«Ты поднялась в мире знаний на свой Эльбрус!»

29 августа в 11:22
3 просмотра

Не знаю, почему, но каждый раз, встретив в г. Карачаевске Софью Магометовну Акачиеву, я была ей всегда безмерно рада. Я очень любила эту обаятельную и элегантную женщину, но если мне надо было ехать на работу в Черкесск и в маршрутку заходила Софья Магометовна, меня брала такая досада, что не передать словами. Дело в том, что мне ни разу – а встречались в общественном транспорте мы довольно часто – не удалось не только оплатить проезд за нее, но и за себя. Каждый раз она довольно жестко и вместе с тем деликатно отводила мою руку с деньгами и говорила: «Если двое едут вместе в одну сторону, дорогу всегда должен оплачивать старший…».

Не знаю, почему, но каждый раз, встретив в г. Карачаевске Софью Магометовну Акачиеву, я была ей всегда безмерно рада. Я очень любила эту обаятельную и элегантную женщину, но если мне надо было ехать на работу в Черкесск и в маршрутку заходила Софья Магометовна, меня брала такая досада, что не передать словами. Дело в том, что мне ни разу – а встречались в общественном транспорте мы довольно часто – не удалось не только оплатить проезд за нее, но и за себя. Каждый раз она довольно жестко и вместе с тем деликатно отводила мою руку с деньгами и говорила: «Если двое едут вместе в одну сторону, дорогу всегда должен оплачивать старший…».
Цельная, искренняя, всегда поступающая по совести, так, как подсказывало сердце, такой она останется не только в памяти всех жителей Карачаевска, но и в памяти коллег, студентов КЧГУ, всего филологического сообщества СКФО.
Софья Акачиева родилась в мае 1938 года в Микоян-Шахаре, так тогда назывался нынешний Карачаевск. Ее отец Магомет Караев до войны работал начальником областного земельного отдела Карачаевской автономной области. Это был не только широко образованный человек, но и прирожденный боец, из тех, кого рождали беспокойные революционные эпохи… Во время Великой Отечественной войны Магомет воевал в партизанском отряде, но в 1942 году был схвачен фашистами и расстрелян в г. Кисловодске. Ровно через год семья Магомета была депортирована в Среднюю Азию и попала в село Баяут в Узбекистане. Казалось бы, что может помнить пятилетняя девочка, но ведь помнила и усталое лицо матери, возвращающейся затемно с хлопковых плантаций, просто волоча ноги… Помнила Софья и песни бабушки, тетушек, наполненные невыносимой тоской и печалью по родному Кавказу… Никогда не забывала и спустя много лет Софья своих подружек по несчастью – таких же сосланных в Азию вместе с родителями озорных ингушских и чеченских девчонок, рассудительных и послушных немецких девчат…
Окончив школу, Софья поступила на филфак Ташкентского госуниверситета, но проучилась всего один год. На дворе стоял благословенный 1957 год, время долгожданного возвращения на историческую родину. Вернувшись в Карачай, Софья продолжила учебу в Кабардино-Балкарском госуниверситете. Высокая девушка с большими черными глазами, длинными ресницами, открытым взглядом и нравственной чистотой настолько пришлась по душе всем своим сокурсницам, что, говорят, не было такой, которая бы не мечтала ее познакомить со своим братом, близким родственником, лишь бы заполучить ее в невестки. Но то ли уж больно разборчивой, то ли невероятно целеустремленной оказалась девушка, вот только семью она не создала ни в годы учебы, ни после…
Талантливая и успешная выпускница КБГУ Акачиева имела возможность выбрать для работы лучшее место, что в Кабардино-Балкарии, что в Карачаево-Черкесии, но она отправилась в сельскую глубинку, которая в ее представлении никогда не была педагогическим захолустьем. Да и как могла быть педагогическим захолустьем школа в Верхней Теберде, в которой жил и творил видный революционер Сеид Халилов, одним из первых добившийся открытия в древнем ауле женской школы? А революционный Каменномост, как его называли в старину, в школе которого она проработала завучем несколько лет?
– Я с радостью пользуюсь случаем, чтобы поделиться своими воспоминаниями о Софье Магометовне, – говорит ветеран педагогического труда, в недавнем прошлом директор той же Каменномостской школы Лариса Боташева, – она, как любимый учитель, осталась в памяти десятков учеников. Вот бывает такое, что учитель угадывает интересы ученика, как бы диагностирует его призвание, и тогда ученик начинает жить интересами учителя, находит, можно сказать, свое призвание через полюбившийся образ. Так было со мной и со многими другими, несмотря на то, что эта удивительная женщина и педагог принадлежала к числу людей, всегда сосредоточенных на чем-то своем, а именно на литературоведении.
И ничего удивительного не было в том, что Акачиева, поработав некоторое время в разных школах, поступила в 1971 году в целевую аспирантуру при МГУ по специальности «Литература народов СССР» и с головой погрузилась в работу над кандидатской диссертацией. Защита далась ей легко и непринужденно, потому что Софья Магометовна давно и скрупулезно собирала материал на тему: «Карачаевский роман. Становление и развитие».
