Лидер на изломе времен

21 июня в 08:06
3 просмотра

Время между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года было очень сложным для России. Но за тот короткий срок из народной среды выдвинулся ряд лидеров, которые самоотверженно отстаивали интересы трудящихся. Не стал исключением в этом плане и наш горный край. К сожалению, о многих из тех, кто встал в той непростой ситуации на защиту интересов горцев, мы сегодня практически ничего не знаем. Ведь в годы Советской власти, считавшей демократический период после Февральской революции лишь «репетицией Великого Октября», было сделано все, чтобы предать их имена забвению. В числе незаслуженно забытых и имя Ахмата Байрамукова, чья многогранная деятельность удостаивалась лишь кратких упоминаний в трудах ученых (В. Невской, К. Лайпанова). Лишь в XXI в. на страницах местной печати был опубликован очерк историков Р. Хатуева и И. Шаманова, осветивших основные моменты его биографии. Будем надеяться, что данная статья станет достойным продолжением усилий по воссозданию жизненного пути мудрого лидера горцев.
Ахмат Байрамуков родился в древнем селении Хурзук в 1867 г., в семье известного эфенди, кадия Баталпашинского отдела Мухаммада (Магомеда) Кючуковича Байрамукова (1823-1898).

Время между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года было очень сложным для России. Но за тот короткий срок из народной среды выдвинулся ряд лидеров, которые самоотверженно отстаивали интересы трудящихся. Не стал исключением в этом плане и наш горный край. К сожалению, о многих из тех, кто встал в той непростой ситуации на защиту интересов горцев, мы сегодня практически ничего не знаем. Ведь в годы Советской власти, считавшей демократический период после Февральской революции лишь «репетицией Великого Октября», было сделано все, чтобы предать их имена забвению. В числе незаслуженно забытых и имя Ахмата Байрамукова, чья многогранная деятельность удостаивалась лишь кратких упоминаний в трудах ученых (В. Невской, К. Лайпанова). Лишь в XXI в. на страницах местной печати был опубликован очерк историков Р. Хатуева и И. Шаманова, осветивших основные моменты его биографии. Будем надеяться, что данная статья станет достойным продолжением усилий по воссозданию жизненного пути мудрого лидера горцев.
Ахмат Байрамуков родился в древнем селении Хурзук в 1867 г., в семье известного эфенди, кадия Баталпашинского отдела Мухаммада (Магомеда) Кючуковича Байрамукова (1823-1898).
Человек просвещенный и дальновидный, Мухаммад-эфенди не только дал сыну начальное образование на арабском языке, но и направил в Учкуланскую школу, открытую в 1878 г. при его непосредственном участии. Проучившись здесь в течение нескольких лет, юный горец при поддержке отца поступил в Кубанскую учительскую семинарию, располагавшуюся в ст. Ладожской (близ г. Екатеринодара).
Годы, проведенные в семинарии, Ахмат использовал не только для познания наук. Он неустанно расширял свой кругозор, много читал, знакомился с лучшими образцами российской и мировой культуры.
Один из первых горцев, окончивших учительскую семинарию, он вернулся на родину и стал принимать активное участие в общественной жизни. Его инициативность и целеустремленность, образованность и несвойственная возрасту мудрость побудили земляков выдвинуть его на пост старшины с. Хурзук. И уже в 1894 г. в возрасте 27 лет А. Байрамуков стал главой селения, насчитывавшего около 6000 человек.
Заняв высокую должность, молодой старшина с энтузиазмом стал проводить ряд мер по улучшению жизни земляков. Одной из важнейших из них стало введение системы пропорционального налогообложения. До этого все горские семьи, вне зависимости от материального положения, выплачивали одинаковые денежные повинности. Будучи сам человеком состоятельным, Ахмат понимал всю несправедливость этой системы. Поэтому он установил пять категорий по платежам, разделив общую сумму пропорционально имуществу каждой. Таким образом, имеющие более 100 лошадей платили 9 р. 20 коп.; имеющие 50 лошадей – 7 р. 70 коп.; имеющие 50 голов рогатого скота – 6 р. 70 коп.; имеющие 20 голов рогатого скота – 5 р. 70 коп.; одиночки, сироты, а также не имеющие состояния (то есть меньше 20 голов скота) были полностью освобождены от платы.
Проведенная реформа вызвала не только признательность со стороны односельчан, но и одобрение со стороны имперской администрации. В своем приказе за № 395 от 10 декабря 1894 г. атаман отдела, полковник И. Братков писал: «Доброе дело, сделанное Байрамуковым, я уверен, найдет сочувствие и в других старшинах и последние введут и у себя этот похвальный порядок. Обращая внимание Участкового начальника на означенное отрадное явление в селении Хурзук, предлагаю его Высокоблагородию все силы свои употребить на безусловное применение этого порядка во вверенном ему участке.
Объявляя об изложенном, считаю святою обязанностью за сделанное доброе дело Байрамукова принести ему искренне-глубокую благодарность и предписываю старшинам принять настоящий приказ к непременному исполнению». Помимо благодарности, А. Байрамуков был произведен в воинский чин урядника, которого удостаивались лишь лучшие из старшин.
Другим крупным событием в Хурзуке в годы руководства Ахмата Байрамукова стало открытие собственной школы на 66 учеников, которая начала функционировать с 1895/1896 учебного года. Также было организовано и строительство нового здания сельского правления, в котором молодой старшина вел прием земляков.
После окончания срока службы старшиной Ахмат занялся хозяйством, перешедшим к нему после смерти отца. Предприимчивость и инициативность позволили ему значительно его расширить и приумножить. Но, прекрасно понимая, что материальное благополучие – это испытание, даруемое Всевышним, он не чурался добрых дел. В их числе была и опека им юного горца из крестьянской семьи, учившегося в Учкуланской школе. Благодаря поддержке А. Байрамукова юноша был переведен на учебу в Баталпашинское городское училище, а затем получил возможность учиться в Кубанской учительской семинарии, которую в конце 1880-х окончил сам Ахмат. Юноша этот впоследствии станет одним из выдающихся политических деятелей региона, а в марте 1922 г. возглавит Карачаево-Черкесскую АО. Звали его Курман-Али Алиевич Курджиев, но вплоть до 1918 г., в знак признательности, Курман-Али носил фамилию Байрамуков.
В 1905 г. А. Байрамуков вновь возвращается к активной общественной деятельности и избирается на пост доверенного карачаевского народа вместе с известным просветителем Исламом Крым-Шамхаловым.
Именно доверенные и казначей, утверждаемые в должности начальником Кубанской области, заведовали «денежными суммами, земельными угодьями, лесами, ископаемыми богатствами, торговыми и промышленными предприятиями, находящимися в общей и нераздельной собственности всего карачаевского народа». Доверенные были обязаны, «как хорошие хозяева, стремиться к ведению всего хозяйства в образцовом порядке и извлечению из него наивысших выгод и прибылей».
За годы, проведенные на этом посту, А. Байрамуков и И. Крым-Шамхалов приложили максимум усилий для улучшения социально-экономического положения соплеменников.
Во многом благодаря их усилиям в 1906 г. начала свою работу Комиссия по исследованию современного положения землепользования и землевладения карачаевского народа Кубанской области (известная как «Абрамовская» – от имени руководителя – юриста И. Абрамова).
Большой вклад они внесли и в развитие курортного дела, обратившись в 1909 г. к наместнику Кавказа И. Воронцову-Дашкову с просьбой оказать содействие в развитии Тебердинского курорта, обосновав необходимость государственной поддержки.
Проведя несколько лет на посту доверенного народа, в мае 1909 г. Ахмат Байрамуков с честью покинул свой пост. Но, несмотря на это, он по-прежнему был в центре общественной жизни.
В те годы он прилагал большие усилия для того, чтобы ознакомить жителей регионов страны с историей и культурой своего народа. Вместе с соратниками активно сотрудничал с Кубанским войсковым этнографическим и естественно-историческим музеем, одним из центров культуры Юга России.
Усилиями Ахмата Магомедовича и его единомышленников уже к 1913 г. в музее была сформирована коллекция из 95 экспонатов, позволявшая посетителям побольше узнать о самобытной культуре карачаевцев и формировавшая положительный образ народа-труженика.
Подвижническая деятельность А. Байрамукова на ниве культурного взаимообогащения была по достоинству оценена руководством музея, которое присвоило ему почетное звание действительного члена музея.
Человек разносторонне образованный, не раз посещавший соседние регионы и столицу, он прекрасно сознавал, что дальнейшее развитие Верхней Кубани осложнено отсутствием развитой транспортной инфраструктуры. Это заметно ограничивало возможности освоения его природных богатств и курортно-туристических ресурсов, в разы снижало обороты торговли.
Именно поэтому в начале первого десятилетия ХХ в. Ахмат Байрамуков становится одним из инициаторов прокладки железной дороги по маршруту Невинномысск – Сухуми. В этом полную поддержку ему оказал брат его друга и соратника Ислама Крым-Шамхалова – поручик запаса Басханук.
В 1913 г. при активном участии А. Байрамукова был проведен съезд представителей станиц, сел и аулов Баталпашинского отдела, который утвердил учредителей проектируемой Невинномысско-Сухумской железной дороги, в числе которых были и два горца: А. Байрамуков и Б. Крым-Шамхалов. На основе полученных полномочий учредители направили И. Воронцову-Дашкову описание местности будущей железной дороги.
После этого, как сообщала пресса того времени, учредители, «заручившись согласием войскового атамана Кавказских казачьих войск поддержать их ходатайство перед Высшим правительственным учреждением, в настоящее время выехали в Петербург для принесения личного ходатайства Председателю Совета Министров». В составе делегации к главе имперского правительства от Баталпашинского отдела были А. Байрамуков, отставной полковник Лавровский, поручик запаса Б. Крым-Шамхалов, отставной есаул Кузнецов, Калаушин. Главе правительства было принесено ходатайство о рассмотрении вопросов по строительству железнодорожной магистрали, в частности ветки Невинномысск – Теберда.
