «Грознефть» в первые годы советской власти. Несмотря на трудности тех лет, Евгений Крупнов постоянно и настойчиво стремился к знаниям. Лишь в 1924 г. он окончил среднюю школу и поступил на этнологическое отделение Северо-Кавказского педагогического института во Владикавказе.
Яркая и самобытная культура горцев Кавказа: осетин, ингушей, чеченцев – тогда почти неизведанные пути их истории привлекали к себе внимание Евгения Игнатьевича и вскоре стали смыслом и делом всей его жизни. Наибольший интерес он проявлял к археологии. Стремясь получить систематическое историко-археологическое образование, Крупнов в 1927 г. перешел на историко-археологическое отделение исторического факультета МГУ.
По окончании университета в 1930 г. Евгений Игнатьевич был принят на работу в Государственный исторический музей. Работа в ГИМе является важным этапом в творчестве и деятельности Е. Крупнова. Здесь он написал и опубликовал в 1933 г. свою первую научную работу – обстоятельную рецензию на статью А. Вартапетова в журнале «Революция и горец». В этом же году Евгений Игнатьевич вместе с Львом Ельницким провел первую самостоятельную археологическую разведку левобережья р. Риони в Грузии. Так началась активная и многогранная творческая деятельность Крупнова. Уже в 1935 г. он возглавил археологическую экспедицию Государственного исторического музея в горные районы Северной Осетии. К 1941 г. это был уже сложившийся ученый-кавказовед.
Началась Великая Отечественная война. С группой своих товарищей-археологов Евгений Игнатьевич вступил в московское народное ополчение и солдатом Ленинской дивизии был отправлен на Западный фронт. После ранения в октябре 1941 г. он на короткий срок приехал в Москву и успешно защитил в МГУ кандидатскую диссертацию. Военную службу он продолжил в стрелковой дивизии в качестве лектора политотдела. В 1945 г. Крупнов был демобилизован и вернулся в Москву.
С этого времени началась наиболее плодотворная его деятельность. Быстрыми темпами шло накопление и изучение нового археологического материала, в результате чего появились такие ценные исследования Евгения Игнатьевича, как «Материалы по археологии Северной Осетии докобанского периода», «Новый памятник древних культур Дагестана», «Грузинский храм «Тхаба-Ерды» на Северном Кавказе», ряд больших статей по истории Кабарды.
Основное направление его научной работы нашло свое воплощение в первом обобщающем труде «История Ингушетии с древнейших времен до XVIII века», первая часть которого вышла в свет в 1948 г. Вторая, посвященная средневековой Ингушетии, переработанная и дополненная в виде монографии, опубликована посмертно. Особое внимание Крупнов уделял изучению кобанской археологической культуры, итогом которого явился фундаментальный труд «Древняя история Северного Кавказа» (1960 г.).
Евгений Игнатьевич достойно представлял советскую науку за рубежом во время поездок в Сирию, Ливан, Ирак, Турцию, Югославию. В 1963 г. за заслуги в освещении культурных связей южных районов СССР со странами Ближнего Востока ему была присуждена премия известного ливанского общественного деятеля Саида Акля.
Люди, интересующиеся археологией и раскопками, знакомы с аббревиатурой СКАЭ – это Северо-Кавказская археологическая экспедиция Института археологии АН СССР. Эту экспедицию создал, а затем долгие годы возглавлял Евгений Крупнов. Деятельность СКАЭ изначально охватывала практически всю территорию Северного Кавказа. Как вспоминают участники СКАЭ, делать окружающим маленькие подарки – это вообще было любимым занятием Евгения Игнатьевича. Начальники отрядов СКАЭ очень любили, когда Крупнов, последовательно объезжая все объекты раскопок, появлялся в каждом отряде и несколько дней жил в археологическом лагере. И всегда он появлялся с каким-то подарком. Как правило, это были либо горы конфет, высыпанные на общий стол, или торт из Грозного, или что-нибудь еще вкусненькое, что скрашивало повседневный рацион археологов, а иногда какое-нибудь хорошее вино. Хотя в те далекие годы в экспедициях, по крайней мере в СКАЭ, спиртным не злоупотребляли, может быть, потому, что и сам начальник не был пристрастен к выпивке.