В 1977 году кандидат филологических наук Акачиева приступает к работе в КЧГПИ в качестве доцента кафедры карачаевской и ногайской филологии, где и проработала до конца своих дней.
– Круг научных интересов Акачиевой был донельзя широк и многообразен, – рассказывает доктор филологических наук, заведующая кафедрой карачаевской и ногайской литературы, заведующая филиалом кафедры ЮНЕСКО при КЧГУ Тамара Алиева, – это карачаево-балкарский фольклор, история карачаевской литературы, литературное краеведение, литература родственных народов, в частности, кумыкская, причем любой материал она могла преподнести с подлинной глубиной, с настоящим проникновением в сущность темы. Настолько же весом и внушителен был и список научно-методических работ Софьи Магометовны. Ее трудами создана целая библиотека. Это учебник для второго класса карачаевской школы «Родная речь», «Фольклорная практика» (учебно-методическое пособие для студентов нашего вуза), «Литературное краеведение» (методические рекомендации) и многое другое. Она также являлась соавтором уникального, ставшего раритетным, «Русско-карачаево-балкарского словаря-разговорника», одним из составителей и членом редколлегии «Антологии литературы народов Северного Кавказа», рецензентом кандидатских диссертаций, официальным оппонентом при защите докторских диссертаций в диссертационных советах Северного Кавказа. Под ее руководством защищались диссертации. За учебно-методической помощью к ней обращались сотрудники многих филологических факультетов разных вузов, частенько приезжали на консультации, приглашали к себе… И она щедро делилась своими знаниями со всеми, кто в этом нуждался.
– Тамара Казиевна, а вы знаете, что она была частым и, безо всякого преувеличения, желанным гостем в нашей редакции?
– Как же мне этого не знать, как и другого? Софья Магометовна проводила не только всестороннее исследование творчества основоположников и современных авторов карачаевской литературы, профессиональных критиков и просветителей Карачая и Балкарии, но и публиковала в газетах, в частности в газете «День республики», статьи и очерки о них. Так, в разные времена вышли в печати очерки о К. Кулиеве, Х. Байрамуковой, К. Лайпанове, Ш. Акбаеве, А. Караевой, М. Хубиеве, М. Хабичеве, О. Загаштоковой, З. Байрамуковой, Р. Ортобаевой, С. Халиловой, Р. Клычеве и других. Отдельные публикации Софья посвятила своему деду по матери Дауту Акачиеву – отважному всаднику Баталпашинской сотни Черкесского конного полка Кавказской туземной конной дивизии, его сыновьям – офицерам, а также своему отцу… Жадная до знаний, порой она делала невозможное, чтобы разузнать, найти какую-нибудь интересную, характерную деталь из жизни того или иного писателя, просветителя. Она была, кстати, членом Союза журналистов РФ, отличником народного просвещения, «Человеком года – 2010» (по версии читателей газеты «КБМ»).
Я не пытаюсь, да это и не в моих силах и возможностях, давать оценку Софье Магометовне как литературоведу, это прекрасно сделала в своих статьях Тамара Алиева, в которых труды Акачиевой, как и она сама, представлены как «занимающие особое место в науке и литературе Карачаево-Черкесии». Я знаю лишь одно: главным итогом своей научной деятельности она считала работу над докторской диссертацией по теме «Карачаевская проза 1930-2000 годов: основные тенденции развития». Все были уверены, защита не за горами и монография станет событием в литературоведении, но тяжелая болезнь разрушила все планы…
– Софья Магометовна болела, но продолжала работать, демонстрируя удивительную силу духа и мужество, – рассказывает заведующая читальным залом КЧГУ Лариса Айсандырова, – в последнее время она частенько переводила дух в нашем читальном зале, где была завсегдатаем. Кстати, она многим студентам привила привычку рыться в «хронологической пыли», вкус к библиотечной полке.
– Человек искрящегося таланта, чистой, почти детской души, расточительной творческой энергии, Софья Магометовна была очень щедра на комплименты и никогда не стеснялась похвалить то, что ей нравилось в человеке, – вспоминает кандидат философских наук Фатима Гогоберидзе, – но более всего меня поражал ее неиссякаемый интерес к большому и малому вокруг. Пригласят в детскую библиотеку выступить перед детьми – с удовольствием! Позовут в школу на то или иное мероприятие – приду обязательно! В ней совершенно не было эгоизма, заставляющего отодвигать чужие дела…
«Ты поднялась в мире знаний на свой Эльбрус!» – такова первая строчка стихотворения, которое посвятил Акачиевой член Союза писателей России Бурхан Берберов. Ее имя дорого для многих поэтов КЧР и КБР, но ни один из них еще не смог передать ту непередаваемую горечь при мысли о том, что вот уже три года Софья Магометовна Акачиева не приходит на родную кафедру родного университета…

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях