«Школа – моя любовь на всю жизнь»

2 ноября в 08:53
10 просмотров

Для Фатимы Бытдаевой понятия «школа» и «учитель» не просто тождественны, но навсегда остаются высокозначимой категорией, гордостью и нескончаемой любовью.
Родилась Фатима Юсуповна в ауле Старая Джегута в 1938 году. Она была самой младшей из четырех дочерей в семье Аминат и Юсупа Байрамуковых, простых сельских труженников.
Фатиме было всего три года, когда началась война и отец, единственный мужчина в доме, ушел на фронт. И всего пять ей исполнилось, когда в промозглую осеннюю ночь их вывели из дома военные, чтобы отправить в полную горя и слез ссылку. Она хорошо помнит, как тщательно обыскивали карманы маленьких девочек, искали спрятанные драгоценности, как не разрешали брать с собой еду и одежду, как за бортом грузовика скрылся родной дом…

Для Фатимы Бытдаевой понятия «школа» и «учитель» не просто тождественны, но навсегда остаются высокозначимой категорией, гордостью и нескончаемой любовью.
Родилась Фатима Юсуповна в ауле Старая Джегута в 1938 году. Она была самой младшей из четырех дочерей в семье Аминат и Юсупа Байрамуковых, простых сельских тружеников.
Фатиме было всего три года, когда началась война и отец, единственный мужчина в доме, ушел на фронт. И всего пять ей исполнилось, когда в промозглую осеннюю ночь их вывели из дома военные, чтобы отправить в полную горя и слез ссылку. Она хорошо помнит, как тщательно обыскивали карманы маленьких девочек, искали спрятанные драгоценности, как не разрешали брать с собой еду и одежду, как за бортом грузовика скрылся родной дом…
Дорогой слез, холода, голода, непроглядной темноты в воняющем навозом скотном вагоне, каждодневных смертей, непонимания и отчаяния запомнилось пятилетней Фатиме выселение народа.
Через много дней их семья очутилась в колхозе имени Ильича Сары-Агачской области Южного Казахстана. В том колхозе в основном жили русские, большей частью политические ссыльные и раскулаченные.
– Это были очень сердобольные люди, – вспоминает Фатима Юсуповна. – Они с первых дней помогали нам едой, одеждой, утварью, скарбом. Мы ведь голы-босы приехали, хотя у всех дома были полная чаша, со скотом, припасами… Поселились мы, четыре семьи, в какой-то заброшенной хижине, спали на земляном полу… Нас надоумили собирать оставшиеся в поле колоски. Зерна обжаривали, промалывали через ручную мельницу, которую нам, переселенцам, дал один старик по имени Иван Федорович Лютиков, царство ему небесное… Из этой муки варили жидкую похлебку. Свеклу мерзлую, полусгнившую на полях искали…
Но были и неожиданные радости в их тяжелой жизни. Русские соседи не просто подкармливали умирающих с голоду людей – на все праздники они пекли пирожки, пряники для детей, приносили вареные яблоки из компота. Потом только Фатима узнала, что сам компот соседи носили в солдатские госпитали – ведь раненые постоянно хотят пить.
Потом закончилась война, и отец вернулся с фронта покалеченный, но живой. Его назначили объездчиком и тут же отправили на другой фронт – на борьбу с саранчой в бассейн реки Сырдарья.
В том же колхозе Фатима пошла в школу. Парт в ней не было, дети сидели на полу и, положив на колени газеты, на их полях выводили палочки, кружочки… Школу Фатима любила, училась хорошо, отличалась внимательностью и большой ответственностью. Потом и голод отступил – государство выделяло желающим семьям по пять дойных коз.
Через три года после окончания войны их семья переехала в другое место – объединение «Санвинтрест», один из девяти трестов Казахстана, который объединял плодово-ягодные совхозы Южного Казахстана. С 4 по 7 класс проучилась Фатима в местной школе. Особенно отличалась в математике, постоянно побеждала в районных и областных математических конкурсах и олимпиадах.
В этом селе тоже жили в основном русские – «прекрасные трудолюбивые и отзывчивые люди», которые всегда и во всем помогали друг другу. Лодырничать не приходилось и на новом месте – после уроков собирали виноград, собирали и сдавали падалицу – яблоки, груши.
После семилетки Фатима и ее подружка решились на самостоятельный шаг – они сами поехали в город Сары-Агач и отдали документы в школу, чтобы продолжить образование. Тут и пригодились деньги, полученные за сдачу яблок.
После окончания десятилетки в районо Фатиму хотели отправить в Москву в технологический институт на факультет виноделия. Но мама воспротивилась, и тогда Фатима стала работать пионервожатой в школе Садвинтреста по приглашению директора школы, которого звали… Илья Муромец!
– Что, так и звали? Это его настоящее имя было или прозвище? – не удерживаюсь я от восклицания, но Фатима Юсуповна уверенно заявляет:
– Имя, самое настоящее имя! Я, к сожалению, многие имена позабыла, но вот это помню очень отчетливо.
Пионервожатой Фатима Юсуповна проработала недолго. Их семья с 10 другими семьями в числе первых вернулась на родину. Только выгрузились из поезда на станции Усть-Джегута, как к ним вдруг подошел рослый казак и спросил, есть ли тут кто из семьи Хаджая Каракетова.
– Я его дочь, – ответила мама Фатимы.
