История, сотканная из любви и боли

27 марта в 12:11
2 просмотра

Супруги Балтаян заботились друг о друге так трогательно, что им завидовали знакомые семейные пары.
Обделенные здоровьем инвалиды были безмерно счастливы…
Ляну я знала с рождения. Ее мама, Раиса Васильевна, и отец, Георгий Самсонович, мечтали после первой дочери Аллочки родить еще много-много детей. Оба были из больших семей и потому не представляли себе жизнь без детского шума. Беда пришла негаданно-нежданно – новорожденного ребенка уронили в роддоме, в результате – ДЦП (детский церебральный паралич) и конец мечте о домашнем «садике»: дочке нужно было отдавать себя без остатка, иначе жизнь оставила бы ее в любую минуту.

Супруги Балтаян заботились друг о друге так трогательно, что им завидовали знакомые семейные пары.
Обделенные здоровьем инвалиды были безмерно счастливы…
Ляну я знала с рождения. Ее мама, Раиса Васильевна, и отец, Георгий Самсонович, мечтали после первой дочери Аллочки родить еще много-много детей. Оба были из больших семей и потому не представляли себе жизнь без детского шума. Беда пришла негаданно-нежданно – новорожденного ребенка уронили в роддоме, в результате – ДЦП (детский церебральный паралич) и конец мечте о домашнем «садике»: дочке нужно было отдавать себя без остатка, иначе жизнь оставила бы ее в любую минуту.
Девочка почти беспрерывно плакала, ее мучили судороги. На родителей не реагировала – существовала в своих муках, которым, казалось, не будет конца и края. Участковый педиатр, констатируя тотальную слепоту, глухоту и абазию (неспособность к ходьбе из-за нарушений нервной системы), даже посоветовала из сочувствия к родителям отдать кроху в специнтернат. Слушать такое было невыносимо. «Котят, и тех хороший хозяин не выбрасывает», – возразила мать возмущенно.
Семья, по меркам советского времени, не бедствовала. Муж был непьющим трудоголиком, на сберкнижке «росли» проценты. Однако болезнь дочки «съела» все деньги. Сначала ее лечили в лучших клиниках страны, потом «переключились» на знахарей. Земля слухом полнится, до Черкесска дошла молва о Джуне Давиташвили. Говорили, живет она в Тбилиси, работает в каком-то баре и параллельно демонстрирует чудеса. Наскребли, что осталось, по сусекам, и Рая с дочерью отправилась в Грузию. Увы, поздно… Добрые люди подсказали, что целительница переехала в Москву, вроде бы лечить генсека страны Леонида Ильича Брежнева. Раиса Васильевна, восприняв случившееся как знак Судьбы, отказалась от дальнейшего поиска.
Позже, поделившись со мной этим, она неожиданно удивилась, не в силах понять, что заставило ее тогда в жаркий день, с больным ребенком на руках, совершить пешую прогулку по незнакомому городу. Увидев на улице Худадова детскую поликлинику, вошла в холл передохнуть. Но не получилось. Подошел какой-то врач и без долгих разговоров пригласил к себе в кабинет. Представился – ортопед. Дальнейшее Раиса восприняла как галлюцинацию. Доктор долго крутил-вертел Лянины ручки-ножки, ощупывал позвоночник, уши, заглядывал в ее глазки. Что интересно, девочка, прильнув к его ладоням, притихла. Доктор, улыбнувшись, произнес: «Ну, что ж, голубушка, давайте попробуем. Девочка видит и слышит, скоро начнет ходить и вырастет очень умной». «Дай Бог», – подумала тогда Раиса Васильевна, и именно эти слова она повторяла до конца жизни как мантру.
Лечение началось с иглотерапии. Рая отворачивалась, чувствуя, как разрывалась собственная кожа, когда иглы впивались в тельце девочки, терпеливо подчинявшейся врачу. «Понимает, значит, что только я ее спасение», – объяснял он. Новое рождение дочки отпраздновали, когда доктор подарил ей детский велосипед – карнавально раскрашенную сказку советского дефицита. Посадив Ляну на него и откорректировав правильную позу, направил ее ножки на педали. И вдруг велосипед тронулся с места! Первые сантиметры пути подарили надежду.