Рассказывая о Евгении Игнатьевиче, нельзя не коснуться и другой стороны его жизни, не менее важной в определении судьбы, чем профессиональная самореализация. Эта сторона – счастливый и многолетний брак с единственной женщиной, любимым другом, деятельной, компетентной и заинтересованной помощницей в главном деле, матерью его детей, верной хранительницей памяти об этом замечательном человеке. Есть супружеские пары, о которых говорят: две половинки нашли друг друга. Это в полной мере относится к Евгению и Валентине.
Бесценным подарком для молодых людей оказалась археологическая экспедиция профессора МГУ Василия Алексеевича Городцова, где и произошла их встреча и состоялось знакомство. Казалось бы, разные во многом люди. Она – коренная москвичка со столичным менталитетом, ироничная, внешне сдержанная, но тем не менее с каким-то притягательным светским шармом и добросердечностью. И он, родившийся в Моздоке, на Северном Кавказе, как говорится, из простонародья, с широко распахнутой душой ко всем, кто с ним соприкасался. Всю жизнь импульсивный и динамичный в любом деле, за которое брался. Будь то идея, или организация экспедиции, или просто добывание стройматериалов и продуктов при обустройстве археологического лагеря. Все, кто хотя бы раз попадал в ауру этой счастливой пары, понимали, что это – редкая гармония душ: по тому, как они понимали друг друга без слов, как заинтересованно относились к настроениям, вкусам и делам друг друга. Поразительна удивительная цельность и свежесть чувств, которые пара сохранила на протяжении всей жизни. Валентина Михайловна Подгорнова-Крупнова не стала археологом, хотя какое-то время работала в ГИМе, однако на долгие годы сохранила дружеские связи времен молодости и те неписаные «городцовские» устои, воспринятые вместе с Евгением Игнатьевичем: методичность в любом деле, верность и постоянство в обретенной дружбе.
У Евгения Крупнова всю жизнь было много друзей и знакомых, причем не только среди коллег-археологов из Москвы, но и в кругу историков, биологов, нефтяников, литераторов и музейных работников Кавказа. Конечно, сюда входили более десятка его учеников из разных республик Кавказского региона. Все они находили в доме Крупновых широкое гостеприимство и щедрое радушие хозяйки и хозяина. Дом встречал любого гостя ослепительной чистотой интерьера, причем явно не сиюминутно наведенной, и изысканным столом с ослепительно белой хрустящей скатертью и красивой посудой. И это было не довольством напоказ, а органичным стилем жизни.
Коллеги всегда удивлялись неиссякаемой энергии этого человека: он находил время и для нелегкой работы в ВАКе, заведовал сектором неолита и бронзы Института археологии АН СССР, был членом редколлегии журнала «Советская археология». За большие научные достижения и плодотворную общественную деятельность Евгений Игнатьевич был награжден орденом Трудового Красного Знамени и четырьмя медалями, а также почетными грамотами Верховного Совета и Совета Министров Северо-Осетинской АССР. Ему были присвоены звания заслуженного деятеля науки Чечено-Ингушской и Кабардино-Балкарской АССР.
В последние годы жизни Крупнов, обобщая свой научный опыт, обратился к замечательному устно-поэтическому творчеству северокавказских народов – нартскому эпосу. Длительное изучение кобанской культуры привело его к заключению о том, что по аналогии с древними греками именно эту эпоху можно назвать героической. Именно в этот период появилось на Кавказе железо и, видимо, сформировалось основное ядро нартского эпоса. Работа Крупнова «О времени формирования основного ядра нартского эпоса у народов Кавказа» привлекла особое внимание не только специалистов, но и всех людей, неравнодушных к истории, проблемам культуры. Основательное исследование нартского эпоса было мечтой ученого, но ей, к сожалению, не было суждено сбыться.
29 сентября 1970 г. Евгений Крупнов после нескольких перенесенных подряд инфарктов скончался.
В 2004 г. Евгений Игнатьевич Крупнов за выдающиеся заслуги в исследовании исторических памятников, культурных традиций и искусства ингушского народа посмертно награждён высшей наградой республики «За заслуги». Его именем названы Археологический центр Министерства культуры РИ, одна из улиц столицы Ингушетии, а в 2014 г. состоялось открытие сквера имени Е.И. Крупнова, в котором установлен его бюст.

Подготовила Светлана ОСЕЦКАЯ.

Светлана ОСЕЦКАЯ
Поделиться
в соцсетях