Казак прослезился. Оказывается, он тесно дружил с Хаджаем, дедушкой Фатимы, именем которого – Хаджай-Кабак – еще до революции был назван аул в Усть-Джегутинском районе, и пронес эту дружбу через всю жизнь. Он пригласил фатимину семью к себе, выделил им времянку.
– Имя его забыла, самой стыдно, – с огромным смущением говорит Фатима Юсуповна. – Царство ему небесное, огромной души был человек…
Потом, когда вернулся весь народ, Байрамуковы перебрались в родной аул, поселились в своем доме, откуда съехала занявшая его во время депортации чужая семья.
Жизнь на родине налаживалась. С 1957 года Фатима Юсуповна начала работать в Ново-Джегутинской школе учителем начальных классов. Первыми учителями этой школы были фронтовики – Магомед и Зулкарнай Токовы, Шогаиб Боташев, Сосран Таушунаев… Детей искали по фермам, по старым домам, по заброшенным плетеным лачугам – многим карачаевцам негде было жить, поскольку их дома все еще были заняты и новые хозяева и думать не хотели освобождать чужие дома.
– Потом приехали к нам русские учителя, и тоже жили, как и мы, без света, без воды, без магазинов. Многие учителя работали на птицеферме. Но народ выдержал, как всегда, работая днем и ночью, – продолжает Фатима Юсуповна.
В том же 1957 году Карачаево-Черкесский пединститут возобновил свою работу, и Фатима Юсуповна поступила… нет, не на физмат, как я ожидала услышать, – на филфак!
– Мне сказали, что филфак – это ключ к мировой культуре и литературе. Я послушалась и с тех пор ни разу не пожалела о своем выборе, – признается Фатима Юсуповна. Она оказалась в числе первых выпускников филфака. Своих преподавателей и однокурсников по сей день вспоминает с огромной благодарностью и теплотой.
К слову, в 1964 году школа из начальной была преобразована в среднюю, в ней работали 80 учителей и учились более 1000 учеников.
В своем селе Фатима Юсуповна вышла замуж за красивого, умного, трудолюбивого парня – Хызыра Бытдаева, который всю жизнь проработал прорабом в ауле Новая Джегута. Они прожили вместе 53 года и вырастили пятерых прекрасных детей – двух парней и трех девочек. Хызыр Хаджи-Муратович умер в 2015 году. У них 11 внуков и трое правнуков. Все дети выучились, стали уважаемыми, заслуженными, достойными людьми. Настолько достойными, что не назвать их не могу.
Старшая дочь, Мекка, – медик. Другая дочь, Апалистан, – юрист. Сын Халит – строитель метрополитена в Москве. Другой сын, Артур, 20 лет проработал в МЧС. Самая младшая, Зульфия, – экономист, хотя это не единственное ее образование.
Внуки – кто в школе учится, кто в институте, а кто уже и работает. Например, старший внук Алимурат Айбазов – инженер-строитель, а его брат Альберт стал начальником отдела контроля и надзора за использованием водных объектов Управления охраны окружающей среды и водных ресурсов Карачаево-Черкесии.
Но вернемся к нашей героине. Работа в школе не мешала, а, наоборот, помогала Фатиме Юсуповне справляться с такой большой семьей – и с детьми, и с внуками. Работу свою она любила безмерно, в школу ходила, как на праздник, отличалась требовательностью как к ученикам, так и к своим детям.
– С нами она была по-строже, чем со школьниками, – смеется Мекка.
Работа в школе, ни для кого не секрет, трудна, ответственна и отнимает много времени: планы, проверка, внеклассная работа, художественная самодеятельность.
– Но я безмерно любила и люблю школу, отдавала всю себя работе, ученикам. Я счастлива, что учила детей русскому языку – языку своего детства, приобщала к великой русской литературе. Была классным руководителем многих поколений школьников. Многие из них разъехались по всему Советскому Союзу, стали большими людьми. Среди моих выпускников – заслуженный архитектор России Солтан Айбазов, врач-нейрохирург Казим Узденов, директор ООО «Селена» Анзор Лайпанов, военврач Солтан Узденов, доктор наук Фатима Семенова, ныне работающий в монетном дворе Мекер Гербеков и многие другие… Меня мои ученики тоже не забывают – постоянно звонят, пишут, навещают.
За ударную работу Фатима Юсуповна не раз была отмечена почетными грамотами, благодарностями. А в 1990 году была удостоена звания «Ветеран труда» за многолетний добросовестный труд.
Выйдя на пенсию в 1998 году, Фатима Юсуповна ни на день не забывала школу, которой отдала 31 год своей жизни. Она и сейчас готова часами рассказывать о первых учителях – основателях школы, о коллегах и учениках, которые навсегда остались для нее родными. Она любовно перебирает фотографии, и я отмечаю, что все они как новенькие – видно, хранились бережно.
– Если бы я прожила свою жизнь сначала и у меня была бы возможность выбора профессии, я бы сказала – хочу быть только учителем, только русского языка и литературы и только в Ново-Джегутинской школе! Эта профессия мне открыла мир – я зачитывалась русской литературой, по сей день перечитываю классиков.
     Синие горы Кавказа, приветствую вас!
     вы взлелеяли детство мое;
     вы носили меня на своих одичалых хребтах,
     облаками меня одевали,
     вы к небу меня приучили,
     и я с той поры все мечтаю об вас да о небе…

– Ах, какая душа, какая великая внутренняя сила у этого мальчика-поэта! – говорит Фатима Юсуповна. – Я специально ездила в Пятигорск в дом-музей Лермонтова, трогала вещи, которые он трогал…
Несмотря на работу и заботы, музеи и театры Фатима Юсуповна посещала при самом удобном случае – и когда со своим классом ездила в Волгоград на Мамаев курган, и когда ездила навещать дочь Апалистан, которая училась в Москве.
– И в Вахтанговский театр ходила, и в Третьяковку, и к могиле Высоцкого… А читаю русскую классику я по сей день, каждый раз открывая много глубинного, заповедного.
– Бабушка не только прививала всем нам правила приличия, но и приучила нас читать, – рассказал мне ее внук Альберт. – Благодаря ей я не только прочитал все крупные произведения русских писателей, но и чувствую постоянную потребность читать. Причем признаю только книги, а не электронные варианты.
Фатиме Юсуповне недавно исполнилось 80 лет, и встретила она свой юбилей хоть и без супруга, который скончался тремя годами раньше, но в окружении любящих детей и внуков.
Вечерами она встречается с соседками Галиной и Лидой, и они частенько поют песни военных лет или русские народные – ведь детство и юность Фатимы Юсуповны прошли в русских селах.
– Как мы хорошо, ладно, дружно жили! Много в моей жизни было хорошего, слава Богу!
– Ну, а что же самое лучшее? – спрашиваю я, и Фатима Юсуповна, ни минуты не колеблясь, отвечает:
– Школа! Школа – моя любовь на всю жизнь.

НА СНИМКАХ: Фатима Юсуповна БЫТДАЕВА; Первый

состав учителей Ново-Джегутинской школы.
Фото автора и из семейного архива Ф. Бытдаевой.

Шахриза БОГАТЫРЕВА
Поделиться
в соцсетях