К тбилисскому доктору они приезжали несколько раз. Категорически отказавшись от платы за лечение и материальной благодарности, он требовал лишь неукоснительного выполнения его рекомендаций.
Ляна выросла очень красивой и действительно умной девушкой. Прошла домашнее обучение, спасибо учителям школы № 13 г. Черкесска. Разбиралась прекрасно в компьютерах, составляла программы, много читала. Прекрасно готовила. Была гостеприимной. Коронным блюдом стал фаршированный перец, который она неизменно подавала «на бис». Пришло время, она влюбилась в Юрия – кудрявого красавца. В отличие от Ляны с родителями ему, инвалиду детства, не повезло, дома он был лишним, ненужным человеком. Воспитывался у бабушки, от которой перенял чуткость и доброту. С Ляной познакомился через службу знакомств «Ханума» – понравилась с первого взгляда, а отведав ее кулинарные деликатесы, решил окончательно и бесповоротно – все, женюсь! Свадьбу сыграли скромно, но весело. Гости искренне радовались за молодых.
Для Юры это был поворотный этап судьбы. В лице тещи он наконец приобрел маму. Ей он поверял все свои тайны, с ней обсуждал текущие дела. К жене относился с трепетной нежностью – со стороны это выглядело очень красиво. Выписывали книги в Интернете, вместе читали. Юра с упоением создавал уют. Рачительный хозяин, он так искусно распределял пенсию по всем правилам домашней экономики, что создавалось впечатление полного семейного достатка. Идеальная чистота (проведи белым платочком по мебели, пылинки не заметишь) была преимущественным правом Ляны, а ее увлечением оказалось создание сайтов для подруг и ремонт компьютеров. По собственному выражению, она была воображулькой, модно одевалась, стильно стриглась. Интеллигентный Юра всегда носил вещи сдержанных тонов.
У них было много друзей – здоровых и разного возраста. Мудрости и смекалки хватало на всех: поддерживали советом, подбадривали упавших духом… На вопрос, откуда берутся силы, неизменно отвечали – от Бога. Многие горожане, жившие в центре Черкесска, знали их в лицо, при встрече с удовольствием общались. Муж всегда церемонно держал Ляну под руку. С одной стороны, из любви, чтобы постоянно чувствовать ее ладонь, с другой – ради безопасности: супруге не хватало устойчивости. Рыночные торговцы тоже приметили их, без просьб уступали в ценах – не из жалости, ребята умиляли их своим благодушием.
Они никогда не расставались, им было интересно вместе. Жаль, жизнь распорядилась жестоко, отмерив Ляне всего сорок лет. С тяжелейшим испытанием – онкологией – они боролись мужественно. Он облегчал ее мучения как мог.
Пришедшие попрощаться с ней люди обратили внимание на ее умиротворенную улыбку. Подобно ангельской, она была необыкновенно светлой…
Юра и Раиса, к тому времени давно овдовевшая, на похоронах будто окаменели, не плакали, в слезах были их сердца. Эмоции без выплеска спровоцировали у Раи раковую опухоль. Юра ухаживал за ней лучше самой хорошей сиделки, не чураясь черновых процедур. Раиной благодарности не было предела. Навещавших ее родственников и знакомых, в том числе самых близких друзей – мужа и жену Неприных, просила не забывать родного сыночка.
Но история, сотканная из любви и боли, не закончилась. Могила Ляны аккуратная и ухоженная. За пять лет Юрий привык к мысли о встрече с ней ТАМ, на небесах. «Когда я проводил к ней маму, – поделился он со мной, – немного успокоился, думаю, она передала Ляне, как я страдаю по ней и люблю. Сейчас я с ней только в снах, где мы по-прежнему шутим, возимся на кухне, гуляем по Зеленому острову».
Сама Раиса Васильевна, к сожалению, ушла из жизни неспокойной, не успев оформить на Юрия квартиру. Ее мечту исполнила ее дочь Алла…

Бэлла БАГДАСАРОВА
Поделиться
в соцсетях