Несомненно, при осуществлении подобного проекта в те годы наш регион получил бы мощный толчок к экономическому развитию. Однако начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война заморозила все начинания по строительству транскавказской магистрали…
Февральская революция, повлекшая за собой падение российской монархии, как известно, вызвала небывалый всплеск общественно-политической активности граждан. Происходили подобные процессы и в нашем регионе. Среди наиболее активных участников тех событий был и главный герой нашего очерка.
11 апреля 1917 г. в Хумаринском укреплении (оно и поныне сохраняется в п. Новый Карачай) прошел съезд уполномоченных от 11 сельских обществ Карачая. Главным итогом работы съезда стала организация «Общекарачаевского участкового исполнительного гражданского комитета». В его состав вошло по четыре человека от трех крупнейших карачаевских селений и по одному от остальных. Были на съезде проведены и выборы председателя комитета. Несомненно, большинство членов комитета были людьми уважаемыми и авторитетными и вполне заслуживали избрания на эту должность. Однако, обсудив все кандидатуры, съезд пришел к выводу, что в этот сложный для страны и народа период данный пост можно доверить лишь Ахмату Байрамукову. Из всех членов комитета именно он обладал наибольшим опытом общественно-политической деятельности и государственной службы, был разносторонне образован и подготовлен.
Вместе с комиссаром Карачая Абубекиром Батчаевым, назначенным на эту должность приказом Кубанского областного комиссара, А. Байрамуков и руководимый им комитет должны были осуществлять властные функции на территории Карачая. Тем самым, впервые с 1834 г. во главе народа встали представители самого народа.
С первых же дней ГИК приступил к решению наболевших проблем Карачая, главной из которых оставалась земельная. Ведь работа Абрамовской комиссии так и не привела к желаемым результатам, а значительный рост населения и, соответственно, хозяйства Карачая требовал принятия решительных мер. В этой ситуации А. Байрамуков обращается к руководству области с просьбой о передаче в ведении комитета казенных участков земли для раздачи нуждающимся горцам. Однако его просьба была отклонена властями, настаивавшими на сохранении статус-кво в земельном вопросе до созыва Учредительного собрания. Это побудило горскую бедноту перейти к захвату казенных земель, что еще больше обострило ситуацию.
Принципиальную позицию А. Байрамуков занял и по вопросу использования природных богатств Карачая. Учитывая незаконность вырубок, производимых в местных лесах владельцами Владикавказской железной дороги, комитет обязал их оплатить заготовленные лесоматериалы.
Большие усилия предпринимались комитетом и по оптимизации судебной системы. К этому времени словесные суды, существовавшие почти полвека, абсолютно не отвечали реалиям того времени. В связи с этим в регионе был организован Горский суд на началах общероссийского судопроизводства. Проводились ГИКом и мероприятия по социально-экономическому и культурному развитию региона.
Все это вызывало рост уважения к комитету и его председателю Ахмату Байрамукову. В то же время его независимая и самостоятельная политика вызывала недовольство у областных властей. Тем более, что Временное правительство так и не признало Гражданские комитеты официальными органами власти, позиционируя их лишь как форму общественного самоуправления. Именно поэтому при каждом ГИКе был комиссар, который должен был контролировать действия и ограничивать полномочия комитетов. Однако комиссар А. Батчаев не только не противодействовал ГИКу, но и оказывал всяческое содействие.
Но подобная ситуация не могла продолжаться долго, и в августе 1917 г. А. Байрамуков был смещен со своего поста…
Всю свою сознательную жизнь Ахмат Байрамуков отдал служению народу. Напряженная общественная деятельность, постоянные разъезды и встречи, горячее отстаивание интересов Карачая в любой ситуации – все это не позволило ему в должной мере позаботиться о себе. В 1918 г. он тяжело заболел и вскоре, едва перешагнув полувековой рубеж, ушел из жизни.
Память об А. Байрамукове и сегодня бережно хранится родными и близкими, им гордятся род Байрамуковых и родное селение Хурзук, весь карачаевский народ. Но хотелось бы надеяться, что общественность республики отдаст должное своему достойному сыну и имя его будет увековечено тем или иным образом. Этого требует от нас долг памяти, чувство справедливости и признательности выдающемуся сыну нашего горного края, человеку, смыслом жизни для которого была верная служба своему народу.

Ш. БАТЧАЕВ,
начальник отдела Госархива КЧР.

Поделиться
в соцсетях